WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

Понятие "пустоты" у атомистов вовсе не означает конечного результата абстрагирования от мира с существующими в нём отдельными телами. Пустота - это вовсе не то, что остаётся, когда из мира мы уберём все атомы. Пустота - это, вопервых, условие наделения бытием не только оснований существования данной вещи, но и тех индивидуальных свойств, которые эта вещь как целостное образование имеет (эти свойства понимаются как то, чем данная вещь отличается от небытия, т.е. пустоты); во-вторых же, это условие наделения бытием тех возможностей и потенций, которые имеются у любой вещи. Другими словами, это выражение возможности для вещи быть иной, а это значит, что мы имеем дело уже с чемто живым, с тем, что в себе самом носит основание своего изменения, т.е. с основаниями свободы.

Именно поэтому у Демокрита появляется идея бесчисленного множества миров. Здесь множество миров понимается существующим не в пространственно разделённых областях, а то, что они существуют как бы "в одной точке". Каждый мир - это своего рода "возможный мир", - который оказывается действительным, если данная возможность реализуется. Вообще говоря, двойственность оснований бытия у атомистов естественным образом вытекает из их установки на спецификацию бытийных свойств вещи. Как указывает В.П.Визгин, "пустота - совершенно необходимое в логике атомизма концептуальное средство для описания множественности на уровне бытия". Аристотель также связывает понятия пустоты и множественности: "Множественности (вещей) не может быть, если нет того, что отделяет (предметы) друг от друга, т.е. если нет "отдельно существующей пустоты" (О возникновении и уничтожении I, 8, 325а 6). Идея "атома" тем самым разрешает метрический парадокс Зенона: если каждая точка на действительной оси есть своего рода "атом", то между точками-атомами тогда должны существовать пустые промежутки.

Как мы видим, понятие атома у Демокрита довольно сильно отличается от обычного представления об атоме. Почему же Резерфорд назвал "атомами" мельчайшие физические элементы тела Если посмотреть на то, что мы называем физическими параметрами тела, то в их отношении часть вещи может обладать тем же качеством, что и целое тело. Например, хотя часть тела обладает меньшей массой, чем само тело, однако само это качество массы в равной степени принадлежит и части. То же касается и плотности, скорости, электропроводности, и т.д. Другими словами, в отношении достаточно просто устроенных объектов (которые не обладают той степенью цельности внутренней организации, которой обладают, например, живые организмы или люди, т.е. существа, способные иметь сознание) качества части могут быть идентичны свойствам целого. Поэтому для такого рода объектов именование их "атомами" вполне согласуется с тем, что понимал под атомом Демокрит - но только в простейшем частном случае.

Строго говоря, и для самих физических параметров тела существует какой-то предел деления, за которым тело приобретает качественно новые свойства. Например, сам физический атом - это не просто "вещь среди вещей", т.е. хотя и очень маленькое тело, но обладающее всеми свойствами обычной вещи, своего рода уменьшенная копия вещи. Квантовая механика, в частности, столкнулась именно с тем, что при переходе к соответствующему порядку малости мы уже не можем говорить о "траекториях" и "частицах", поскольку подобные свойства макрообъектов не имеют смысла для элементарных частиц.

В этом смысле атом может быть как малым - "атомы очень малы и невидимы глазу", так и большим - "атом может быть размером с целый мир". В действительности Демокрит хочет лишь подчеркнуть, что атом не мал и не велик, он внепространственен. Например, те новые качества реальности, которые были выявлены при переходе к квантовому уровню строения материи, фактически, принадлежат всей реальности, - просто на этом уровне данные свойства (например, дополнительность волновых и частичных свойств любого микрообъекта) проявляются наиболее явно. В частности, как указал Н.Бор, свойство дополнительности проявляется не только на квантовом, но и на классическом уровне - в виде дополнительности механических и термодинамических свойств любого макрообъекта. Таким образом, речь идёт не о малости соответствующего атома, а о том, с каких позиций он рассматривается - т.е., в терминах Демокрита, к какому из "возможных миров" мы его относим. В данном представлении в зародыше мы видим "идею" Платона как способ фиксации той позиции, с которой мы рассматриваем данный объект, и с которой он раскрывает перед нами свою истинную сущность.

Софисты Досократики ставили вопросы о бытии самом по себе и о самопроизвольном (свободном) его происхождении. Именно софисты впервые поставили вопрос о бытии для человека, а не просто о бытии самом по себе. "В софистах античный дух впервые обращается к самому себе, внутрь себя, рефлектирует над самим собой" [16,с.43]. Сократ, Платон и Аристотель критикуют софистов по следующим пунктам: в онтологии софиста не интересует бытие, для него всё случайно и есть лишь видимость; в логике - его интересует лишь мнение, он не взыскует истины; в этике и политике - пред его взором не стоит мудрость и добродетель, но он алчет личной власти и денег; даже в литературе его стиль - не более чем напыщенность и энциклопедическая пустота.

