WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Следовательно, можно говорить об актуальности суицидальных намерений в группе нищих.

Таким образом, в психологическом статусе нищих обнаруживается обобщенный негативный эмоциональный фон, определяющий отношение человека к своему прошлому, настоящему и будущему. Подобная склонность к распространению негативного аффекта на все сферы жизни, характерна для людей, страдающих депрессией. Таким образом, можно сделать вывод о доминирующем депрессивном фоне в эмоциональном статусе нищих.

Нужно отметить, что обнаруженная тенденция к депрессии у нищих, соответствует эволюционной концепции о взаимосвязи самооценки и эмоционального статуса с успешностью родительского вклада. В свою очередь, только включенность в группу, общину гарантирует человеку определенный уровень поддержки, необходимый для осуществления родительского вклада.

Нищие в России, как мы показали, в полной мере не относятся ни к прежним социальным группам, ни к группе нищих, в то время как пожилые люди, включенные в социальные группы, могут рассчитывать на поддержку более молодых членов группы благодаря «отсроченному реципрокному альтруизму», пожилые нищие не могут получать такую помощь от близких людей, хотя они получают ее от незнакомых, подающих им милостыню.

В заключении главы, на основе выводов о психологическом статусе нищих, приведены рекомендации по построению реабилитационных программ по отношению к людям, просящим милостыню.

Глава третья «Мотивационные механизмы подаяния милостыни:

кросскультурное исследование. Россия и Чехия» посвящена результатам комплексного исследования, совмещающего этологическое наблюдение за нищим и интервьюирование подающих милостыню.

Процедура исследования предполагала использование небольшого опросника, заполнение которого не занимало бы больше трех минут. В общей сложности в опросник входило 12 вопросов, в том числе: какую сумму респондент только что подал нищему Что побудило его к благотворительности (религиозные соображения; чувство социальной справедливости; жалость;

суеверные соображения; как часто он подает нищим Каковы, по мнению респондента причины бедственного положения нищих Действительно ли большинство нищих нуждаются в милостыне и пр.

Процедура исследования заключалась в устном интервью с прохожими на улице. Исследователь находился на расстоянии нескольких метров от человека, просящего милостыню, и мог видеть людей, подающих ему деньги.

Анкетирование проводилось лишь с теми, кто только что подал нищему. В отдельном бланке фиксировались основные признаки поведения и внешности нищего, которому была подана милостыня данным респондентом. Эта процедура позволила, в дальнейшем, соотнести параметры отношения к нищему с характеристиками конкретного субъекта, просящего милостыню, и рассматривать данные характеристики как побудители того или иного типа отношения к человеку, просящему подаяние.

Опросы проводились в 2001 году в Москве и Праге. Было собрано интервью в российской и 603 интервью - в чешской выборке. Состав нищих, которым респонденты подавали милостыню, в целом, соответствовал общей структуре категорий людей, нищенствующих в Москве и Праге.

Российская и Чешская выборки были сравнены по параметру суммы подаяний. В России сумма подаяния в среднем составляет 4 рубля (0,13$), в Праге – 15 крон (0,40$). Для кросс-культурного сравнения был вычислен показатель «сумма подаяния/средняя зарплата по стране». В России данный показатель равен 0,0008 и в Чехии 0,0014. Статистическое сравнение показало, что в Чехии подают большие суммы денег, чем в России. В то же время, было обнаружено, что в России милостыню подают достоверно чаще, чем в Чехии.

Таким образом, в современной России очень распространена «копеечная милостыня», описанная еще в XIX веке Прыжовым. По характеристике Прыжова, люди в России предпочитают подать копейку десяти нищим, чем десять копеек одному, так как это, по их мнению, более соответствует христианской добродетели. Прыжов называет копеечную милостыню «вещью форменной», то есть ритуализованным, формальным актом, за которым редко лежит истинное сочувствие со стороны подающего.

Тем не менее, подавляющее большинство подающих декларировали, что подают милостыню из жалости. Регрессионный анализ, в котором выяснялось влияние поведения и внешности нищего на мотивацию жалости, показал, что данный мотив в России возникал в ответ на следующие релизеры: неславянский этнос, активную манеру, наличие животного и лежачее положение. В то же время, в Чехии жалость возникала в ответ на молчание, опущенный взгляд и пассивную манеру. Особенно важен тот факт, что в России при подаянии нищему другой этнической принадлежности люди чаще всего декларируют мотивацию жалостью. По-видимому, принадлежность к другому этносу снижает вероятность подаяния из соображений социальной стправедливости, либо религиозных соображений, так как нищий другого этноса исключен как из системы социального распределения, так и из системы христианской взаимопомощи. В этой ситуации только реакция на мощные релизеры альтруизма может стимулировать подаяние милостни. Таким релизером является детская схема, атрибутами которой становится лежачее (подчиненное) положение тела и домашнее животное (как суррогат детской схемы). При этом альтруистическая реакция на мощные релизеры переживается человеком как непосредственная жалость.

