WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В параграфе 3.2 «Правовая природа облигаторного перестрахования» исследуется правовая суть облигаторного перестрахования. Являясь в своем предназначении механизмом гарантированной автоматической передачи рисков по большому числу прямых договоров страхования в перестрахование, облигаторное перестрахование не вмещается в предлагаемые для него правоведами конструкции предварительного договора, рамочного договора, а равно генерального полиса. Вопреки природе предварительного договора облигаторноперестраховочные отношения: а) всегда носят длящийся характер, предполагая систематическое использование основанных на однажды заключенном договоре правомочий, правовая цель которого не исчерпывается заключением некоего основного договора в строго определенный срок; б) более вариативны, ком плексны, могут включать элементы разных обязательств (к примеру, условие о депо премий, являющееся традиционным для данных отношений, но непоименованным в ГК РФ способом обеспечения исполнения перестраховочных обязательств); в) бордеро, как документарное оформление процедуры передачи рисков, не согласуется с требованием об идентичности формы основного и предварительного договоров. Отождествлению с моделью генерального полиса на сущностном уровне препятствует недостаточная осмысленность последнего (его относят к предварительным, организационным договорам, правилам страхования). Формально-юридически генеральный полис предстает договором страхования имущества, что в корне отличает его от облигаторного обязательства. Модель рамочного договора, представляющего союз разных договоров (базового организационного договора и исполнительских сделок (договоровприложений), объединенных общей экономической целью, в разрез облигаторному обязательству не рассчитана, что: а) все обязанности перестрахователя и перестраховщика вытекают непосредственно из облигаторного договора, но не из гипотетических договоров-приложений; б) передача рисков производится автоматически без согласия какой-либо стороны. Более того, отрешает рамочный договор то обстоятельство, что требование о следовании принципу наивысшей добросовестности, (uberrimae fidei), служащему положительным признаком страховой природы обязательства, действует согласно международной практике не в момент приема-передачи риска, но в момент заключения договора (его подписания). Вместе с тем рамочный договор пригоден для факультативно-облигаторного (облигаторно-факультативного) перестрахования. В заключении делается вывод об облигаторном перестраховании как едином перестраховочном обязательстве.

Параграф 3.3 «Финансовое перестрахование как особый вид перестраховочных отношений: особенности правовой природы» обращается к проблематике финансового перестрахования. Тот факт, что в недрах традиционного перестрахования смогло зародиться и приобрести самостоятельное значение такое явление как финансовое перестрахование, указывает на особую сущность исходного явления – перестрахования, с трудном умещающегося в отведенном ему нормативном пространстве. Ключевой вопрос, связанный с этим особо востребованным в международной практике явлением, – где проходит грань, после которой финансовое перестрахование из особой перестраховочной сделки превращается в сугубо спекулятивную операцию. Данный вопрос обусловлен природой финансового перестрахования, заключающейся в передаче наряду со свойственным страховой сделке страховым риском также финансового риска.

Такой интегрированный финансово-страховой риск не распределяется между перестрахователями, но раскладывается по отчетным периодам на несколько лет вперед. Соответственно представленность в сделке исключительно финансового риска и отсутствие страхового риска с его двухкомпонентной структурой (андеррайтерским риском и временным риском) будет указывать на нестраховую природу сделки. Тонкость грани прослеживается при изложении разновидностей финансового перестрахования, которое в зависимости от величины и порядка перестраховочной премии разделяется на две модели: а) предубыточное резервирование (pre-loss funding) и б) постубыточное резервирование (post-loss funding). В первом варианте премия, уплачиваемая перестраховщику сразу после заключения договора, практически эквивалентна ожидаемым совокупным выплатам по перестрахованным договорам. Поскольку оставшаяся неизрасходованной на выплаты часть уплаченной премии по окончании срока действия договора возвращается перестрахователю (в виде тантьемы или перестраховочной комиссии), то сделку едва ли возможно отграничить от заемного обязательства при выведении страхового риска за ее скобки. Особенность второй модели в том, что если страховщик вынужден произвести страховые выплаты в размере, превышающем уплаченную перестраховщику премию, то перестраховщик перечисляет сумму, сопоставимую предстоящим выплатам по основным договорам, впоследствии поэтапно возвращаемую перестрахователем. Исключение страхового риска из данного отношения также преобразует его в заемное обязательство. /В работе показываются иные варианты построения данных отношений: по модели предубыточного резервирования осуществляется перестрахование резерва убытков (LPT), ретроспективное перестрахование агрегированных убытков (RAL); по второй модели - перестрахование произошедших, но не заявленных убытков (ADC)/.

