WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

На формирование взглядов определяющий отпечаток накладывала информированность. Хорошо и объективно информируемые американцы с доверием смотрели на Россию, на дружественное развитие отношений между США и СССР. Вместе с тем они гибко реагировали на меняющуюся обстановку. Негативное отношение к проблемам России концентрировалось в среде малоинформированных американцев.

На фронтах Великой Отечественной войны шли кровопролитные баталии, но американская администрация в конце 1943 – начале 1944 г. не выносила, как и ранее, на обсуждение общественности вопроса об открытии второго фронта.

Ее больше беспокоил вопрос о том, что будет делать Россия после того, как она разгромит Германию.

Обсуждалась и проблема возможностей России влиять на дальнейшее процветание Америки.

Если раньше среди американцев бытовало мнение, что в послевоенном мире останутся мощными только две ведущие индустриальные державы - США и Великобритания, то после Сталинградской битвы заговорили и о России. В марте 1943 г.

вышел в свет специальный выпуск журнала "Лайф", посвященный Советскому Союзу. В истории журнала это был последний номер, в котором СССР рассматривался в благожелательном свете.

Весной и летом 1943 г. произошли события, которые заставили американцев задуматься над тем, как их страна будет строить отношения с Советским Союзом: Советский Союз разорвал дипломатические отношения с польским эмигрантским правительством; был создан комитет "Свободная Германия". Пресса в связи с этим запестрела комментариями о том, что Россия ищет пути для заключения сепаратного мира с Германией. 8 июле 1943 г.

вышел номер многотиражного журнала "Ридер дайджест" со статьей видного русофоба М.Истмэна "Мы должны считаться с фактами о России". Автор обрушился на тех, кто призывал оказывать помошь Советскому Союзу, обзывая их "дураками" и "пустозвонами". По мнению Истмэна, такая помощь представляет собой "опасность выживанию демократических институтов". Если Россия нуждается в помощи, то такая помощь должна заключаться в "свете демократии", который должен "пробить (русскую) темноту" (13).

Статья появилась как раз в тот момент, когда американская общественность стала проявлять интерес к послевоенному устройству мира.

"Внезапно вспыхнул интерес к проблемам внешней политики США,- констатировал "Форчун".- Этот интерес занял ведущее место в публичных дискуссиях" (15). Но "вспышка" эта не сулила ничего "одобряющего", отмечал Р.Ниебур. По мнению теолога, атмосфера "общего пессимизма" возникла из того очевидного обстоятельства, что достижение "согласия с Россией, которое могло бы гарантировать стабильный мир, представляется трудным делом, которое может оказаться не no-плечу нынешнему руководству" (8).

Пессимизм Ниебура, однако, не оправдывался. Его развеивали результаты Московской и Тегеранской конференций, заявления президента Рузвельта (39).

В феврале 1944 г. советское правительство объявило о дипломатической и военной самостоятельности всех 16 советских союзных республик. "Сан-Франциско экзаминер" - газета Херста комментировала это решение такими словами: "Россия теперь будет иметь 16 голосов в будущей Лиге наций и за столом переговоров, когда будет разгромлена Германия. А Соединенные Штаты будут иметь только один голос" (5О).

По-иному комментировали решение советского правительства другие издания. "Миннеаполис стар-джорнел" (2 февраля 1944 г.): "Это шаг в сторону от авторитаризма и тоталитаризма в сторону "демократии" и представительного правительства"; "Канзас сити стар" (4 февраля 1944 г.): "Изменение в подходах является той высокой мерой, которую достигла Россия с помощью своих замечательных военных побед и своей дипломатии".

Советские армии освобождали страны Восточной Европы, союзники все еще готовились к высадке на побережье Франции, а сами американцы не могли толком разобраться в тонкостях своей внешней политики. "Объединенные нации борются за тот мир, в котором не будет ни тирании, ни агрессии!- разъяснял Рузвельт репортерам на пресс-конференции в Белом доме 24 марта 1944 г.- Мы боремся за мир, который основывается на свободе, равенстве и справедливости; за мир, в котором все люди, независимо от расы, вероисповедания или цвета кожи могут жить с честью и достоинством в условиях мира" (41).

Репортеры, однако, не были удовлетворены этим ответом. По мнению журнала "Тайм" (3 апреля 1944 г.) все, что говорилось на прессконференции, было "полно идеалов, но не хватало планов".

На одном из нью-йоркских митингов 18 мая 1944 г. выступил бывший заместитель государственного секретаря С.Уэллес. Он высказался за немедленное, не дожидаясь окончания войны, вступление США в международную организацию. Уэллес, как и многие международные обозреватели, видел в международной организации своего рода панацею для разрешения крупнейших мировых проблем.

