WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 23 |

После свободного рассказа и уточняющих вопросов следователя должны обязательно идти стадии « снятие напряжений » и « прекращение общения ». С этой целью рекомендуется задать один-два « уводящих» вопроса типа: « Ну, как, не устали от допроса», « Вас уже, по-видимому, заждались на работе ». Если перед опросом вызванный очень волновался и объяснил это тем, что он «первые у следователя, можно спросить : «Ну, что Ничего страшного не произошло Зря беспокоились В следующий раз не волнуйтесь !».

Эти вопросы снимают напряжение и создают предпосылку для прекращения общения, выхода из него. Предпосылку для прекращения общения создает вопрос : «Вам отметить повестку » сами действия по отметке повестки. Вопрос о том, как долго опрошенному добираться до места работы или до дома, не только снимает напряжение и готовит к прекращению общения, но и необходим для выяснения, до какого времени отмечать на повестке присутствие на допросе.

После отметки повестки (а если это не нужно, то после такого ответа ) следует поблагодарить свидетеля или потерпевшего а помощь следствию, сказать о том, что, возможно, еще раз придется прибегнуть к его помощи на судебном следствии. Реакция См.: Васильев А. Н., Карнеева Л. М. Тактика допроса при расследований преступленийС.78.

.

на этот вопрос позволит судить, с каким чувством уходит от следователя допрошенный. Иногда, если реакция негативная, рекомендуется стадию выхода из общения продолжить, рассеять этот негативизм. Прощаться с допрошенным следует вежливо, корректно, чтобы он уходил от следователя с чувством выполненного перед обществом долга.

В заключение хотелось бы сказать, что, решив в порядке постановки вопроса написать эту статью, мы руководствовались следующими целями:

а) попытаться объяснять, чем вызывается определенная часть неудач при допросах и неявка граждан на вызовы работников органов, а также некоторый негативизм части населения к ним;

б) привлечь внимание юристов к необходимости дальнейшей выработки приемов снятия напряжения и выхода из общения как самостоятельным стадиям допроса.

В.И. Комиссаров доктор юридических наук, профессор Особенности предъявления для опознания в свете требований нового УПК РФ.

С принятием нового уголовно-процессуального кодекса РФ. в частности, ст.

193 — предъявление для опознания, сущность и порядок производства этого следственного действия, вопреки ожиданию, оказались несколько ограниченными и противоречивыми.

Если в ранее действовавшем УПК РСФСР ( ст. 164) было четко зафиксировано «... опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они наблюдали соответствующее лицо или предмет, и о приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание», то в новой редакции п. 2 ст. 193 УПК РФ зафиксировано — опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели (подчеркнуто — В.К.) предъявленные для опознания лицо или предмет. Вчитываясь в новую формулировку закона, невольно приходишь к мысли, что в качестве опознающих не могут участвовать свидетели и потерпевшие, страдающие дефектом зрения, т.к. они не видят окружающий мир, а ориентируются в нем лишь на слух или на ощупь. Кроме того, событие или последствия криминального действия не всегда воспринимаются зрением.

Практика знает множество случаев, когда свидетели слышали разговор преступников, потерпевшие также слышали, запомнили особенности устной речи нападавших и могут по этим признакам их опознать, но законодатель эти обстоятельства ( случайно или преднамеренно) не учел. И здесь может создаться коллизия, когда результаты опознания потерпевшим на ощупь (у него украли какойлибо предмет) или по устной речи, в соответствии со ст. 75 УПК, будут признаны защитником, судом недопустимыми доказательствами, т.к. подобные способы опознания не предусмотренызаконом.

Анализируя иные рекомендации законодателя, регулирующие порядок проведения и фиксации предъявления для опознания, можно и там встретить упущения, которые несомненно вызовут критические замечания у защитника подсудимого, да и суда.

тоже Так, на стр. 277 ( протокол предъявления для опознания) вопреки п. 4 ст.

193, где зафиксировано « Перед началом опознания опознаваемому (- В.К.) предлагается занять любое место...», в приложении к УПК записано «Перед началом опознания опознаваемому (В.К.) было предложено...».

Согласно п.4 ст. 56 УПК — свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга ( своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п, 4 ст. 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному...

делу Однако в анализируемом и других протоколах предъявлена для опознания рекомендуется перед началом следственного действия предупредить свидетеля и потерпевшего об уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 УК РФ, а потом уже разъяснить им ст. 51 конституции Российской Федерации.

