WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

г. Чаще всего софизм двусмысленности в словах является завуа лированной ошибкой учетверения терминов в умозаключении. На пример, в умозаключении:

Законы – это вечные принципы природы.

Всеобщая воинская обязанность – закон.

Всеобщая воинская обязанность – это вечный принцип природы.

Термин «закон» имеет различный смысл, а потому вывод ошибочен.

Ошибку в приведенном примере несложно заметить, но бывает, что такая уловка проходит.

д. При формулировании тезиса часто используется замена слов с отрицательным эмоциональным смыслом на технические, нейтраль ные термины, а также идут в ход эвфемизмы. Например, вместо сло ва «нищета» можно использовать словосочетание «низкий уровень дохода», вместо слова «ложь» – «сообщение, не вполне соответству ющее действительности».

е. В тезисе может использоваться специальная научная термино логия, которая непонятна неспециалисту. Это обычно делается, для того чтобы скрыть определенный факт или для того чтобы предста вить оппонента как невежду. Похожий прием, и в использовании в тезисе родовых понятий вместо видовых. Например, вместо слова «воровство» используется слово «правонарушение», вместо слова «избиение» – «конфликт». С помощью таких подмен снимается эмо ционально оценочная составляющая тезиса и вопрос переводится в техническую плоскость. Бывает и обратное, когда важное событие при его характеристике с помощью бытовой лексики переводится в разряд будничных, привычных явлений.

Что касается двусмысленности во фразах, то она заключается в следующем:

а. Неправильно построенная фраза дает повод к ее перетолкованию.

Существует хрестоматийный пример такой фразы: «Казнить нельзя помиловать» или ранее приведенная фраза: «Они кормили его мясом своих собак». Понятно, что если подобные фразы будут использоваться в качестве тезисов, то логически корректного доказательства быть не может, зато софист здесь чувствует себя «как рыба в воде».

б. Тезисы, в которых высказываются какие либо мысли относи тельно более или менее отдаленного будущего, вряд ли можно счи тать с логической точки зрения вполне ясными, поскольку, как по казал еще Аристотель, к суждениям о будущем нельзя применить закон исключенного третьего и, следовательно, о будущем нельзя рассуждать с необходимостью. Поэтому, когда говорят, что в буду щем будет очень хорошо, если сделать что то, и будет очень плохо, если этого не делать, то это лишь некоторые личные мнения и увере ния, рассчитанные на положительную или отрицательную эмоцио нальную реакцию. Если в тезисе используются слова, указывающие на некоторое не вполне определенное время: «сегодня», «сейчас», «вчера», «завтра», то в этом случае также возможны манипуляции.

Например, если на дверях магазина висит объявление «Сегодня – за наличные, завтра – в кредит», то этого завтра никогда не дождаться.

2. Софизмов, состоящих в нарушении тождественности тезиса, тоже довольно много.

Подмена может происходить или сразу, т. е. начинают доказы вать, по сути, другой тезис, или подменяют его в ходе дискуссии.

Перечислим наиболее распространенные способы подмены тезиса.

а. Часто используется – сознательное сужение или расширение тезиса. Причем, если дело идет к проигрышу в споре, то тезис лучше сузить, так его легче защищать, а тезис оппонента расширить, так на него проще нападать. Например, сложно доказать, что все члены руководства противоположной партии воры и мошенники, но если выдвинуть тезис, что некоторые из них, возможно, «не чисты на руку», то доказательство пойдет заметно лучше. Часто тезис частич но подменяют, либо смягчая его, либо усиливая. Одно дело сказать, что эти деньги краденые, другое, что источник происхождения этих денег подозрителен.

б. В юридической практике важное значение имеет подмена спора из за тезиса спором из за доказательства. Из опровержения доказа тельства непосредственно не следует опровержение тезиса и, опро вергнув доводы обвинения, обосновывается мысль, что виновность не доказана, а не то, что подсудимый вообще не виновен. Ведь в пер вом случае дело отправляется на доследование, а во втором – оно прекращается за отсутствием состава преступления.

в. В софистических целях используется и сознательная подмена пункта разногласия в сложной спорной мысли, так называемое «оп ровержение не по существу». С. И. Поварнин (русский логик конца XIX – начала XX веков) приводит такой пример. Опровергается те зис: «Сосна, посаженная в Лахте Петром I в 1709 г., растет до сих пор». Его опровергают тем, что Петр I не был в Лахте в 1709 г. Это верно, но он был в Лахте в 1710 г., посадил там сосну, и она растет до сих пор (имеется в виду начало XX века). Из данного примера можно сделать вывод, что чем сложнее сформулирован тезис, тем проще его опровергать, используя софистические уловки. Тезис должен быть по возможности простым, лучше – чтобы он содержал только одну мысль. Во всяком случае, даже небольшие ошибки в подробностях подрывают полноту доверия к целому.

