WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 |

Разработанная на основании Федерального закона « Об оперативнорозыскной деятельности». Инструкция урегулировала процедуру предоставления субъектам производства предварительного следствия, дознания и суду фактических данных, полученных оперативными подразделениями в установленном порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Согласно этой Инструкции результаты ОРД отражаются в оперативно - служебных документах ( рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при производстве оперативно-розыскных мероприятий. В случае проведения в рамках ОРД оперативно-технических мероприятий результаты ОРД могут быть также зафиксированы на материальных ( физических) носителях информации ( фонограммах, видеограммах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.). Результаты ОРД могут представляться следователю как по инициативе органов, осуществляющих оперативно -розыскную деятельность, так в порядке выполнения отдельных поручений лиц, которым такое право предоставлено законом. При этом сотрудники оперативных подразделений при решении вопросов, связанных с представлением результатов ОДР следователю, обязаны руководствоваться положениями УПК, устанавливающими поводы и основания к возбуждению уголовного дела, обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, доказательства, виды доказательств, порядок собирания и проверки доказательств.

Эти результаты могут служить основой для формирования все видов доказательств, создавать условия и I предпосылки для их установления.

Позитивно оценивая весь комплекс ведомственных и межведомственных нормативных правовых актов, регулирующих вопросы взаимодействия, вместе с тем нельзя не отметить, что в современных условиях, требующих все большей консолидации ( усилий следственных и оперативных подразделений в борьбе с организованной и экономической преступностью, требуется внесение в них соответствующих изменений с учетом тех норм предусмотренных в новом УПК Российской Федерации.

А.А.Хмыров доктор юридических наук, профессор Актуальные проблемы использования косвенных доказательств в расследовании преступлений В современных условиях наряду с ростом и качественными изменениями преступности весьма активизировалось и противодействие расследованию со стороны организованных преступных групп и сообществ. Чаще всего такое противодействие осуществляется путем запугивания, физического воздействия и даже убийства потерпевших, очевидцев и других свидетелей преступления, в результате чего следствие лишается источников прямых доказательств. Казалось бы, в этих условиях должны серьёзно возрасти роль и значение косвенных доказательств, однако этого не происходит по двум основным причинам. Вопервых, многие следователи и судьи недостаточно знакомы с сущностью косвенных доказательств, особенностями выявления с их помощью фактических обстоятельств преступления. Во-вторых, новое процессуальное законодательство весьма значительно "повысило цену" признания обвиняемым своей вины Так, ч.ст.446 действующего УПК РСФСР допускает упрощенный порядок производства судебного следствия в случае признания подсудимых, а новый УПК РФ пошел еще дальше и предусмотрел для таких случаев возможность сделки с правосудием, которую он именует " особым порядком судебного разбирательства" ( раздел X, гл.40 УПК РФ). В этих условиях дальнейшее развитие теории косвенных доказательств и разработка практических рекомендаций по их использованию в расследовании становится актуальной задачей криминалистической науки.

Процессуальные средства и способы собирания едины для всех доказательств, как прямых, так и косвенных. Это обусловлено единством природы и источников тех и других доказательств, которые отличаются друг от друга только характером связи с предметом доказывания. Различия начинают проявляться при проверке доказательств.

Проверка косвенных доказательств должна относиться ко всем элементам их структуры: к источникам сведений о фактах, способам их получения и к самим этим сведениям. Содержанием проверки являются :

установление надёжности источников сведений и законности способов их получения, а также качественная интерпретация полученных данных. На основе проверки надёжности источников и правомерности способов получения доказательств решается вопрос об их допустимости. Эта важнейшая сторона проверки косвенных доказательств не отличается сущетвенной спецификой — такие же операции осуществляются и в отношении прямых доказательств.

Специфичен для косвенных доказательств другой элемент — их качественная интерпретация, вторая заключается в том, что следователь, прокурор и суд, приступая к исследованию любого источника доказательств, выясняют, содержатся ли в нем сведения о конкретных фактах, либо источник (например, показания свидетеля) содержит лишь догадки, слухи, предположения, ссылки на "общее мнение " и т.п. Кроле того, качественная интерпретация означает уяснение характеристика и содержания фактов, сведения о которых имеются в источнике.

Этот элемент проверки присущ только доказыванию уликами, при использовании прямых доказательств необходимость к качественной интерпретации не возникает, гак как они представляют сведения о фактах, непосредственно входящих в предмет доказывания. Здесь же необходимо выяснить, имеются ли вообще в том или ином источнике доказательства и что они представляют по своему содержанию.Важная тактическая особенность использования косвенных доказательств заключается в том, что при их собирании должны учитываться некоторые психологические факторы. Это Некоторые авторы считают подобный анализ содержания элементом оценки доказательств( см., например: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания.- Казань, 1976.- С. 187). С этим трудно согласиться: при качественной интерпретациине определяются какие-то ценностные свойства доказательств, а лишь выявляется их наличие; если доказательствнет, то не может быть и оценки.

относится, главным образом, к тактике допроса. Прежде всего здесь следует иметь в виду, что факты, сведения о которых являются прямыми доказательствами, как правило, воспринимаются свидетелями и потерпевшими более ярко и остро и запоминаются более прочно, чем данные, могущие стать косвенными доказательствами. Объясняется это тем, что второстепенные факты, не являющиеся составной частью преступного события, не привлекают пристального внимания свидетеля прежде всего потому, что он не улавливает (по крайней мере, в момент восприятия) их связи с преступлением и не придает им должного значения. Иногда свидетель или потерпевший, даже запомнив такие факты, не рассказывают о них на допросе, полагая, что они не могут представлять интереса для следователя или суда. Поэтому детализация допроса особенно необходима по делам с косвенными доказательствами. В ходе такого детального допроса свидетель, потерпевший могут рассказать и о фактах, на их взгляд, не связанных с преступлением, ибо их связь становится очевидной только при сопоставлении с другими, не известными допрашиваемому фактами.

