WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Двойственность правоотношения определяет двойственность его объекта:

в частности, субъективное право есть объект референтного правоотношения, благо - общественного.

В страховом правоотношении необходимо различать два объекта: а) право требования страховой (перестраховочной) выплаты в денежной или натуральной форме, по природе являющееся «несозревшим» обязательственным правом;

б) благо в виде денежных средств или имущественного эквивалента, предоставляемое страховщиком (перестраховщиком) в связи с наступлением страхового случая1.

6. Обосновывается вывод о необходимости дифференцировать гражданскоправовое регулирование отношений по договору имущественного страхования и перестрахования. Различия в направленности, субъектном составе, подчинении правилам страхового интереса, порядке (моменте) возникновения прав и обязанностей и пр. свидетельствуют о мнимости родовидовой связи данных договоров и характеризуют перестраховочный договор как самостоятельный вид договора страхования.

7. Обязательство по облигаторному перестрахованию является единым перестраховочным обязательством. Конструкции предварительного договора, рамочного (организационного) договора и генерального полиса не являются адекватной формой его выражения. В рамках данного обязательства перестрахование осуществляется, во-первых, систематическим использованием правомочий, вытекающих непосредственно из единого, однажды заключенного договора;

во-вторых, автоматически, не предполагая согласия сторон на перестрахование рисков; в-третьих, одновременно с действием принципа о наивысшей добросовестности, совпадающим с моментом заключения договора.

Под а) полагается объект референтного страхового правоотношения, под б) – объект общественного страхового правоотношения.

Отношения по облигаторно-факультативному (факультативнооблигаторному) перестрахованию регулируются договором рамочного типа.

8. Предлагается авторское определение договора финансового перестрахования: «По договору финансового перестрахования одна сторона (перестраховщик) обязуется при наступлении события, связанного с основной (страховой) деятельностью другой стороны (перестрахователя), выплатить или выплачивать периодически денежную сумму в пределах уплаченной ему или подлежащей уплате перестрахователем денежной премии и собственной доли, размер которой по отношению к перестраховочной премии устанавливается органом государственного страхового надзора.

Договором может предусматриваться компенсация перестраховщиком разницы между уплаченной перестрахователем перестраховочной премией и произведенными перестраховщиком в течение действия договора перестраховочными выплатами. Наряду с перестраховочной выплатой договором может предусматриваться выплата инвестиционного дохода, полученного перестраховщиком от управления средствами, составляющими перестраховочную премию».

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что содержащиеся в ней выводы могут быть использованы для развития теории российского страхового права, дополнения положений общей теории права, в правотворческой деятельности, судебной и иной правоприменительной практике. Результаты исследования могут найти применение в учебном процессе при проведении занятий по курсу гражданского права, а также специальному курсу по вопросам страхового права.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась и была одобрена на заседаниях кафедры гражданского права и гражданского процесса факультета права и экономической безопасности СПбГИЭУ. Основные научные положения отражены в опубликованных работах автора. Результаты диссертационного исследования использовались в учебной работе, при чтении курса по страховому праву в СПбГИЭУ; а также нашли отражение в докладах, сделанных на научно-практических конференциях, в том числе на пленарном заседании межвузовской научно-практической конференции «Проблема правового регулирования товарного и финансового рынка: теория и практика» (12-апреля 2006г., СПбГИЭУ).

Структура исследования обусловлена целью и задачами диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав (восьми параграфов), заключения и библиографического списка.

Основное содержание работы

.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цели и задачи работы, ее методологическая и теоретическая основы, формулируются научная новизна, практическая значимость и положения, выдвигаемые для защиты.

В Главе I «Проблема страхового интереса» разрабатывается многосложный вопрос о том, что называется страховым интересом.

