WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 23 |

_ 1982. С.15. Аналогична позиция Дулова А.В. (См.: Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступления. С.47.).

О. Я. Баев, доктор юридических наук, профессор Криминалистика в уголовном суде в свете УПК РФ 2001 г.

При всей противоположности взглядов на возможность ина возможность и пределы применения в уголовном суде криминалистических средств, приемов и рекомендаций большинство исследовавших эту проблему авторов ( Л.Е. Ароцкер, Р.С. Белкин, В. М. Бозров, А. Н. Васильев, Г.А, Воробьев), были едины в одном:

криминалистика, в частности, тактика суда не только существует, но и теоретически имеет право на существование и поступательное развитие.

И в настоящее время большое количество судей ( по результатам нашего исследования - более половины), к сожалению,продолжают расценивать свою деятельность по отправлении правосудия именно с этих позиций. Мы убеждены, что значительная часть неправосудных обвинительных приговоров, фактов необоснованного возвращения уголовных дел для дополнительного расследования, крайне нечастые случаи постановки оправдательных вердиктов обусловливаются такой психологической установкой судей на борьбу с преступностью, что с логической неизбежностью, действительно предполагает наличие тактики этой борьбы.

Мы неоднократно высказывали свое категорическое несогласие с таким подходом, и с удовлетворением констатируем, что уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г. в принципе совершенно верно расставил точки над «и» в данной проблеме, четко очертил роль и место суда в уголовном процессе. «Суд, - указано в ст. 15 УПК, - не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

Более того, презюмируя это положение, законодатель далее в этом же ключе разрешил еще один вопрос, к которому, как правило, апеллировали сторонники существования тактики суда - к установлению порядка судебного следствия и последовательности исследования доказательств в суде. Несомненно, это деятельность есть деятельность тактическая, во многом обуславливающая направленность судебного следствия в целом и тактику отдельных судебных действий следственного характера, в частности. По УПК РСФСР она осуществлялась судом, являлась прерогативой суда (ст.279 УПК РСФСР 1960 г.). Сейчас в этом вопросе судейское усмотрение исключено. « Очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду. Первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты» (ст.274 УПК РФ).

С этим положением корреспондируются еще две законодательные новеллы. Во-первых, указание на то, что приложением к обвинительному заключению является список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты ( ст.220 УПК). Для обеспечения этого следователь при ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами уголовного делав порядке ст.217 УПК выясняет у них какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты.

Во-вторых, ст. ст. 275, 278 и 282 УПК устанавливают совершенно определенную последовательность допроса подсудимых, свидетелей и экспертов: подсудимого первым допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения, после чего вопросы подсудимому задает суд; свидетелю первой задает вопросы та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание, судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами; эксперту в суде первой задает вопросы сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза. Заметим, что, хотя УПК не оговаривает последовательность допроса сторонами в суде потерпевшего, отнесение его к стороне обвинения (ст.5 п.47 УПК), на наш взгляд, предполагает, что первым потерпевшего допра - шивает государственный обвинитель и другие участники судебного разбирательства со стороны обвинения, затем защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, поел чего потерпевшему задает вопросы суд.

Наконец, ст. 246 У ГТК РФ 2001 г. лишила суд « свободы» и по более принципиальному содержательному вопросу: полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинении в ходе судебного разбирательства обязывает суд прекратить уголовное дело или уголовное преследование полностью или в соответствующей его части.

Таким образом, законодатель, на наш взгляд, в сущности, закрыл вопрос о суде как субъекте криминалистической тактики однозначно определив ее потребителей при судебном рассмотрении уголовных дел — профессиональных представителей состязающихся в суде сторон.

Поэтому в системе криминалистической тактики можно выделить две самостоятельные подсистемы: тактика уголовного преследования ( тактика следственная и тактика государственного обвинения) и тактика адвокатская (тактика профессиональной защиты от подозрения или обвинения в совершении преступления как на предварительном следствии, так и в суде).

Еще раз подчеркнем: эти виды тактик содержательно различаются между собой тем, что создаются в целях оптимизации деятельности определенных субъектов. Изучение тактических проблем уголовного преследования - а таких множество – лежит в предметной области тактики уголовного преследования;

изучение же тактических проблем участия защитника обвиняемого (подозреваемого ) в производстве следственных действий и в суде - а их еще больше - составляет весьма значительный раздел другого вида тактики - тактики профессиональной защиты от обвинения.