Первая крупная проблема, которую не удалось разрешить путем переговоров, касалась Польши. Речь шла о взаимоотношениях Советского Союза и настроенного антисоветски польского правительства в эмиграции. Позиции обеих сторон были диаметрально противоположными, переговоры не принесли каких-либо позитивных результатов.

Социолог Колумбийского университета Р.Макайвер, учитывая геополитические интересы России, писал: "Эстония и Латвия должны быть воссоединены с Россией, которая остро нуждается в выходах к Балтике... Литва может стать польской провинцией, примерно такой, какой она была в прошлом. Эта территория, включая район Мемеля, откроет Польше доступ к морю и послужит компенсацией за потерю в ходе войны польского коридора" {24, с.65). Польское правительство в Лондоне выступило с требованием восстановления освобожденной советскими войсками Польши в довоенных границах. Многие американские газеты выступили с предложением создать что-то вроде линии Керзона в качестве послевоенной границы, но им не понравился отказ Советского Союза дать согласие на посредничество США в советскопольском споре.

В конце 1943 г. в американской прессе стали появляться статьи, посвященные судьбам американской помощи Советскому Союзу, а также перспективам послевоенного экономического сотрудничества. Посол Гарриман полагал, что желание Америки оказывать помощь России отражает гуманитарный характер этой помощи. Но "гуманитаризм", о котором говорил Гарриман, был двусмысленным: "Американский народ глубоко симпатизирует русским людям, которые пережили огромные страдания. Поэтому они заслуживают помощь. У нас должны быть планы по выпуску машин и различного оборудования, в котором нуждается Советский Союз. Поступая таким образом, мы поможем своему собственному народу безболезненно перейти от войны к миру" (31). Россия не является конкурентом США, однако она может стать отличным источником развития бизнеса в Америке, отмечал представитель администрации Д.Нельсон в журнале "Коллиерс" (29 января 1944 г.). Экономист Г.Аллен, уверенный в необходимости процветания США, считал, что "будущее системы частного предпринимательства" во многом зависит от России. Европа, Латинская Америка и Дальний Восток будут не в состоянии оплачивать американские товары. И только Россия представляет собой "огромную надежду" для решения многих экономических проблем США. Аллен рассматривал Россию в качестве столь огромного рынка, какого еще никогда не существовало (2, 25-26). Многим американцам такое утверждение представлялось весьма большим комплиментом в адрес иностранной державы.

На эту же тему выступили два ведущих журнала бизнесменов:

"Бизнес уик" и "Нейшн'с бизнес". "Бизнес уик" (4 декабря 1943 г.) в редакционной статье, озаглавленной "Вызов Сталина американскому бизнесу", писал о возможностях "массивного проникновения на русский рынок”. Редакторы журнала настаивали также на том, что Соединенные Штаты поспешили использовать восточноевропейские страны в своих "интересах и не предоставляли сделать это русским. Журнал "Нейшн'с бизнес" в 1944 г. посвятил экономической ситуации в Советском Союзе несколько статей, автором которых был видный экономист Дж.Вуд. Так, в июльском номере журнала он писал, что Красная Армия представляет собой только часть советской системы.

Она символизирует те изменения, которые произошли в России.

Война окончится, и армии не будут привлекать к себе внимание мировой общественности, а будущее Советского Союза будет зависеть от предприимчивых промышленников, экспортеров капитала и бизнесменов других стран.

Летом 1944 г. в Советском Союзе побывала делегация американских бизнесменов во главе с энергичным президентом Торговой палаты США Э.Джонсоном. 26 июня Джонсон встретился со Сталиным. Джонсон вспоминал, что Сталин говорил о том, что Россия надеется на” поток различного рода поставок для послевоенного восстановления, строительства, увеличения торгового оборота". Русские люди" с почтением относятся к Соединенным Штатам не за их систему управления, с которой они слабо знакомы, а за то, что США являются крупнейшей промышленной державой мира",- отмечал Джонсон (18, с. 12,14).

Из других статей, посвященных будущему экономического развития Советского Союза, явствовало, что его может облагодетельствовать американский капитал только в том случае, если СССР согласится стать экономическим придатком США.

Предполагалось, что Советский Союз будет обеспечивать американскую промышленность сырьем: марганцем, хромом, платиной, пиломатериалами и мехом. Взамен будут поставляться машины и различного рода механизмы, электрическое и транспортное оборудование. Экономисты и бизнесмены, мечтавшие об огромных прибылях, которые могли бы принести торговля и финансовые инвестиции в Россию, не учитывали, однако, что советские лидеры могли предпочесть замедленный рост, основанный на экономической независимости вместо более быстрого развития, основанного на базе зависимости от американского капитала.