Вопросы же участия в опознании защитника подозреваемого, обвиняемого, разъяснение им процессуальных прав в приложении к УПК РФ практически не затрагивались.

Как видим, предъявление для опознания было и остается одним из распространенных и сложных по своему содержанию следственных действий. Его сложность и своеобразие заключается в том, что опознанию всегда предшествует допрос опознающего, в ходе которого допрашиваемый должен вспомнить, оценить и правильно изложить в устной, письменной ( глухонемой, например) форме характерные признаки виденного им ранее преступника. В процессе предъявления для опознания лицо повторно вспоминает, сопоставляет наблюдавший в ходе преступления и вновь предъявленный ему объект. Следователь же, сопоставляя признаки внешности преступника, о которых ему ранее на допросе сообщил потерпевший ( свидетель), с признаками опознаваемого, на чем акцентирует внимание опознающий, делает для себя вывод о достоверности результатов опознания.

Условия, порядок и виды предъявления для опознания в практике расследования преступлений сформировались давно, частично они включены в ст.

193 УПК. Перед предъявлением для опознания необходимо подробно еще раз допросить свидетеля чтобы уяснить: а) при каких условиях он видел, слышал, если не зрячий, то осязал преступника или другое лицо, предмет, на каком расстоянии, при каком освещении, в какой обстановке, в каких положениях, в течение какого времени и др.; б) какие при знаки внешности, устной речи нападавшего запомнил свидетеля и в) может ли опознать его.

При этом нужно получить описание как статических, та и динамических признаков, используя тактические приемы и так тактические правила составления словесного портрета. Предварительный допрос опознающего необходим для объективной, все сторонней оценки судом результатов опознания, проведением следователем. И как общее незыблемое требование — опознаваемый должен предъявляться для опознания в том виде, в каком свидетель или потерпевший наблюдали его ранее.

Законодатель, оценив значимость, обоснованность и простоту реализации рекомендаций криминалистики, часть из них включил в нормы права, В следственной же тактике остались приемы, имеющие организационный и тактический аспект.

К сожалению, ряд рекомендаций криминалистов по тактике предъявления для опознания разработаны все еще без должного учета требований ст. ст. 46, 47 УПК РФ о производстве опознания подозреваемого (обвиняемого ) с участием защитника. Сюда же можно отнести и рекомендации: « уличного опознания» разыскиваемого преступника, « негласное » опознание лица по голосу, походке в условиях, когда обвиняемому заранее не сообщается о содержании следственного действия и др. Данное обстоятельство затрудняет более широкое внедрение в практику расследования достижений криминалистики и порой приводит к ничтожности полученной информации (см.

ст. 75 УПК).

Известно, что в условиях повышенной требовательности деятельности правоохранительных органов следователи должны неуклонно выполнять требования закона о процессуальном порядке проведения опознания и весьма критически оценивать его результаты.

Анализ же следственной практики показывает, что даже элементарные требования УПК и рекомендации криминалистики нередко нарушаются: в протоколах допроса опознающего, соответственно и в протоколах опознания, зачастую, отсутствуют описание характерных признаков внешности преступника ; не всегда указываются индивидуальные признаки лиц, среди которых находился опознаваемый ; в протоколах отражаются стандартные формулировки — « твердо опознаю по чертам лица, росту « голосу». При этом следователей не смущает, что опознаваемые лица не стояли, а сидели перед опознающим, признаки голоса опознающего в протоколах следственного действия не указываютсявообще.

Изложенное дает основание считать, что для подобных ситуаций нет надобности разрабатывать дополнительные научные рекомендации. Здесь требуется неуклонное соблюдение ранее разработанных и простых в исполнении правовых норм и тактических приемов предъявления для опознания. В этой связи нельзя не признать справедливыми случаи, когда суды по своей инициативе или по ходатайству защитника подсудимого исклю- чают из системы доказательств « опознание», проведенного с подобными нарушениями.

Разработки, предпринятые криминалистами в последние годы, значительно расширили возможности проведения опознания. В новом УПК не все они нашли отражение, поэтому остается потребность переосмысления сущности и возможностей некоторых видов опознания. Конечно, часть рекомендаций, предложенных учеными, в какой-то степени еще тяготеет к опознанию, осуществляемому в рамках оперативно-розыскной деятельности. Однако, при соответствующем осмыслении, доработке эти рекомендации можно использовать в ходе следственных действий.

