WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

В орфических мистериях, являющихся преемником дионисийских, человеческая личность находит свое глубочайше выражение уже не в единении с природой, а в обнаружении в себе самой божественной сущности. Это "надличностное" начало, достигаемое очищением чувственной природы человека, выступало подготовкой к будущему теоретически-рациональному видению мира. Пифагореизм в этом смысле был не только философским течением, но и религиозной сектой со строгими правилами относительно поведения, еды и т.д. И отказ от чувственных удовольствий, и интеллектуальные упражнения пифагорейцев служили одной цели – совершенствованию души. Душа понималась при этом как противоречивое единство чувств и разума, а музыка – как наилучший способ восстановления душевной гармонии, - поскольку гармоничная мелодия есть отражение той гармонии небесных сфер, которой подчиняется все мироздание. Таким образом, рационализм «числа» у пифагорейцев не означал исключения чувственного начала, - но именно перевод последнего на качественно более высокий уровень духовных состояний.

Демокрит (460-370 гг. до н.э.) В качестве фюсиса у Демокрита выступает атом. "Атом" в буквальном переводе с древнегреческого означает - "неделимый". Когда это понятие используется современным человеком, то он понимает его обычно в двух различных смыслах - во-первых, как вполне конкретный физический объект, определяющий тип вещества, и, во-вторых, как идею существования фундаментальных элементарных составляющих вещи, далее которых вещь уже не делится. В этом смысле и говорят, что именно современные элементарные частицы играют роль демокритовских фундаментальных "кирпичиков материи".

Однако понятие атома у Демокрита гораздо более глубокое. Философское понятие содержит всегда целый спектр возможных смыслов, и история мысли обычно выбирает лишь один или несколько значений из исходного смыслового богатства этого понятия. Научное понимание атома, в частности, пользуется весьма урезанным и обеднённым смыслом исходной философской идеи, высказанной Демокритом. Атом есть фюсис, а фюсис есть выражение идеи космоса. Космос же в античности - это всегда целое. Фюсис и есть выражение принципа целостности и единства как мира в целом, так и каждой отдельной вещи. Поэтому атом в любом случае не может иметь значение чего-то частичного.

Атом у Демокрита - есть вещь, взятая именно как целое, в одном из своих качественных проявлений как целого. Неделимость же атома - просто указание на предел, до которого можно делить вещь без изменения соответствующего качества.

Например, человека как биологическое существо, т.е., в качестве животного, можно разделить на клетки, при сохранении свойства жизни. Если же речь идёт о способности человека быть разумным существом, или о способности читать, или написать картину, т.е. о специфически человеческих способностях - то в этом случае данная способность относится ко всему человеку (например, в чтении участвует не только зрительное восприятие, но и память, и мышление, и т.д.). Разные части вещи при этом по-разному относятся к рассматриваемому качеству. Например, при потере руки можно остаться живым. Без сердца же нет и жизни.

Существуют, следовательно, такие аспекты, элементы вещи, которые наиболее явно выражают данное качество вещи как целого. Атом и есть такая часть, структурный элемент вещи, который является представителем, заместителем вещи в её целом. Атомы характеризуют специфику структурно-числовой организованности целого. Идея атома есть способ раскрытия внутренней структуры вещи как мини-космоса. В устройстве мира существуют особого рода вещи - символы - которые являются представителем всего космоса, поскольку в своей внутренне гармоничной организации отражают ту гармонию, которой обладает весь мир. Именно в этом смысле данная вещь выражает принцип понимания всех остальных вещей.

Атом тогда есть такой аспект или элемент вещи, через который осуществляется доступ к бытию всей вещи, своего рода такой явленный аспект вещи, который непосредственно выражает её сущность. То есть, атом есть указание на символический аспект вещи, который является основанием постижения существа вещи с учётом специфики её бытия.

Атомы - основание целостности данной конкретной вещи. Если Парменид выделил общие характеристики бытия любой вещи, то Демокрит раскрывает вещь в специфике её бытия. Другими словами, Демокрит выдвигает идею уникального и неповторимого характера любого бытия. При обращении к бытию человека характеристика уникальности бытия проступает в более явном виде, но в принципе этой особенностью обладает любая существующая вещь. Поэтому, скажем, физика, которая принимает положение о неразличимости объектов относительно действия данного закона, в действительности урезает исходную полноту свойств, которыми обладает данная вещь. Идея научного закона есть абстракция от идеи судьбы, а идея судьбы есть обезличенное выражение идеи Божественной Необходимости, являющейся силой надличностного характера.