г. Существуют отступления от тезиса, связанные со снятием ого ворок противника. Допустим, некто отстаивает тезис, что смертная казнь возможна. При этом делается масса оговорок: речь о смертной казне может идти при особо опасных рецидивных преступлениях, связанных с преднамеренным убийством людей, и т. п. Тем самым тезис формулируется как можно уже. Его оппонент, как бы не заме чая существенных оговорок, разворачивает критику смертной казни вообще, представляя своего визави сторонником жестоких, массо вых карательных мер, мизантропом и т. д. Может быть и такой вари ант. Мы очень часто высказываем мысль с только подразумевающи мися оговорками. Оговорки эти «сами собою разумеются», потому что, если высказывать их, речь становится каким то нагромождени ем оговорок – необычайно тяжелой и плохо воспринимаемой. Ого ворки подразумеваются на каждом шагу, и это ведет к возможности бесчисленных ошибок и софизмов. А. говорит: «Мышьяк – яд». При этом подразумевается оговорка: «если принять его больше опреде ленного количества». Б. опускает эту оговорку и говорит: «Стома толог положил мне мышьяк в зубной канал, значит, он меня отрав ляет». Такое суждение в быту выглядит нелепым, но в серьезных обстоятельствах лучше сделать оговорку, чем ее не сделать.

д. Кроме частичной подмены тезиса в софистических спорах не редко встречается и полная его подмена. Широко распространен так называемый «переход на личности», когда вместо критики доводов противника начинают обсуждать его самого. Например, если оппо нент молод, то говорят: «Очень вы еще молоды и неопытны. Поживе те, узнаете жизнь и сами со мною согласитесь». Если, наоборот, оп понент в возрасте, то указывают на то, что пожилые люди отстают от современной жизни. Очень часто встречается негативная оценка ум ственных способностей оппонента и т. п.

е. Распространенным способом подмены тезиса является перевод спора из плоскости обсуждения истинности или ложности тезиса в плоскость выгоды. Мысль о полезности – это психологически очень сильная мысль, она может действовать буквально гипнотически.

Когда обещают «золотые горы» немедленно, трудно думать, напри мер, о том, что более отдаленные последствия могут быть весьма пла чевными. А. Шопенгауэр писал об этой оговорке так: «Там, где при менима эта уловка, остальных можно и не применять. Действуйте не на разум, с помощью доводов, а на волю, с помощью мотивов; тогда и противник и слушатели, если у них такие же интересы, как у него, сейчас же согласятся с вашим мнением, хотя бы оно было заимство вано из дома сумасшедших. Ведь лот воли весит по большей части тяжелее, чем центнер рассуждения и убеждения»... «Когда мы суме ем осязательно доказать противнику, что мнение его, если бы оно приобрело значение, нанесет существенный вред его интересам, он так же поспешно отшвырнет это мнение, как раскаленное железо, которое нечаянно схватил в руку». (А. Шопенгауэр. Эристика или искусство побеждать в спорах. Спб., 1900. С. 53.) Софизмы доводов. Существуют многочисленные софизмы доводов.

О подмене доводов следует сказать то же, что и о подмене тезиса. К ней нередко прибегают, когда видят, что довод слаб или неудобен.

1. Подмена доводов – это может быть его частичное сужение или расширение, его смягчение или ужесточение. Особенно часто встре чается попытка с помощью отдельных примеров доказать общее по ложение. Каждый знает такие «доказательства», когда, например, отрицательные признаки отдельных молодых людей переносятся на всю молодежь. Наоборот, из общего положения «Все вороны серые, не обязательно следует, что каждая ворона серая, ведь речь идет не о существенном признаке. Такого рода выводы могут де латься как по причине логической неграмотности, так и в демаго гических целях.

2. Сравнительно редко встречается софизм «умножение довода», когда один и тот же довод повторяется в разных формах и словах и сходит за два или несколько различных доводов. Эта уловка особенно часто применяется в спорах при слушателях, в длинных речах и т. д.

Иногда очень трудно разобраться, одна ли мысль перед нами, выска занная в разных формах, или несколько разных мыслей. Чтобы это понять, надо напрягать внимание, а нередко требуется и хорошее знание вопроса, о котором идет речь. Все это качества, редко прису щие обычному слушателю, поэтому один довод может сойти за не сколько. Вот простейший пример умножения довода. Тезис: «Бог существует». Доказательство: В нашем духе существует непосред ственная уверенность в Боге. Мы совершенно не можем избавиться от мысли о Боге. Мы не можем думать о мире и не можем мыслить самих себя без того, чтобы невольно с этим не соединилась и мысль о Боге. Мы по необходимости должны думать о Боге. Сознание Бога есть столь же существенный элемент нашего духа, как миросознание и самосознание и т. д. По сути здесь один довод, представленный по разному, но на неискушенного слушателя он действует как несколь ко различных доводов.