К дополнительным видам опознания, не предусмотренных, но и не противоречащих п. 3 ст. 193 УПК, можно отнести: а) повторное предъявление для опознания одного и того же лица свидетелю (потерпевшему); б) предъявление для опознания лица по устной речи или походке; в) идентификацию личности по фонограммам; г) опознание лица по кинофильмам, рисункам; д) опознание лиц (трупов) по посмертным маскам или частям трупа и др. Особое место в решении проблем опознания здесь должны занимать вопросы участия в этом следственном действии специалиста и защитника подозреваемого ( обвиняемого), а также - вопросы обеспечения гарантий неприкосновенности и защиты законных прав, чести и достоинства опознаваемого и опознающего.

Из дополнительных видов и условий опознания остановимся на двух — повторном предъявлении для опознания обвиняемого и — обеспечении прав и законных интересов опознающего в уголовном судопроизводстве.

Из результатов анкетирования осужденных видно, что повторное предъявление обвиняемого одному и тому же лицу производилось весьма редко.

Следователи повторно производили опознание в тех случаях, когда свидетели (потерпевшие ) неуверенно опознавали обвиняемого. В некоторых случаях, несмотря на отрицательные результаты первого опознания, следователь производил повторное, настойчиво предлагая свидетелю все же опознать обвиняемого. По мнению осужденных, производить повторное опознание в отдельных случаях смысла не было, ибо опознающие не знали или не запомнили признаков их внешности.

Очевидно, учитывая такие ситуации, законодатель четко зафиксировал « не может производитьсяповторное опознание лица или предмета тем же опознающим и по тем же признакам» (ч.З ст.'3).

И все же, в процессе расследования преступлений возможны случаи, когда первое опознание, в силу объективных причин, проводилось по фотографии, а затем появилась возможность предъявить самого подозреваемого. В данном случае признаки искомого и на фото и в натуре будут одним и тем же, но вид опознания будет иным, В практике встречаются случаи прекращения первого опознания из-за болезни опознающего ( нервный срыв при виде напавшего, ухудшение зрения на момент производства следственного действия и т.п.). В таких случаях, после устранения негативных факторов, необходимо второй раз провести опознание одного и того же подозреваемого одному и тому же опознающему. И лучше если это будет осуществлено с участием защитникаопознаваемого.

И все же, соглашаясь с законодателем, мы полагаем, что проводить повторное опознание недопустимо, если при первом опознании следователь игнорировал требования УПК, рекомендации криминалистики о порядке и условиях проведения следственного действия или - когда опознающий дал заведомо ложные показания о том, что он якобы не узнал преступника.

Во-первых, нарушение процессуальных и тактических условий (чаще - это предъявление человека не в том виде, в каком его наблюдал ранее и запомнил потерпевший, свидетель) объективно влечет за собой более ускоренное «стирание» того образа, который хранился в памяти человека.

Во-вторых, если свидетель первоначально не опознал преступника, а при повторном опознании узнал его, то доказательственное значение результатов повторного следственного действия будет справедливо поставлено судом под сомнение, так как в деле будет два протокола опознания с противоположными результатами.

В-третьих, если свидетель в ходе первого опознания дал заведомо ложные показания, а в ходе повторного — «узнал» преступника и твердо указал на него, то доказательственное значе- ние будет иметь не протокол повторного опознания, а результаты допроса опознающего о причинах дачи им первоначально ложных показаний.

Вызывают возражения и рекомендации некоторых криминалистов о целесообразности проведения повторного опознания в целях проверки «насколько прочно память опознающего запечатлела признаки внешности опознаваемого».

Цель производства любого следственного действия — получение доказательств.

Если свидетель при первом опознании твердо узнал подозреваемого, то сколько бы ни повторяли это следственное действие, доказательств в деле не прибавится, а утратиться они могут. Да и где искать тех лиц, среди которых ранее опознавался подозреваемый. Думается, что проводить в ходе процессуальных действий проверку особенностей восприятия и особенно памяти свидетеля без достаточных оснований нецелесообразно.

Рассмотрев процессуальные и тактические особенности традиционных условий и видов опознания, нельзя не затронуть новых аспектов производства этого следственного действия.

Многие годы мы, как и ряд других юристов, развивали идею об участии в расследовании особо опасных преступлений свидетелей и потерпевших под «псевдонимом». Законодатель, учитывая сложность борьбы с преступностью, в п.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.