Первоначало у досократиков – не только основание бытия вещей, но и условие правильности их познания. Парменид выделил лишь общие условия постижения истины любых явлений – в виде указания характеристик такого состояния человека, находясь в котором, он способен непосредственно воспринять сущность исследуемых им явлений. Демокрит же в своей идее атома открыл способ постигать сущность явлений не через внешний им символ, а через них самих – посредством выделения их собственного символического аспекта.

Каждая вещь в себе самой носит основание своего бытия, определяя для себя тот внутренний закон, которому подчиняется её поведение. Наложение внешних условий на её поведение приводит лишь к более или менее полному совпадению внешнего и внутреннего законов. Однако это совпадение будет иметь случайный характер до тех пор, пока в деле построения соответствующей теоретической научной модели мы будем опираться на собственные измышления и случайные догадки, а не будем опираться на то, что нам вещи говорят о себе сами, показывая свою сущность в неприкрытом и обнажённом виде.

В этом смысле у Демокрита очень точно показано соотношение необходимости и свободы, - а именно, что свобода не есть простой произвол. Законы для Космоса в целом имеют необходимый характер, - однако каждый атом в нём - свободен, - поскольку подчинён своему собственному внутреннему закону. Поэтому более позднее учение Эпикура о самопроизвольном отклонении атомов от первоначально выбранного направления пути неявно уже заключено в представлениях ранних атомистов - поскольку сам атом уже есть своего рода "отклонение от пустоты": он независим от внешнего закона, который в пустоте не встречает препятствий для своего осуществления. Позднее И.Кант, выдвигая принцип морального закона как условия свободы, опирается именно на эту идею в рассмотрении вопроса о том, как возможна свобода человека в мире природной необходимости.

Совокупность атомов - это и есть совокупность свойств, характеризующих сущность данной вещи, т.е. данную вещь в специфике её бытия. По Демокриту, не существующая, наблюдаемая нами вещь состоит из атомов, а бытие вещи. Качество как таковое имеет целостный характер. Оно не является результатом простого сложения, суммы отдельных элементов, но имеет особую внутреннюю организацию. Качество обычно понимается как некое нерасчленённое, содержательно определённое целое. Но нерасчленённость качества не имеет бытийного характера, это просто степень нашего незнания внутреннего устройства данного качества. Структура качества, выражающего результат чувственного схватывания отдельного аспекта целостной вещи, имеющего, в свою очередь, целостный и неделимый характер, всегда в принципе может быть выявлена и прояснена светом разума. Познание, собственно, и есть не что иное, как последовательное прояснение нашей интуиции, чувства истины. От целостного бытия данной вещи мы последовательно переходим к целостностям низших порядков, с сохранением и удержанием интуиции, относящейся к целому.

Структура сочленения атомов между собой - есть структура не отдельных материальных элементов вещи, а структура её сущности. Но сущностная структура вещи и внешне наблюдаемая поверхностная её структура необходимым образом взаимосвязаны друг с другом. Поэтому то, что мы называем сущностью данной вещи, которую выражаем в её понятии, всегда в самой вещи выражено её чисто предметной организацией, в принципе доступной внешнему наблюдению и выявлению. В любой вещи всегда присутствует такая её часть, которая по своей предметной организации идентична сущностной структуре этой вещи. Демокрит, таким образом, принципиально не различает дух и материю. Дух для него – та же самая материя, только особым образом организованная. Идеальное и есть, собственно, структура – но не всякая, а та, которая выражает соотношение рассматриваемого предмета со всем остальным миром и именно по этой причине могущая выступить в качестве критерия правильности выделения нами сущности данной вещи. Любая вещь, таким образом, обладает свойством открытости по отношению ко всему остальному миру. Относительно любой вещи можно найти тот единый принцип, который определяет отдельные аспекты вещи и который, по сути, представляет собой отношение бытия данной вещи к бытию всего остального мира, мира в его целом.

В переносе на произведение искусства – это та главная идея, в свете которой раскрывается необходимость и смысл каждой отдельной детали в этом произведения. Тогда с позиций теории атомов Демокрита любое истинное произведение искусства в себе самом содержит ключ к правильному его пониманию. В любом литературном произведении, например, есть такой отдельный кусок, часть этого произведения, который собирает отдельные элементы повествования в цельность и единство, явно указывая на взаимосвязь кусков текста, - иногда даже весьма далеко отстоящих друг от друга в самом тексте. Это своего рода пуанта, ключевой момент, кульминация всего произведения, иногда называемая «моментом истины».