Мотивация социальной справедливости в России достоверно показывается следующими параметрами нищего: мужской пол, военная одежда нищего и протянутая рука. В Чехии оказались достоверными следующие предикторы: инвалидность, грязная и некачественная одежда, стоячее положение, активная манера, заглядывание в глаза и депрессивная мимика.

Таким образом, в России мотивация социальной справедливости реализуется как стремление помочь человеку, внесшему большой вклад в систему социальной взаимопомощи в виде службы в армии. В то же время, в Чехии мотивация социальной справедливости направлена на помощь самым деклассированным категориям нищих, которые имеют немного шансов вернуться к прежней жизни.

Релизерами религиозной мотивации в России являлся пожилой возраст, чистая одежда, женский пол и депрессивная мимика. В Чехии жалость вызывалась другими атрибутами: религиозные акты, инвалидность, активная манера, взгляд в глаза и депрессивная мимика. То есть, релизером жалости в России являлась отстраненная стратегия, характерная для пожилых женщин, а в Чехии –стратегия персонализации. На наш взгляд, данная тенденция объясняется тем, что в русской православной культуре проявление стыдливости/скромности традиционно имело позитивную коннотацию, а стратегия отстранения демонстрирует, прежде всего, стыд просящего милостыню. То есть именно стратегия отстранения в наибольшей степени соответствует культурным кодам юродства и «нищенства Христа ради».

Таблица 7.4. Регрессионный анализ подаяния милостыни Мотивация Россия Чехия Характеристика z p Характеристика z p Религиозные Пожилой возраст 2,11 <0,05 Религиозные акты 3,21 <0,соображения Чистая одежда 2,04 <0,05 Инвалидность 2,95 <0,Женский пол 2,25 <0,05 Активная манера 2,45 <0,Депрессивная 2,31 <0,05 Взгляд в глаза 2,67 <0,мимика Депрессивная 2,30 <0,мимика Социальная Военная одежда 2,32 <0,05 Грязная одежда 3,23 <0,справедливость Вытянутая рука 2,12 <0,05 Некачественная 2,98 <0,одежда Мужской пол 2,41 <0,05 Инвалидность 3,41 <0,Взгляд в глаза 3,32 <0,Активная манера 3,14 <0,Депрессивная 3,35 <0,мимика Вертикальное 2,96 <0,положение Жалость Неславянский 3,62 <0,01 Молчание 2,45 <0,этнос Активная манера 3,13 <0,01 Опущенный взгляд 2,64 <0,Животное с 3,04 <0,01 Пассивная манера 2,97 <0,человеком Лежачее 2,56 <0,положение В Заключении делаются основные выводы по результатам исследования и приводится теоретическая интерпретация результатов с позиций эволюционной антропологии. Теоретическое осмысление результатов исследования основывается на интеракционистском подходе, предложенном этологией и эволюционной психологией, который позволяет оценить поведение нищих и подающих в универсалистской перспективе и понять базовые факторы, делающие такую стратегию возможной и успешной. Учитывая то обстоятельство, что поведение человека формировалось под воздействием эволюционных факторов и является продуктом взаимодействия между эволюционировавшими психологическими механизмами и средой, мы уделили особое внимание анализу процессов взаимодействия нищий – подающий, а также оценили эти действия с учетом индивидуальных и групповых преимуществ, затрат со стороны подающих и выгод, полученных нищими.

Анализ современного нищенства в России показывает, что «новые нищие» в основных чертах, воспроизводят данную практику в том виде, в котором она существовала в дореволюционном российском обществе.

Подобный факт не вызывает удивления: наряду с универсальными сигналами (вербальными и невербальными) о помощи, в каждой культуре действует сложная система культурных кодов, с детства понятная ее членам.

Такие коды глубоко зафиксированы в сознании каждого человека и составляют часть его личности, они тесно переплетаются в сознании с жизненными устремлениями индивида и во многом определяют его взаимоотношения с окружающими. Выше уже неоднократно говорилось о том, что нищий и подающий действуют в тесной связи друг с другом, поэтому и стратегии, задействованные нищими выбираются с учетом настроений и особенностей восприятия потенциальных доноров. К примеру, нищие, просящие в вагонах метро, в обычные дни апеллируют к чувству собственного достоинства пассажиров (небольшая сумма, выданная нищему не разорит подающего, но может повысить его самооценку и дать ощущение собственного благополучия по контрасту с остро нуждающимся), в канун дня Защитника Отечества или Дня Победы - к патриотизму (появляется много нищих-калек, одетых в военную форму, выдающих себя за ветеранов разных военных кампаний).