Уголовно -процессуальный закон устанавливает единые для всех видов доказательств правила их оценки. Эти правила в равной степени применимы как к прямым, так и к косвенным доказательствам. Вместе с тес специфика последних не может не сказаться и в таком важном элементе доказывания, каким является оценка доказательств.

При доказывании прямыми доказательствами центр тяжести приходится на определение надёжности источников доказательств, правомерности способов их получения и достоверности Сведений, являющихся прямыми доказательствами.

Вопрос об относимости таких доказательств и их значении для дела практически не возникает: устанавливая факты, являющиеся составной частью предмета доказывания, эти доказательства связаны с ним столь непосредственно и очевидно, что такая связь обычно не нуждается в обосновании. Вопрос о достаточности прямых доказательств по этой же причине решается сравнительно просто. Установлением допустимости, полноты и достоверности прямых доказательств процесс доказывания практически завершается.

В доказывании косвенными доказательствами эти операции составляют лишь первый его этап. В силу многозначности связи каждого из промежуточных фактов не менее важные ( но, пожалуй, еще более трудные) задачи возникают на втором этапе. Здесь предстоит установить относимость каждого из промежуточных фактов, т.е. наличие объективной их связи с предметом доказывания. Это центральный момент доказывания уликами. Объективная связь каждого промежуточного факта с преступлением может быть установлена только в системе таких фактов, так как связь каждого из них, взятого в отдельности, может только предполагаться. Весьма важной логической операцией является определение значения каждого из таких фактов для дела. Наконец, значительную трудность и наибольшую ответственность представляет решение вопроса о достаточности промежуточных фактов для достоверных выводов обо всех существенных обстоятельствах дела.

К числу проблем, связанных с оценкой косвенных доказательств, следует отнести и некоторые психологические её аспекты.

Одну из важнейших в этом отношении особенностей удачно подметил еще А.Жиряев. " В уликах,— писал он, — по большей части дается исследователю только раздробленный образ исследуемого события, который, естественно, не имеет такого действия на его убеждение, как целостное впечатление, производимое обстоятельным показанием, например, свидетеля".1 Действительно, косвенные доказательства, каждое из которых связано ( да и то опосредованно) лишь с отдельными элементами предмета доказывания, даже в совокупности не дают столь целостной и впечатляющей картины преступления, какую может нарисовать в своих показаниях свидетель-очевидец, потерпевший или обвиняемый. Уловить же связь отдельного доказательства с событием преступления трудно: для этого надо рассматривать всю их совокупность, сопоставляя между собой все имеющиеся в ней доказательства, что требует известного умственного напряжения.

Конечно, опасения некоторых старых процессуалистов, что это на- _ Жиряев А. Теория улик.- Дерпт, 1855. - С.ЗЗ.

пряжение " может оказаться чрезмерным",1 явно преувеличены, однако такая "раздробленность образа", действительно, имеется и создаёт известные трудности и в восприятии, и в оценке косвенных доказательств.

Трудности эти нередко усугубляются фрагментарностью восстановленной уликами картины преступления и возможным отсутствием в ней отдельных фрагментов. Несмотря на то, что при правильном доказывании отсутствующие фрагменты не искажают существа дела и не могут влиять на конечные выводы следователя и суда, их отсутствие тем не менее создаёт чисто психологические затруднения. Иногда судей и присяжных заседателей не покидает мысль о том, что, может быть, как раз в отсутствующих фрагментах и скрываются важные обстоятельства, которые могут существенно изменить содержание всей картины преступления.

Немалое значение в психологическом аспекте оценки имеют и те предубеждения, которые коренятся в неправильном понимании сущности косвенных доказательств и особенностей их использования в доказывании. В научной и популярной литературе предположительный, многозначный характер связи отдельного косвенного доказательства с преступлением подчеркивается гораздо чаще и убедительнее, чем однозначный характер связи всей системы таких доказательств с предметом доказывания.

Существование такого предубеждения поддерживается и отдельными (ошибочными, на наш взгляд) высказываниями представителей юридической науки, категорически ( но бездоказательно) утверждающих невозможность установления обстоятельств дела одними лишь косвенными доказательствами.

Таковы некоторые из психологических аспектов оценки косвенных доказательств, которые непременно должны учитываться в процессе доказывания и которые свидетельствуют о необходимости самостоятельной разработки этой важной проблемы отечественной криминалистики и юридической психологии.

_ ГлазерЮ. Руководствопо уголовномупроцессу. Том 1. Вып. 3.- СПб, 1887.-С.

341.

Сведения об авторах сборника Корноухов Валентин Егорович - доктор юридических наук, профессор Красноярского юридического института МВД РФ Даулов Андрей Васильевич - доктор юридических наук, заслуженный деятель наук Белоруссии, профессор Белорусского государственного университета Седова Тамара Алексеевна - доктор юридических наук, профессор СанктПетербургского государственного университета Волынский В. А. - доктор юридических наук, профессор академии МВД РФ Попов И.А. - доктор юридических наук, заместитель начальника Следственного комитета при МВД РФ Яблоков Николай Павлович - доктор юридических наук, профессор, зав.

кафедрой криминалистики Московского государственного университета им.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.