Нет ни тактики суда как такового, ни тактики судебного следствия как такового. Есть тактика поддержания государственного обвинения в суде, и есть тактика профессиональной защиты от государственного обвинения, выдвинутого и поддерживаемого в суде.

Н.И. Порубов, доктор юридических наук, профессор Методика преподавания: опыт криминалистов прошлого.

В "Истории отечественной криминалистики" мой научный руководитель по кандидатской диссертации Рафаил Самойлович Белкин, посвятив мне несколько строк, написал: "Теперь он одержим идеей разработки проблем судебной риторики — области, в которой "не ступала нога" ни одного из современных ли. юристов. А у него на столе — уже первый вариант солидной рукописи на эту тему!" (с.379). К огромному сожалению, смерть моего Учителя не позволила вручить ему готовую книгу по юридической риторике.

Развитию красноречия во многом способствовали юристы. Это они, в сущности, создали ораторское искусство. Когда говорят о красноречии вообще или о русских ораторах прошлого века, то подразумевают, как правило, судебное красноречие. Во все времена юристы отличались искусным владением слова.

Е.А.Адамов так характеризует А.Ф.Кони: " Мне посчастливилось, кажется в или 1926 году, прослушать в Политехни-ческом музее, вот где здесь я сейчас нахожусь, лекцию Анатолия Федоровича Кони, вам всем известного, поэтому не требуется его рекомендации. Стар был Анатолий Федорович, почти 80 лет лежало на его плечах. С большим трудом, с помощью двух костыликов, пробрался Анатолий Федорович к кафедре, схватился за нее крепко, словно боясь, что она улетит, и начал читать.

Я помню, был тогда еще молодой, мало смыслил, подумал, ну как же такой дряхлый человек сможет интересно и живо прочитать лекцию. Но прошло минут пять, и все было забыто. Остались только два человека — Анатолий Федорович Кони и Лев Николаевич Толстой, о котором он говорил. И странное дело! Когда Кони начал говорить, он преобразился, он помолодел, глаза стали моложе, движения появились, голос стал звучать громче. И самое замечательное заключается в том, что тогда я понял, что значит в лекции "эффект присутствия".

Это могучая сила и, к сожалению, не многим лекторам она дана".

В студенческие годы автору этих строк посчастливилось в стенах Московского университета слушать талантливых педагогов, прекрасных ораторов, любимых студентами профессоров, Доходило до того, что юристы выставляли охрану, чтобы любопытные студенты других факультетов не заполняли аудиторию, желая послушать интереснейшие лекции по содержанию и форме первого доктора юридических наук по криминалистике Ивана Николаевича Якимова. Историограф криминалистики И.Ф.Крылов писал о И.Н.Якимове:

"В наши дни еще живы свидетели педагогического мастерства И.Н.Якимова, помнящие его прекрасные лекции, всегда глубоко содержательные и яркие" (И.Ф.Крылов. В мире криминалистики. - Л.:ЛГУ, 1989. - С. 301) К числу "живых свидетелей", еще живых, относится и автор этой статьи, ученик И.Н.Якимова, который свидетельствует и подписывается под словами И.Ф.Крылова, характеризующими педагогический талант моего учителя.

Лекции по методике расследования преступлений И.Н.Якимов, начавший работать в Муре в 1923г. в должности помсыщика, начинал с рассказа о том, как были совершены в Москве наиболее "громкие" преступления и как затем они были раскрыты и расследованы. Ему было что рассказать, а студентам - чему поучиться.

Учатся у того, кого любят. Студенты юридического факультета МГУ шли на лекцию не по какому-то предмету, а слушать любимого лектора.

Дань уважения отдаю начальнику кафедры криминалистики Вышей школы МВД СССР Абраму Ильичу Винбергу, профессорам Рафаилу Самойловичу Белкину, Игорю Михайлович) Лузгину, Николаю Степановичу Полевому, Геннадию Александровичу Самойлову, под руководством которых работал и у которых учился лекторскому мастерству. Основные качества их лекторского мастерства: это наличие дара общения, способность подчинять слушателей своему благотворному влиянию; внимательность и чуткость, обаяние, доброта, строгость к себе и великодушие к слушателям; безупречная грамотность языка. Их отличала высокая моральная чистота, честность, свой собственный почерк, индивидуальность. И еще одно качество, едва ли не главное, - интеллигентность, ныне, к сожалению, забываемая.