3. Самые обычные ошибки доводов – это ложный довод и произ вольный довод. Когда дело идет о намеренной ошибке, о софизме, – ложный довод принимает характер лживого довода. Если у со фиста нет истинных доводов, на которые можно было бы опереть ся, то он берет какую нибудь заведомо для него ложную мысль, однако новую для оппонента или для аудитории, например: лож ный факт, ложное обобщение, ложную цитату и т. п., и выдает их за истинную. При этом он часто пользуется доверчивостью про тивника или слушателей, или всеми возможными другими улов ками, чтобы заставить принять такой довод. Успеху такого со физма чрезвычайно способствует частичная ложь. Такая ложь может незаметно восприниматься слушателями, поскольку она «смешана» с истиной. Подобные случаи в обычной жизни встреча ются очень часто. Например, молодой человек говорит девушке, что он не мог ей вчера позвонить, так как был крайне занят. То, что он был на работе – это правда, а то, что он не мог найти не сколько минут для разговора – это, скорее всего, ложь.

4. Наряду с такими частично истинными доводами в устных спо рах из за победы нередко пускаются в ход с успехом нелепые доводы.

Во первых, некоторые нелепости очень трудно опровергнуть в уст ном споре, да еще при не очень осведомленных слушателях. Во вто рых – нелепый довод часто прямо озадачивает оппонента своей нео жиданностью; сразу бывает трудно найти, что на него ответить. На пример, «Ромео и Джульетта» – самая вредная пьеса, так как пропа гандирует любовь у несовершеннолетних. Произведения В. Шекспи ра надо снять с книжных полок». С точки зрения здравого смысла в этом случае возражать сложно, здесь может помочь, скорее всего, остроумие.

5. Лживый довод надо отличать от субъективного довода. Он вы текает из ошибки в доказательстве, называемой «предвосхищение основания». Ее сущность состоит в следующем: в качестве довода, подтверждающего тезис, приводится такое положение, которое хотя и не является заведомо ложным, но само нуждается в доказатель стве. Сюда можно отнести рассуждение: «Этого не может быть, пото му что этого не может быть никогда». В. Ф. Асмус приводит такой пример: исходя из того, что в ХIХ веке на основе идей витализма считали, что в лабораторных условиях невозможно получить моче вину (широко используемое в наше время удобрение), так как органи ческие вещества вообще нельзя получать в лабораторных условиях.

Лживый довод, как сказано, стремится ввести заведомо ложную для софиста мысль в мышление оппонента или слушателей, заста вить принять ее. Субъективный довод тоже может быть заведомо для вас ложным или, во всяком случае, недоказательным. Но мы знаем, что оппонент считает его истинным. Это различие признается на практике настолько существенным, что лживый довод считается непозволительной, нечестной уловкой, а субъективный довод при меняется постоянно как позволительная уловка. Без них были бы невозможны многие споры, например споры перед слушателями для их убеждения. Но надо помнить, что субъективный довод неприме ним в споре ради истины.

6. Имеются и скрыто субъективные доводы. Часто аргументиру ют, выдвигая довод, рассчитанный на стереотипы мышления и пред рассудки. Демагог может выдвинуть мысль, заявляя, что сам счита ет этот довод действительным, например сопровождает его вводны ми словами: «несомненно, что...», «известно, что...» и т. п. Скрыто субъективные доводы в опытных руках могут стать грозным оружи ем. Это происходит потому, что стереотипное поведение у людей пре валирует. Оно позволяет значительно экономить силы и время. Ис следования показывают, что люди склонны осмысленно реагировать на ситуацию тогда, когда у них есть желание и возможность тща тельно ее проанализировать. Желание же вникать и анализировать возникает тогда, когда оно имеет личное значение. Если присутству ет личное значение, то человек оценивает силу и истинность доводов, если нет – реагирует в соответствии со стереотипами.

7. Разновидностью субъективного довода является так называе мый «адвокатский довод». Сущность этой уловки состоит В том, что софист пользуется к своей выгоде какой либо неосторожностью про тивника, ошибкой его или даже опиской, оговоркой и т. д. Наиболее одиозную форму этот довод принимает в том случае, когда пользуют ся ошибкой оппонента, несмотря на прямое заявление противника, что это ошибка. Здесь эта уловка принимает характер лживого дово да для аудитории.

8. Самая распространенная ошибка и самый распространенный софизм – это произвольный довод. Если внимательно просмотреть статьи в газетах, проанализировать выступления во время дискус сий, прослушать споры политиков по телевидению, то почти неиз менно мы натолкнемся в них на произвольные, вовсе не очевидные и не доказанные утверждения и отрицания, на которые люди опирают ся для поддержки своих мнений. Софист очень часто пользуется этой лазейкой, для того чтобы ускользнуть от поражения в споре.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.