При всём том софисты всячески нападают на философию и высмеивают её.

Например, Горгий пишет "Трактат о небытии" в пику Пармениду. Парменид говорит: бытие есть, оно познаваемо и может быть выражено адекватно. Горгий же утверждает: "…ничто не существует; если же оно существует, то оно для человека непознаваемо; и, наконец, если оно познаваемо, то оно невыразимо в словах" (В3) [16, c.18]. Логика рассуждений здесь примерно такова: "Истица: дала я соседке кувшин на подержание, а та до сих пор не отдала. Ответчица: Да не брала я у неё никакого кувшина! Да и дала она мне его уже треснутым. А я его уже давно ей целёхоньким вернула".

Несмотря на весь негативизм устремлений софистов, на их стремление всё подвергать сомнению, разрушать незыблемые святыни, учение софистов несёт с собой и нечто положительное. Как указывает А.Ф.Лосев, "греческая софистика, несомненно, есть греческое Просвещение" [16, c.5]. Две особенности характеризуют античное Просвещение: во-первых, стремление сделать научные и философские достижения того времени всеобщим достоянием, т.е. расширить круг образования, и. во-вторых, вскрыть субъективный источник всякого знания, перевести философскую мысль от рассмотрения природы к рассмотрению самого сознания. Греческие софисты - не просто отрицание предшествующего "космологического" этапа философии, это логически вытекающий из уже сделанного следующий шаг. В самом деле, поле ухода в заоблачные выси "первоначал" софисты вполне законно ставят вопрос о том, что это знание может дать отдельному человеку для решения тех конкретных проблем, с которыми он сталкивается ежеминутно. В софистах греческий впервые обращается к самому себе. Именно софисты впервые соотнесли абстрактное философское знание с контекстом жизни, а также начали анализировать те средства и пути, которыми философия приходит к свои истинам. В частности, греческие софисты указали на силу и слабость человеческого слова - которое может как привести человека к истине, так и заставляет его поверить заведомой лжи;

может как явиться точнейшим выражением мысли, так и оказаться совершенно пустой речью.

Первые философы - философы "фюсиса" - считали, что открывшаяся им истина сама говорит о своей истинности. Софисты впервые указали на проблемы, с которыми сталкивается любое человеческое познание в силу ограниченности человек. Тем самым, показав на отсутствие должной обоснованности утверждений предшествующих философов, он подтолкнули последующих философов, и прежде всего, Сократа, к поиску новых, более фундаментальных способов обоснования.

Сократ (470-399 гг. до н.э.) Сократ родился в Афинах в 470/469 гг. и умер в 399 гг. до н.э., казнённый по обвинению в богохульстве, неверии и непочитании местных богов, а также в растлении молодёжи. Действительная же причина его смерти была в ином: Сократ превыше всего ценил Истину, и выступал очень резко против малейших от неё отклонений. Он поднял нравственную планку на такую высоту, до которой никто не мог подняться. А кому же охота ясно осознавать своё несовершенство Вот почему его очень многие и возненавидели - и аристократы, и демократы. Демократы, фактически, его и казнили.

Сократ - одно из самых загадочных явлений античного духа. Это был человек, который обрёл полную власть над собой, полностью подчинил свои чувства разуму. Когда дельфийского оракула спросили, кто из людей мудрейший, тот ответил: "Софокл - мудрец, да Еврипид мудрей его. Но мужей всех превыше мудростью Сократ". Сам же Сократ говорил: "Я знаю только то, что я ничего не знаю", иногда добавляя при этом, что другие люди не знают даже и этого. Так он говорил, потому что считал, что мудростью, т.е. полным и совершенным знанием - владеют только боги. Другие же люди очень часто заблуждаются, не подозревая об этом.

В чём же смысл утверждения Сократа о том, что он "ничего не знает" Сократ, в действительности, утверждает ограниченность и несовершенство любого человеческого знания. Но, в то же время, он находит и нечто позитивное в ограниченности человека. В самом деле, есть ведь два рода знаний. И, вне зависимости от знания или незнания того, что случится в некотором будущем или произошло в прошлом, существует такого рода знание, которое определяет наши поступки здесь и сейчас. Одно дело - знать нечто об устройстве мира, и совсем другое - знание о том, как мне поступить в следующую минуту. Мир ведь не останавливается и не ждёт, пока мы совершим движение знания и потом, совершив это движение, предпримем что-то: что-то подумаем, решим, что-то выберем или каким-то образом поступим.