В параграфе 1.1 «Методологические аспекты исследования интереса» отмечается, что два наиболее отчетливо заявленных в юридической литературе подхода к исследованию интереса и производных от него понятий1 содержат методические ошибки. Одна из них, характерная для правовых исследований (когда первым действием формулируется общенаучное определение искомого понятия, а вторым – полученная дефиниция распространяется на правовой контекст)2, обнаруживается в определяющем признаке, который при выстраивании определения опосредует процедуру отсеивания второстепенных и выбора существенных признаков определяемого объекта. Такой признак не может не быть обусловленным практической целью той области науки, с позиций которой ведется исследование. В итоге невозможно избежать «ангажированности» общенаучного определения «собственной» наукой; всякая же попытка отвлечения от научных платформ неминуемо приводит к неработающей дефиниции. Проблема второго подхода (построение контекстуального определения исходя из содержания соответствующих статей закона)3 заключается в сильной зависимости достоверности итогового результата от состояния законодательства, вариативности исходного запаса определяющих терминов, а также в оторванности от общенаучного контекста.

Преодолеть эти недостатки возможно с помощью методической процедуры, предполагающей следующие действия. 1). Интерес представляется как гипотетический эмпирический объект4, который составляют функциональные элементы, вычленяемые из дескриптивных утверждений об «интересе» различных наук (выделено три элемента: намерение, потребность, благо). 2). На основании данных элементов, соединяемых общим понятием «ориентация», форму В большинстве исследований методологическая часть сводится к уяснению этимологии искомого термина.

Ярко представлено в работе Михайлова С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. - М.: Статут, 2002. – 205 с.

Фогельсон Ю.Б. Конструкции «интерес» и «риск» в гражданском кодексе // Хозяйство и право. – 2003. - № 6. – С.20-29. Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. - М.: Статут, 2002. – 205 с.

Понятие гипотетического эмпирического объекта введено в научный оборот А.А. Зиновьевым (Зиновьев А.А.

Очерки комплексной логики. – М.: Эдиториал УРСС, 2000. – С.516-517).

лируется дефиниция интереса (интерес - это целерациональная1 ориентация на объект реальности, обусловленная отношением к нему как средству достижения необходимого (благу). 3). Из совокупности присущих элементам интереса значений (семантических единиц) формируется вторичный абстрактный объект (семантическое поле). Полезность последнего объекта обусловлена тем, что российское законодательство не придерживается какой-либо концепции интереса, используя его в текстах правовых актов не в качестве понятия, но - термина (слова) с различными значениями в различных контекстах. Поэтому, оперируя выделенными семантическими единицами, можно подбирать контекстуально подходящие, упрощая таким способом толкование норм, содержащих термин «интерес». При этом вероятно наиболее правильным будет руководство Прагматическим правилом У.Джеймса2.

В параграфе 1.2 «Субъективность и объективность интереса» отмечается, что в силу определенных факторов интерес с общетеоретических позиций необходимо предстает различными гранями. В частности, 1) будучи генетически, функционально и динамически зависимым от сознания, интерес видится субъективным явлением. Здесь же делается вывод о несостоятельности усмотрения объективности интереса в том обстоятельстве, что ребенок не осознает в достаточной мере своих интересов, что не препятствует государству признавать таковые (Р.Е. Гукасян); а также неверность рассуждений о том, что осознание интереса не добавляет к его содержанию ничего нового (Г.Е. Глезерман). 2).

Субъективность интереса как целерациональной ориентации также проявляется в осуществлении выбора относительно возможностей, связанных с объектами реальности. Важно зафиксировать, что вопреки распространенному в юридической литературе мнению результат действия и само действие в силу множества факторов могут противоречить целевым установкам, обусловившим ориентацию действия. Поэтому суждение о намерениях по поступкам не в каждом случае релевантно (истинно). 3). Как процесс, интерес объективен; при этом детерминирован внешними условиями деятельности субъекта. 4). Интерес как термин, интегрированный в законодательство, приобретает объективность интеллигибельного (теоретического) объекта, функционирующего по внутренним законам позитивного права.

В этой связи выяснение вопроса о субъективности/объективности того или иного предмета (явления), в том числе интереса, лишается всяческого смысла, Понятие «целерациональность» разрабатывалось М.Вебером (Вебер М. Избранные произведения. - М.: Прогресс, 1990. - С. 628).

«Всего лучше вы определите ценность любого понятия, задаваясь вопросом: «Что оно решительно изменяет для кого-либо, если признать его истинным» (Джеймс У. Введение в философию; Рассел Б. Проблемы философии. – М.: Республика, 2000. – С. 42-43).

если не обусловливается рядом ограничений, главное среди которых - практическая задача науки, теории, концепции, с позиций которых исследуется вопрос.

