WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

"Как бы не развивались события на русском фронте,- писали М.Берчин и Э.Бен-Хорин в книге "Красная Армия",- Россия будет продолжать сражение. Ссылаясь на разговор с советским капитаном С.Курнаковым, авторы приводят его мнение о том, что второй фронт должен быть открыт в Европе тогда, когда на восточном фронте развернутся решающие сражения. Как только это произойдет, Германия будет повержена''(5, с.VII).

С. и Б.Уэбб в 1942 г. выпустили в Нью-Йорке книгу "Правда о Советской России". В ней отмечалось, что Сталин не является диктатором", что "принятая в 1936 г. Конституция СССР является наиболее всеобьемлющей и демократичной в мире" (54, с. 16,19). А в биографии Сталина, написанной Э.Людвигом,говорилось о том, что "большевизм 1942 г." - наиболее совершенный для этого времени "социальный порядок". Под руководством Сталина русскому народу удалось создать "это славное государство" (21, с. 163).

С одобрением американское общественное мнение встретило заявление, сделанное Сталиным в мае 1942 г., о том, что СССР представляет собой силу, способную спасти мир от гитлеровской чумы.

Администрация США была довольна и тем, что в своем докладе Сталин ничего не сказал о втором фронте. "Сталин был великолепен, когда он от имени России подтвердил ее стремление воздерживаться от расширения своей территории и от желания навязывать свою политическую волю другим народам",- отмечала "Ашервиль ситизен". Видный публицист У.Липпман считал, что Сталин ясно заявлял финнам и немцам, а также венграм и румынам, что разгром германской армии и падение нацистского режима не приведут к военной оккупации Россией этих "иностранных государств".

К незамедлительному открытию второго фронта призывали американские коммунисты. У.Фостер весной 1942 г. опубликовал брошюру "От защиты к наступлению". В ней приводились убедительные аргументы о необходимости открытия на Западе второго фронта. Каждый номер газеты "Дейли уоркер" содержал статьи, поддерживающие эту необходимость. 29 апреля 1942 г. газета опубликовала перепечатку статьи из журнала "Нейшн", в которой бывший министр иностранных дел республиканской Испании А.дель Вайо поддерживал идею открытия второго фронта. 2 мая 1942 г.

газета в редакционной статье писала, что следует расстаться с иллюзиями о необходимости "выжидания", которое приведет к мобилизации огромных армий.

За открытие второго фронта выступали видные американские военачальники. Генерал-лейтенант Д.Эйзенхауэр - будущий президент США - отмечал в своем дневнике: "Мы должны отправиться в Европу и сражаться. Нам следует отказаться от практики разбрасываться своими ресурсами по всему миру. И еще хуже - тратить время" (цит. по: 10, с. 187). Эйзенхауэр докладывал генералу Маршаллу о том, что "потеря Англии или России позволит странам оси немедленно свести к нулю все наши будущие усилия" (44, с. 1ЗО). Сам Маршалл, как начальник штаба армии США, в своей лекции перед выпускниками военной академии в Вест-Пойнте сказал, что американские войска скоро высадятся во Франции (35). А влиятельный журнал "Арми энд Нейви реджистер" призвал к немедленному открытию второго фронта (36).

В конце мая - начале июня 1942 г. в Вашингтоне состоялась встреча президента США Рузвельта и генерала Маршалла с министром иностранных дел СССР Молотовым. Результаты встречи с энтузиазмом были встречены общественностью. "США и Россия нашли полное взаимопонимание по проблемам достижения прочного мира",- отмечал "Ньюсуик" (ЗО). Корреспондент Си-биэс А.Уорнер информировал миллионы слушателей о том, что "проблема второго фронта вызвала на встрече пристальное внимание. Итоги встречи получили одобрение конгресса США"(57). Большинство сенаторов и конгрессменов приветствовали скорейшее открытие второго фронта, хотя формального соглашения между Рузвельтом и Молотовым на сей счет не было.

Президент Рузвельт отказывался расшифровывать слово "взаимопонимание". В своем обращении к народу по случаю первого Дня Объединенных наций 14 июня 1942 г. американский призидент высоко оценил "великий союз, посвященный разгрому нашего врага и установлению подлинного мира, основанного на свободе человека... У Объединенных Наций имеются и силы, и люди, и воля, чтобы защитить человеческое наследие" (58).

Летом 1942 г. общественное мнение США было целиком на стороне военной элиты, считавшей необходимым начать военные действия против фашистов на европейском театре войны.

Согласно данным института Гэллопа, в середине июля 1942 г. 48% опрошенных журналистов, придерживавшихся различных политических убеждений, высказались за немедленное открытие второго фронта, 34% считали нужным "накапливать силы" и 18% воздержались от высказываний. Гэллоп отмечал при этом, что лейтмотив в пользу военной акции союзников заключался в том, что "каждый час отсрочки работает на Гитлера" {37}.