Утверждение Сократа "Я знаю, что я ничего не знаю" означает, что моё знание бесконечно мало по сравнению с тем знанием, которое я должен узнать, чтобы поступить абсолютно без всякого риска. Представим себе, например, что только через 100 лет станет известно то, что мне было важно узнать сейчас. Или - есть какая-то очень важная книга, прочитав которую, я, возможно, решу какие-то очень важные жизненные проблемы, - но она никогда не попадёт мне в руки. Или - есть в мире такой человек, который является для меня моей недостающей половинкой, и с которым мы составили бы идеальную пару, если бы встретились, - но по иронии судьбы наши жизненные пути никогда не пересекутся. И что же - я не смогу правильно поступить, или - никогда не стану мудрым, или - никогда не смогу достичь счастья в любви! Так вот, оказывается, есть нечто, что у Канта получило название "формы мира", - а именно, мир в целом, представленный в своей структурно-упорядоченной организации - т.е. в таких своих элементах, которые действительно являются определяющими для моих поступков. И, зная эту форму, мы, не зная даже очень многих вещей, тем не менее уже обладаем всем знанием, которое необходимо и достаточно для того, чтобы понять, как мне поступить здесь и сейчас. "То есть, присутствие мира в целом, о котором нужно было бы знать, даёт о себе знать и даёт себя почувствовать через форму" [22,с.211].

Действительно, если мы признаём идею единства мира, то должны существовать универсальные законы - которые действуют и проявляют себя как в том знании, которое нам известно, так и в том, к которому мы в данный момент не имеем доступа. Поэтому Сократ говорит: зачем заниматься "далёким" - природным миром, звёздами, реками, - ведь в том, что нам "близко" - культуре вообще и нас самих, в частности, действуют те же универсальные законы, что и в "далёком". Отсюда и появляется у Сократа принцип: "Познай самого себя!". Поскольку познав себя, можно познать и всю Вселенную. Но нельзя правильно поступать, не имея никакого опыта совершения поступков. Как говорит И.Кант, для того чтобы правильно поступать, нужно иметь правильную идею, - но чтобы иметь правильную идею, нужно правильно поступать.

Именно наше нравственное чувство и есть не что иное, как интуиция универсального принципа. Кант говорит:

Таинственной покрыто тьмой То, что с нами в жизни будет, Лишь то сознанию дано, Что делать нам в ней подобает.

Чувство добра - это способность выйти за рамки субъективной ограниченности и нашего животного эгоизма. Философские понятия "первоначала" (такие как, например, "огонь", "вода", "атом" и т.п.) просто фиксируют эту интуицию чётко и ясно. Это и есть своего рода знание о том, что лежит за границами нашего познания, т.е. того, что доступно нашему рассудку. Это знание о духовном опыте, являющемся фундаментальным основанием человеческого бытия и исходным началом философии. Сократ, таким образом, не рационализирует мораль, наоборот, он показывает сверхразумность нравственного чувства.

Таким образом, принцип "незнания" Сократа выражает, фактически, следующее: "я знаю нечто о том, о чём никогда не смогу узнать". А какое знание я могу иметь о том, что чисто содержательно в качестве знания мне никогда не станет доступным, в силу случайного сцепления обстоятельств нашей жизни Только знание единого формального принципа, знание об основании наших действий, которое просто по-разному проявляется как в том, что я уже знаю, так и в том, что мне неизвестно. В качестве данного формального принципа выступает вполне определённое отношение знаемого к незнаемому, - которое проглядывает через отношение одного знаемого к другому из того, что мы знаем. "Это отношение или пропорция, или гармония и было представлением о порядке, об упорядоченности мира. Но я хочу при это сказать, что пропорция и есть одновременно представление о формальном. Пропорция сопоставляет предметы, по содержанию никак не сопоставимые, а сопоставимые лишь в силу отношения, существующего между предметами или между свойствами этих предметов" [22, с.213].

Когда говорят, что Сократ открыл понятия, - такие, например, как "красота", "добро", "истина", "справедливость", и т.п., и стал их определять, - то при этом не всегда учитывают особый характер этих определений. А именно, он вовсе не говорил о том, "что" есть истина или добро, - поскольку подобного рода человеческим состояниям в принципе нельзя дать содержательного определения из-за неустранимой отнесённости их к личному духовному опыту понимающего эти понятия человека. Сократ говорит, что мораль, например, не может иметь содержательного, т.е. эмпирического или рассудочного основания, - поскольку в таком случае она была бы относительна, релятивна, - а тогда не было бы и самой морали как способности человека быть независимым от обстоятельств (вдумайтесь - можно ли назвать нравственным поступок человека, который имеет случайный характер).

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.