Нищие у храмов и на кладбищах следуют также правилам специфического в этих обстоятельствах дресс-кода, их поведение и речь свидетельствуют о набожности и стремлении к святости.

При всем разнообразии поведенческих стратегий нищих в России, можно выделить три глобальные мотивации альтруизма, каждая из которых запускается определенным типом поведенческих релизеров. Кроме того, каждая из мотиваций имеет под собой разные эволюционные основания.

1. Модель помощи более слабому. Альтруизм возникает в ответ на детскую схему / ее заменители (присутствие животного) либо на демонстрацию физического увечья. Стратегия поведения нищего направлена на демонстрацию своей ущербности и недееспособности. Стратегия используется детьми, инвалидами, представителями неславянский этносов. В роли подающих милостыню чаще выступают женщины. Альтруизм субъективно переживается как чувство непосредственной жалости.

2. Модель помощи члену группы. Альтруизм возникает в ответ на признаки групповой принадлежности (к этнической группе, вооруженным силам). Стратегия поведения нищего направлена на демонстрацию сохранения принадлежности к прежней группе членства.Эту стратегию чаще используют мужчины, практически всегда – славянского этноса. В роли подающих милостыню чаще выступают мужчины. Альтруизм субъективно переживается как чувство социальной справедливости.

3. Модель помощи, как моральный (религиозный) долг. В России альтруизм возникает в ответ на пожилую внешность, чистую одежду и депрессивную мимику. Визуальный образ старушки вызывает в России устойчивую ассоциацию с религиозным поведением. Стратегия поведения нищего направлена на демонстрацию смирения и подавленного состояния.

Данную стратегию чаще используют люди пожилого возраста, практически всегда – славянского этноса. В роли подающих милостыню чаще выступают женщины и люди пожилого возраста. Альтруизм субъективно переживается как чувство выполнения религиозного долга, как «спасение души».

Три описанные модели можно интерпретировать как три вида альтруистического поведения, каждый из которых был выработан для социальной адаптации в ходе естественного отбора. На наш взгляд, сама природа данных альтруистических мотиваций является универсальной для всех человеческих культур, при этом релизеры, которые запускают данные мотивации, могут иметь ряд культурно-специфических особенностей.

Проведенное комплексное антропологическое исследование нищенства позволило не только подтвердить ряд теоретических гипотез об эволюционной природе альтруизма, но и предоставило большую массу практического экспериментального материала для дальнейшего теоретического осмысления.

Список работ, опубликованных по теме диссертации 1. Городские нищие в России: итоги этологических полевых исследований // Язык, культура, общество. М., 2001, с.73–98. (совместно с Бутовской М., Смирновым А. и Сальтером Ф.) 2. Психологические особенности людей, просящих милостыню // Вопросы психологии, 2002 N 1. с. 56-79.

3. Психологические особенности людей, просящих милостыню // Вопросы психологии, 2002 N 2 с. 66-83.

4. Нищенство в дореволюционной России // Этнографическое обозрение, 2007, N3, с.26-5. Бредущие среди нас. Нищие в России и странах Европы, история и современность. М.: Научный мир, 2007. 275 с (совместно с Бутовской М.

и Ванчатовой М.) 6. Urban begging and ethnic nepotism in Russia: An ethological pilot study // Human Nature. 2000. №2, p. 57-82 (совместно с Бутовской М., Смирновым А. и Сальтером Ф.) 7. Almsgiving in ethological perspective // 15th Biannual Conference of the International Society of Human Ethology, Universidad de Salamanka, Spain, 2000. p. 28 (совместно с Бутовской М. и Сальтером Ф.) 8. Beggars as urban subculture: Territorial distribution, begging strategies and relationships with local population. In Ecopolis 2000: Proceedings of the International Conference on Ecology and Sustainable Development of Cities.

Moscow, 24-25 November 2000. (ed. D. Kavtaradze). Moscow: Moscow State University, pp. 44-45.

9. Giver-beggars interactions: why donations are possible in mass anonimous society // Contributions to the XXVII International Ethological Conference, Tubingen, 2001, p. 40 (совместно с Бутовской M.) 10.Effects of sex, status and ethnic similarity on willingness to give to beggars: A questionnaire study // Anthropologie, 2002, Vol.XL/1, p.119-128 (совместно с Бутовской М. и Сальтером Ф.) 11.Psychological characteristics of beggars in Russia// Abstracts of XVI CAES2K3, Humankind/Nature Interaction: Past, Present and Future, Florence (Italy), 2003, p. 12.Alms-giving in modern urban societies as a biosocial phenomenon: a crosscultural comparison // Comparative Civilizations Review, 2004, N.50, p.5-22.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.