По-иному реагировали на требование немедленного открытия второго фронта консерваторы. Таковыми считались республиканцы и некоторые демократы из конгресса, а также наиболее рьяные католики. В 1941 г. они считали, что Россия и Германия должны "разобраться" между собой сами. Не изменилась их позиция и в 1942 г. Глава газетного концерна Р.Маккормик не переставал утверждать, что у России хватит сил позаботиться о себе. Подтекстом в его заявлениях проходила мысль, что ничего особенного не произойдет, если он ошибается (подр.: 23).

Сенатор-республиканец С.Бриджес из шт. Нью-Хэмпшир, чья антикоммунистическая риторика создала ему славу в послевоенные годы, открыто обвинял Советский Союз в том, что он не начал войну против Японии. Он утверждал также, что открытие Советским Союзом второго фронта против Японии должно предшествовать открытию второго фронта союзниками против Германии. По логике Маккормика и Бриджеса Германия должна была разгромить СССР.

Накал страстей вокруг открытия второго фронта спал в августе 1942 г., когда администрация США приняла решение ограничить действия своих вооруженных сил африканским фронтом.

"Давление народа на открытие одного или многих возможных фронтов не несет в себе позитивного смысла". Так комментировало это решение Управление военной информации (48, с. 177-178).

К концу 1942 г. в умеренной американской прессе стало появляться больше критических комментариев по отношению к внешней политике США. "Нам следует расстаться в своем мышлении с делением союзников на "первоклассных” и "второклассных",- заявил Уилки - специальный помощник президента США. - Я повторяю снова и снова: мы и наши союзники должны открыть второй воюющий фронт в Европе" (32). Уилки при этом охарактеризовал позицию государственного департамента как "реакционную".

8 ноября 1942 г. американцы узнали о высадке своих войск во французской Африке, об их поддержке военно-воздушными силами Великобритании. Англо-американское наступление, заявил Рузвельт, является "эффективным вторым фронтом нашей помощи нашим героическим союзникам в России" (38). Президент США, таким образом, снял с повестки дня вопрос об открытии настоящего второго фронта в Европе. Вопрос этот откладывался и в 1943 г.

Между тем советские войска, неся огромные потери, очищали от гитлеровцев территорию Советского Союза.

Среди американских историков второй мировой войны бытует мнение, что подвижка принятия решения об открытии второго фронта в Европе на 1944 г. была во многом обусловлена желанием Черчилля. Американская администрация учла его совет начать вторжение с британских островов. Уже на конференции в Касабланке в январе 1943 г. Рузвельт согласился со всеми доводами Черчилля. Ради полного взаимопонимания (6, с.318-32О).

В конце октября 1943 г. состоялась Московская конференция министров иностранных дел союзных держав. В заключительной декларации и коммюнике подтверждалась решимость союзников сражаться с государствами "оси" до их безоговорочной капитуляции и продолжать тесное сотрудничество в послевоенном мире.

Конференция не только сцементировала единство союзников, но и укрепила ослабленное было доверие между министром иностранных дел СССР и государственным департаментом США.

Государственный секретарь США К.Хэлл был восторженно встречен в Вашингтоне как герой конференции. Х.Кэнтрил из Пристонского университета - один из видных авторитетов в сфере общественного мнения -докладывал Рузвельту, что доверие американцев к России увеличилось на 16%. 2 ноября 1943 г., когда пресса и радиокомментаторы донесли до миллионов американцев результаты конференции, 54% опрошенных высказались за оказание полной помощи Советскому Союзу (4О).

Конференция глав государств-союзников в Тегеране вызвала более сдержанные комментарии в американской прессе и на радио.

Объединенная декларация тегеранской конференции была краткой и неопределенной. Она не давала ясного представления о будущем Европы. Американцы были удовлетворены тем, что “большая тройка" теперь представлялась "друзьями по духу и целям". Однако многие так и не получили ответа на вопрос: по каким конкретно задачам и целям главы государств пришли к согласию.

Продолжавшиеся опросы общественного мнения показывали, что большинство американцев выступали за поддержку Советского Союза. Но это большинство не было стабильным, поскольку зависело от степени информированности американцев.

Ответы на вопросы, касающиеся создания атмосферы доверия в послевоенный период, а также возможного военного сотрудничества с Советским Союзом, разнились по регионам. Центральные штаты Запада были уверены в желании СССР сотрудничать с США. За ними в порядке очередности следовали северо-восточные штаты и штаты дальнего Запада, южные и восточно-центральные штаты.