Отмечается, что при условии передачи интегрированного риска в установленном размере финансово-перестраховочное обязательство неверно рассматривать в статусе комплексного (продукта смешения элементов заемного, депозитного, страхового обязательств). При выполнении этого условия взаимопроникновение указанных действительно присутствующих элементов столь сильно, что рождает особое системное качество, выражающееся в оптимизации системы финансового резервирования страховщика по принятым страховым обязательствам, а также, факультативно, в получении инвестиционного дохода. Установление же норматива о размере передаваемого страхового риска есть один из аспектов специального правового режима для финансового перестрахования, при выработке которого отечественному законодателю надлежит опираться на международный опыт (Директиву ЕС от 16.11.20051, положения IAIS). В частности, согласно методике «бифуркации» FASB (комитет по разработке стандартов финансовой отчетности США) для удостоверения, что договор опосредует передачу страхового риска, применяется правило 10/10 (должна существовать по меньшей мере десяти процентная вероятность финансовых потерь в размере не меньше десяти процентов от суммы договора).

В заключении отмечаются особенности финансового перестрахования как договорного обязательства: а) длящийся многолетний характер; б) сопровождение хода взаимодействия сторон специальным документом (experience account), отображающим движение денежных средств; в) уплата премии в размере, как правило, эквивалентном покрываемым резервам и пр. Показываются законодательные барьеры, препятствующие развертыванию данных отношений в РФ (в том числе, возможная квалификация в качестве притворной сделки), преодоление которых требует, в первую очередь, легального закрепления понятия договора финансового перестрахования.

В заключении содержатся основные положения и выводы проведенного исследования.

Directive 2005/68/EC of the European Parliament and of the Council of 16 November 2005 on reinsurance and amending Council Directives 73/239/EEC, 92/49/EEC as well as Directives 98/78/EC and 2002/83/EC.

Основные научные публикации по теме диссертационного исследования.

1. Дячишин И.И., Мась Л.В. Перестрахование в системе страхования // Вестник ИНЖЭКОНа. – 2005. – Вып. 2 (7). – С. 65-70. – 0, 7 п.л. (вклад автора - 0,35 п.л.).

2. Дячишин И.И. Финансовое перестрахование как особый вид перестрахования // Вестник ИНЖЭКОНа. – 2007. – Вып. 5 (18). – С.224-228. – 0,5 п.л.

3. Дячишин И.И., Мась Л.В. Тенденции публично-правового регулирования страхования в РФ / Государство и право в XXI веке: Сборник научных трудов; – М.: Изд-во «Юрист», 2006. – С.328-341. – 1,0 п.л. (вклад автора - 0,5 п.л.).

4. Дячишин И.И. Тенденции публично-правового регулирования страховой сферы в РФ / Проблемы правового регулирования товарного и финансового рынка: теория и практика; Материалы научн.-практ. конф. преподавателей, докторантов и аспирантов. – СПб: Изд-во СПбГИЭУ, 2006. – С.24-29. – 0,4 п.л.

5. Дячишин И.И. Введение в проблему систематизации страхового права и страхового законодательства / Государство и экономическая безопасность России: сборник научных трудов; – М.: Изд-во «Юрист», 2005. – С.236-238. – 0,3 п.л.

6. Дячишин И.И. Правовое регулирование перестрахования как отражение кризиса теоретических основ страхового права / Менеджмент и экономика в творчестве молодых исследователей. ИНЖЭКОН-2005: VIII научн.-практ.

конф. студ. и асп. СПбГИЭУ: Тез. докл.; ред. кол., отв. ред. Б.М. Генкин. – СПб.: Изд-во СПбГИЭУ, 2005. – С.304-305. – 0,2 п.л.

7. Дячишин И.И. Экономико-правовой диморфизм перестрахования / Менеджмент и экономика в творчестве молодых исследователей. ИНЖЭКОН2004. VII научн.-практ. конф. студ. и асп. СПбГИЭУ: Тез. докл.; – СПб.: Изд-во СПбГИЭУ, 2004. – С.357-358. – 0,2 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.