Многие наблюдатели, которых в послевоенное время назовут "советологами", не сомневались в том, что после войны Советский Союз займется восстановлением народного хозяйства. "Россия нуждается в возвращении своих земель и защите от вторжения,- писал У.Гребнер в книге "Путешествие по России". "Россия хочет снова встать на ноги, реконструировать страну и быть наравне с другими странами мира" (17, с.185). "После победы Объединенных наций Россия, победившая или поверженная, должна быть занята внутренней перестройкой,- утверждал Б.Ньюмен.- Эта задача в будущем, как и в прошлом, будет оказывать отрезвляющий эффект" (28, с.544). Х.Мозеруэлл отмечал, что "Россия после войны будет сильной в военном отношении. У нее будет слабый позыв вмешиваться во внутренние дела послевоенной Европы" (27, с. 166). Б.Мэтьюз высмеивал страх консерваторов перед тем, что Россия будет силой навязывать "коммунизм" в Европе (26).

В 1944 г. вышла книга Н.Макнейла "Американский мир". В ней один из редакторов "Нью-Йорк таймс" по сути дела выражал точку зрения влиятельных консервативных кругов Америки. Не подвергая сомнению мысль о том, что Советский Союз нуждается в безопасности, Макнейл в то же время утверждал, что такая безопасность может быть обеспечена лишь при условии "лидерства капиталистических стран". Полная интеграция с западным миром, отмечал Макнейл, гарантирует России "безопасность от любого нападения". Россия должна добровольно принять "руководство Запада", нравится ей это или нет. Тогда у России и "пропадет страх быть окруженной капиталистическими странами и страх быть ими разрушенной". "Как Соединенные Штаты, так и весь мир нуждается в мире, основанном на американских принципах - Пакс Американа". Макнейл заключал: "Мы должны настаивать на американском мире. Мы должны принять только его и ничего больше" (25, с. 199,215,264).

Большой интерес вызвала книга У.Липпмана "Военные цели США". Послевоенный мир, писал видный публицист, будет во многом зависеть от тех отношений, которые будут складываться между США и СССР. Ради сохранения и поддержания мира Липпман выдвигал идею создания региональной системы безопасности, основанной на превосходстве великой державы в каждой части мира. "У России с Америкой может быть мир, если они будут использовать свои альянсы для стабилизации внешней политики своих союзников",- писал Липпман. "Они получат войну, если ктолибо из них нарушит орбиту влияния своих союзников или если кто-либо из них попытается втянуть в свою стратегическую систему Германию или Японию" (2О, с. 132,135).

Основной заботой Соединенных Штатов в послевоенном мире, считал Липпман, должны стать "поддержка и совершенствование Атлантического сообщества". Если США и Великобритания имеют ясные права в Атлантическом сообществе, то Россия имеет право, согласно новому распределению власти, возникшему в результате войны, поддерживать и совершенствовать свое новое сообщество в Восточной Европе.

Далее Липпман рекомендовал Соединенным Штатам "признать имеющей силу и законность стратегической системы русской орбиты, включающей в себя государства к востоку от Германии и к западу от Советского Союза" (2О, с. 133-138).

У.Липпман не был сторонником коммунизма как экономической системы и Сталина как политического лидера. Но его взгляды на проблемы мира во многом совпадали со взглядами Сталина. Они также практически не отличались от взглядов Черчилля..

1944 г. в США проходил в атмосфере борьбы за президентское кресло. В этой борьбе вопрос о будущих отношениях с Россией сводился как к упрощенчеству, так и к искажению реальной жизни. Сразу же после победы на выборах Рузвельт столкнулся с новыми проблемами, возникшими в Европе. Судя по сообщениям прессы, его беспокоили слухи, что Черчилль и Сталин реализуют свои собственные планы в Европе. Черчилль направил английские войска в Грецию для борьбы с "левыми элементами", а Сталин признал законным правительство Польши, сформированное в Люблине.

В своем письменном послании конгрессу США о положении в стране Рузвельт высказал ряд соображений относительно послевоенного мира и роли Америки. Это произошло 6 января г., т.е. за три месяца до кончины президента. Послание Рузвельта было проникнуто оптимизмом, что все проблемы можно решать мирным путем, в процессе переговоров. Он предупреждал об опасности, которая появляется у любой нации, когда она начинает считать, что "обладает монополией на мудрость или добродетель".

Проблемы таких освобожденных стран, как Греция или Польша, говорил Рузвельт, не являются простыми или легкими для решения.

Проблемы, которые возникают после войны, нельзя решить "за одну ночь". Их следует решать через "жизненные и крепнущие институты" (42).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.