"Серьезным заблуждением нашего времени является то, что Америку разрывают разногласия по вопросам внешней политики",писал исследователь общественного мнения У.Лидгей (22, с.45). Свою аргументацию автор основывал на результатах опросов, проведенных с 1941 по 1944 г., главным образом на ответах на вопрос: "Согласны ли вы с теми людьми, которые думают, что Соединенные Штаты должны принять активное участие в международной сфере после войны, или с теми людьми, которые полагают, что Соединенным Штатам следует воздерживаться от такого участия" Большинство американцев отвечали "да" на первую половину вопроса (в мае 1944 г. - 72% американцев, проживавших в штатах Среднего Запада и 73% всех американцев).

Отношение к судьбе Советского Союза в известной мере определялось этническими, расовыми, религиозными особенностями опрашиваемых. Так, многие черные не проявляли большого интереса к событиям международной жизни вообще. О России изредка вспоминали лишь видные деятели Национальной ассоциации за прогресс цветного населения. Лидер черных Э.Джонсон писал в 1942 г. в мартовском номере журнала "Кристиэнити энд крайсиэ" о том, что американцам и русским необходимо решать расовые отношения. И ни слова о происходивших в России событиях.

Одна из наиболее важных этнических групп, проявлявшая свое отношение к событиям в России, состояла из американцев польского происхождения (6-8 млн. человек). Эта группа оказывала большое влияние на политическую жизнь в крупнейших индустриальных штатах Северо-Востока и Среднего Запада.

Многие американцы польского происхождения признавали крупный вклад Советского Союза в военные усилия против Германии.

Другие с недоверием относились к деятельности консервативного польского правительства в эмиграции.

Отношение к России других крупных этнических групп больше определялось религиозными соображениями. Многие американцы польского, ирландского и итальянского происхождения были католиками (их насчитывалось около 4О млн. человек).

В октябре 1943 г. был проведен опрос среди верующего населения относительно того, можно ли верить России в ее желании сотрудничества. Скептиков среди католиков оказалось больше, чем среди протестантов. 59% зажиточных протестантов и 5О% зажиточных католиков высказались за доверие и соответственно ЗО% и 5О% наоборот. Среди лиц, имевших средний доход, соответствующее соотношение было: 48% и 48%, 31% и 34%; среди лиц с низким доходом - 44% и 32% и 34% и 48% (53, с.513-522).

Многие американские евреи в силу разных причин выступали за различные формы сотрудничества с Россией. Больше всего их вдохновляло отсутствие антисемитизма в Советском Союзе. В 1943г. ведущий еврейский еженедельник "Америкэн хибри" отмечал, что евреи в СССР "пользуются не только всеми политическими и культурными правами наравне со всем остальным населением. Самым замечательным является то, что они обладают таким экономическим и социальным равенством, какое отсутствует в некоторых демократических государствах". Обозреватель У.Цуккерман добавлял, что антисемитизм в Советском Союзе "был полностью сметен" (59, с.10).

Лидеры социальных христиан занимали полностью позитивную позицию в отношении СССР. Об этом свидетельствовали статьи и другие материалы, публиковавшиеся в популярных еженедельниках "Крисчиэн сенчури" и "Кристиэнити энд крайсиз".

В целом политизированных американцев в начале 4О-х годов можно разделить на две силы: "силы порядка" и "силы действия".

Иногда между этими силами не было видно различия, иногда эти различия становились реальными. Но большинство творцов общественного мнения были обязаны видеть не только эти различия, но и говорить о них вслух.

Силы действия в 1943 г. компоновались из президентских демократов, ряда президентских республиканцев и конгрессменов-демократов. Члены этих влиятельных группировок с известной долей симпатии относились к тред-юнионам, к достижению прогресса в отношении черных, к дефицитному бюджету, к солидарности с Великобританией и Россией в военное и послевоенное время. Президент Рузвельт и вице-президент Уоллес являлись главными президентскими демократами, Уилки и Дьюи были ведущими президентскими республиканцами, а сенаторы Коннели и Баркли представляли видных демократов в конгрессе.

Взгляды этих лидеров представляли взгляды большинства американцев, чем и объясняется популярность России в Америке в 1943г.

Силы порядка, которых представляли республиканцы конгресса. некоторые демократы конгресса, некоторые президентские республиканцы, пытались выступать против администрации практически по всем аспектам внутренней и внешней политики. Сипы порядка делали все, чтобы увязать в одну проблему свое негативное отношение к Советскому Союзу с рузвельтовским "новым курсом" вообще.

Большую роль в создании и определении общественного мнения играли американцы, получившие высшее образование. Их взляды и мнения отражались в газетах "Нью-Йорк тайме", "Крисчен сайенс монитор", журналах "Тайм", "Форчун", "Нейшн". Большинство таких американцев с дружелюбием воспринимали Советский Союз и выступали за сотрудничество после войны.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.