Параграф 1.3 «Страховой интерес как средство объективации интереса в сфере страхования и легальная фикция» составляют две части: вторая рассматривает особенности восприятия страхового интереса отечественным правом; ее предваряет компаративное исследование о понимании страхового интереса в иностранных юрисдикциях (преимущественно странах общего права: США, Австралии, Канаде, Великобритании).

1.3.1. В английском праве на сегодняшний день очевидна тенденция переосмысления концепции страхового интереса, а также элементов, образующих его механизм: а) экономического (денежного) интереса и б) «законного/справедливого отношения» (непосредственной юридической связи). Споры вызваны тем, что ведущие страны англо-саксонской системы права (США, Австралия, Канада), изначально руководствовавшиеся нормами английского права, сделали, по мнению авторитетных иностранных правоведов (R.Merkin, I.Goldrein, E.McGillivary), значительный шаг вперед, заменив второй элемент («социально и коммерчески нежелательный») тестом «фактической связи». Это позволило данным странам развивать виды страхования, запрещаемые ригористическими интерпретациями правила о страховом интересе (к примеру, страхование бенефициаром завещанного ему имущества при жизни наследодателя или страхование акционером имущества компании в свою пользу). Обоснование исключения обременяющего элемента покоится на понимании функциональной роли страхового интереса - служить действенным препятствием, вопервых, на пути превращения страхования в игру/пари, во-вторых, против попыток уничтожить застрахованное имущество. Такое историческое предназначение реализуется в достаточной мере посредством обязывания соответствовать единственному правилу о наличии экономического интереса, выражающемуся в денежной выгоде от сохранности предмета страхования или денежном ущербе от его повреждения (утраты) в результате страхового события. Правило логично продолжается в принципе возмещения, заключающем в себе понимание сути имущественного страхования на Западе, ключевая идея которого – предоставление страховым договором выгоды, не превышающей понесенных страхователем потерь в связи с наступлением страхового события. С этих позиций упразднение требования о наличии юридической связи выглядит справедливым и оправдывается практикой.

Результатом произведенного анализа является формирование представления о страховом интересе как юридической конструкции, выполняющей ряд специально заданных функций, облик (структура) которой определяется видением сути страхового отношения в данных экономико-правовых условиях.

1.3.2. Российское гражданское законодательство и приводимые выше правопорядки располагаются на общей концептуальной платформе в понимании компенсационной природы имущественного страхования, а значит предназначения страхового интереса. ГК РФ использует двухэлементную конструкцию страхового интереса применительно к отношениям по страхованию имущества1, а также конструкцию с единственным элементом (имущественным интересом) для иных видов имущественного страхования.

Далее исследуется соотношение двух явлений: эмпирического интереса и страхового интереса. Интерес, будучи ориентацией на объект, онтологически принадлежит сфере субъективного, а потому требует объективации, достигаемой посредством специального юридического инструмента - страхового интереса. Обязывая интерес соответствовать ряду условий, составляющих страховой интерес, позитивное право нашло способ объективного суждения о наличии/отсутствии у лица потребного для страховой сделки интереса2. Одно из таких условий называется «имущественным интересом» и означает, что интерес должен быть исчислимым, а потому приравнен к денежной выгоде, получаемой от сохранности предмета страхования или денежному ущербу от его возможного повреждения (утраты). Самоочевидным при этом является, что масштаб интереса как явления реальности едва ли способен к какому-либо измерению, а потому страховой интерес в этом смысле есть легальная фикция3.

В работе отмечается необоснованность правила об исключительно юридическом основании интереса. Оно не добавляет эффективности механизму страхового интереса (собственник также может иметь причины уничтожить застрахованное имущество, к примеру, для конвертации неликвидного актива в наличные денежные средства), а также в ряде случаев обременяет его. Иллюстрацией этому служит ситуация с добросовестным приобретателем (незаконным владельцем), связь которого с имуществом может рассматриваться как фактическая (А.М. Эрделевский), что несправедливо может препятствовать заключению им страховой сделки в отношении данного имущества. Далее отмечается: в ситуаВ статье 929 ГК обнаруживает себя принцип возмещения и требование об имущественном (экономическом) интересе, статья 930 ГК оговаривает наличие юридического основания интереса.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.