В «Гамлете» В.Шекспира, например, таким кульминационным моментом выступает сцена в 4-м акте, которая называется «Мышеловка». В этой сцене Гамлет заставляет нанятых им актёров проиграть пьесу, которая в своих основных моментах является воспроизведением самого «Гамлета». Именно благодаря этому он раскрывает истину о смерти отца – короля Клавдия - что его убил родной дядя Гамлета, подсыпав ему яд в ухо. В этой своего рода «пьесе в пьесе» раскрывается причина того, что Гамлет медлит с местью за смерть отца – хотя ещё в самом начале пьесы он узнаёт истину от Призрака – духа умершего отца.

Атомисты вовсе не отрицают идею парменидовского Единого Бытия: «они, попросту говоря, разбили Единое на бесконечное количество неделимых частиц, но оставили за ними все те свойства неделимости, неразрушимости, бескачественности и внутренней неподвижности, которые Парменид приписывал своему Единому.» [15,с.495]. Атом - это конкретное единство, не просто целостность как таковая, а именно данный определённый вид целого. Своей идеей Единого Парменид фактически выдвинул условие необходимости организации нашего психического состояния в некую цельность и единство, достижение внутренне упорядоченного и гармоничного состояния для того, чтобы человеку вообще могла открыться истина.

Идея атома у Демокрита позволяет специфицировать состояние, находясь в котором человек оказывается способен постигать сущность вещей, с учётом специфики познаваемого им объекта. Только воспроизведя в себе ту гармонию, которая подобна внутренней гармонии, присущей данной вещи, можно достичь адекватного её познания.

"Если атомы непознаваемы для чувственного восприятия, а познаваемы только для разума, то ведь атомы… вовсе не отделены непроходимой пропастью от обыкновенных чувственных вещей. Мы знаем, что из атомов истекают их образы, более или менее приблизительно их выражающие, так что эти образы как раз и заполняют собою пропасть между атомами и чувственными вещами, а также между разумным и чувственным восприятием. На этом основании чувственные явления трактовались у Демокрита именно как истина и даже прямо отождествлялись с тем, что познаётся разумом" [15,c.488].

"…принцип индивидуальной множественности привёл Демокрита к иной космогонической картине, чем та, которая обнаруживается у других досократиков.

А именно, Демокрит подчеркнул хаотичность и случайность всех возникновений и уничтожений в мире. Однако поскольку в мировом хаосе есть свой "хаос" и свой разум, своя упорядоченность, а именно, разум и упорядоченность хаоса, то Демокрит создал небывалую ещё картину мирового хаоса, упорядоченного как раз в виде хаоса, без превращения его в стройность и порядок. Это картина того единственно возможного порядка, на который только способен хаос. Это - картина мирового космогонического бытия атомов. В безудержной и бесцельной мировой игре, без начала и смысла, наивно и дико носятся в безднах мировой пустоты беспричинные и бесцельные, неизвестно откуда и куда несущиеся вихри, создавая из себя мимоходом и ненароком миры и тут же их разрушая в своей вечной смеющейся беспринципности. Что за причина этих вихрей и почему в них происходит те, а не эти сцепления атомов, т.е. те, а не эти миры, - на этот вопрос нет и не может быть ответа. Но именно это, согласно Демокриту, и хорошо. Что за цель, ради чего, ради кого возникают из атомов миры и опять разрушаются Никакой такой цели нет и никто во всём мире не может о ней сказать - ни люди, ни боги, ни сама судьба. Это безгорестное и безрадостное бытие, наивно улыбчивая и аморальная вечность, которая Гераклиту являлась в виде ребёнка, занятого своей детской игрой, есть, может быть, лучшее создание эллинской классической мысли. И тут мы отчётливо ощущаем мраморные извивы случайно возникшего античного космоса, прекрасного именно потому, что случайного. Тонкая улыбка и затаённая печаль Геры Фарнезе, знающей всё, но перед лицом мировых катастроф спокойной, - вот что такое эстетическое мировоззрение Демокрита в целом" [15,с. 493].

Идея демокритовского атома непосредственно соприкасается с пифагорейской идеей числа. Согласно Диогену Лаэрцию, Демокрит был "ревностным последователем пифагорейцев", написал сочинение "Пифагор", и "как известно, всё заимствовал у него (Пифагора)".

Аристотель явно указывает, в чём заключается связь атома с числом. Сказав, что "эти философы считают основные отличия [атомов] причинами всех других свойств", он далее говорит: "А этих отличий он указывает три: форму, порядок и положение. Ибо бытие, по их словам, различается лишь "строем", "соприкосновением" и "поворотом"; в том числе "строй" - это форма, "соприкосновение" - порядок, "поворот" - положение. В самом деле, А отличается от В формой, АВ от ВА - порядком, N от Z - положением". Атом тем самым есть не что иное, как геометрическая фигура, а это и есть "фигурное" число пифагорейцев.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.