У каждого из них была своя манера, методика чтения лекции. А.И.

Винберг на кафедре — это гигант-ученый, творящий на глазах у всех науку, Р.С.Белкин поражал энциклопедическимизнаниями, широко использовал в лекциях в качестве наглядности художественную литературу. Речь И.И.Лузгина характеризовалась экономией языковых средств, лаконичность, краткостью, дисциплиноюи ответственностью.

Анализ педагогического мастерства профессоров -криминалистов, с которыми мне пришлось встретиться на жизненном пути, позволил придти к выводу, что лекция, как наиболее сложный жанр академического красноречия, основная форма вузовского преподавания, - это особое, своеобразное, малоисследованное и не всегда достаточно осознанное исполнителями искусство.

Каждый преподаватель-юрист, читая первую лекцию характеризует свой учебный курс такими эпитетами: "сложный", "трудный", "нужный". Криминалист к этим эпитетам должен добавить — " интересный". Методика преподавания криминалистики отлична от других юридических предметов и своеобразна. Криминалист - профессия особая. Лектор-криминалист должен быть человеком высокой общей культуры, глубокой эрудиции, разносторонне содержательным. Он должен достичь в своей отрасли знаний такого уровня компетентности, который способен убедить, удивить, восхитить. Известно, что информация сама по себе, одни лишь сообщаемые факты почти не изменяют установки аудитории. Поэтому любое сообщение связывается в сознании студента, прежде всего, с компетентностью, авторитетностью лектора и достоверностьюисточника.

Чтобы лекция была праздником знаний, она должна обладать тремя обязательными качествами. Первое — это содержательность, информативность лекции, познавательная ее ценность. Содержательность— наличие в сообщении достаточного количества существенных знаний, выражающих адекватно те или иные стороны явлений реальной действительности. Под информативностью понимается та или иная степень новизны сообщаемых знаний для данной аудитории и отдельной личности - реципиента, т.е. получателя знаний. Никакие ученые звания, никакая блестящая форма лекции не помогут лектору, если он плохо знает то, о чем говорит. Второе требование — уместность, соответственность. Каждая лекция должна соответствовать теме, времени, месту и аудитории. И третье требование к хорошей лекции — это ее свойство вызывать интерес, внимание слушателей. Без внимания слушающего лекция бесполезна.

Возбудить желание слушать — это первая задача лектора, осуществляемая в первой лекции учебного курса. Возбудить желание мыслить, принимать информацию — главная методическая цель всех лекций. Если эти требования не соблюдаются, лекция не может быть признана соответствующей своему назначению.

Итак, лектор-криминалист — это человек зрелый, обладающий профессиональным опытом, убежденный в правое провозглашаемого. На кафедру должна подниматься личность с присущими ей качествами. В преподавании нельзя " делать себя" с кого-то. Лекторское мастерство индивидуально. Все преподаватели криминалистики говорят об одном и том же. Но все по-разному. Нас было бы невозможно слушать, если бы мы научились говорить одинаково. Сила методики преподавания и состоит в том, что по содержанию мы говорим об одном и том же, но в разной форме.

Поэтому важно постоянное собственное совершенствование, методический всеобуч.

В.А.Савельев кандидат юридических наук, профессор Проблемы получения и утраты информации о событии преступления в процессе его расследования.

1. Одной из основных задач криминалистической деятельности является расследование и раскрытие преступлений, которая может быть решена путём исследования и познания события конкретного преступления.

В связи с этим наука криминалистики рассматривает событие преступления как один из материальных процессов действительности и результат изменений в окружающей среде. Данные изменения находят своё отражение в сознании человека и выступают как процесс возникновения информации.

В силу этого актуальное значение приобретают проблемы, связанные с получением криминалистически значимой информации и возможностью её утраты и искажения.

2. Решение обозначенных проблем зависит, на наш взгляд, от уяснения подлинной природы информации и сущности информационных процессов, лежащих в основе познания материальной среды, включая такое социальное явление, как событие преступления.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.