WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Если предположить, что такая цель будет сформулирована и принята подавляющим большинством как справедливая, то она обязательно будет включать в себя две составляющие: сохранение самого общества как целого и предоставление большинству доступных обществу благ. А если это так, если сохранение общества как целого - важнейшая цель, к которой всё общество стремится, у него (общества) есть () право жертвовать своими элементами – людьми для достижения этой цели. У общества есть право любого, лучше самого сильного и ловкого, послать на войну, в пожар и т.п., не спрашивая на то его согласия. Но это будет означать, что в момент, когда общество человеком жертвует, его стремление к хорошей жизни (Аксиома 3) перестанет быть правомерным, его право на внешнюю свободу (Аксиома 5) перестанет быть равным праву на внешнюю свободу остальных, тех, которые посылают его на алтарь общего блага. Решение этого вопроса подобным образом, т.е. давая возможность обществу (к тому же не понятно, в чьём лице) жертвовать отдельными своими членами, теоретически возможно единогласным решением всех его членов. Однако, не голосовавшие за это и, в частности, дети не могут быть обязаны таким решением. А, с другой стороны, уже принятые нами Аксиомы 3 и 5 должны быть тогда изменены. Мы должны будем отказать человеку в правомерности его стремления к хорошей жизни так, как он сам это себе представляет, и будем вынуждены признать, что некоторые люди имеют меньшие права на внешнюю свободу, по сравнению с другими, а это уже совсем другая концепция, совсем другое отношение к должному, совсем другая теория права. Мы должны осознанно решить для себя, согласны ли мы с тем, что и стремление человека к хорошей жизни неправомерно, и что люди имеют разные права на внешнюю свободу, или нет Таким образом, избегая вступать в противоречие с уже сформулированными аксиомами и следствиями, мы можем принять только следующий принцип допустимости ограничения внешней свободы человека:

Аксиома 7.

Внешняя свобода человека может ограничиваться только требованиями обеспечения внешней свободы других людей.

“Человек имеет право на все действия и состояния, при которых свобода других людей по общему закону разума сохранена быть может” [39, с.34]. “Власть общества над индивидуумом не должна простираться далее того, насколько действия индивидуума касаются других людей; в тех же своих действиях, которые касаются только его самого, индивидуум должен быть абсолютно независим над самим собою, - над своим телом и духом он неограниченный господин” [49, с.296].

Для правильного понимания этой Аксиомы важно почувствовать её анизотропность. Кроме требования ограничения свободы другого человека, никакие другие основания для ограничения свободы кого-либо не допускаются. Но это не означает, что любое требование обеспечения внешней свободы человека является безусловным и достаточным основанием для ограничения внешней свободы другого. Наличие этого условия только лишь дает возможность рассматривать вопрос об ограничении внешней свободы человека, для решения которого необходимо привлечь и другие причины, в частности, те, которые содержатся в других, в том числе последующих аксиомах и следствиях. Если же этого основания нет, то вопрос об ограничении внешней свободы кого-либо даже и рассматриваться не может. Таким образом, Аксиома 7 дает нам только необходимое, но не достаточное условие для ограничения внешней свободы человека.

Как мы помним из Определения 4, средства могут быть двух принципиально различающихся сортов - вещи и люди. На данном этапе построения теории в отношении вещей как средств достижения цели человеком все достаточно понятно.

Соответствующие отношения между людьми по поводу вещей будут конкретизированы в дальнейшем описанием права собственности.

Другое дело отношения между человеком, стремящимся к цели, и человеком, который может послужить средством ее достижения. Согласно Аксиоме стремление их обоих к хорошей жизни правомерно. Следовательно, притязания каждого из них на достижение каждым именно его цели - одинаково оправданы. При этом возможны два принципиально разные варианта ситуации - цели двух человек вступают между собой в противоречие или их цели в противоречие не вступают.

Если между целями людей есть противоречие, то в силу Аксиомы 3 никто из них не может принуждать другого выступить в качестве средства для достижения чужой для него цели, поступившись при этом возможностью достичь своей собственной цели, вступившей в противоречие с целью первого человека. Если же между их целями противоречия нет, то никто другой и ничто другое, кроме доброй воли человека, не может помешать ему выступить в качестве средства для достижения чужой цели, которая не противоречит цели его собственной. “Каждый человек внутренне свободен и зависит только от законов разума, а по сему другие люди не должны употреблять его (человека - С.Е.) средством для своих целей” [39, с.21]. Итак, мы можем сформулировать Следствие 3.

Никто против его воли не может быть использован в качестве средства для достижения чужой цели.

“Человек - не средство для чужих целей, он сам абсолютная цель” [109, с.39].

Однако, существуют и другие точки зрения на этот вопрос. Например, “Социализации должны быть подвергнуты не только блага, но и личности” [91, с.44].

В качестве альтернатив Следствию 3, должны быть рассмотрены следующие утверждения:

все люди могут быть против их воли использованы для достижения чужой цели;

некоторые люди могут быть против их воли использованы для достижения чужой цели.

Обе альтернативы прямо противоречат Аксиоме 7, поскольку допускают ограничение внешней свободы человека не только требованиями обеспечения внешней свободы других людей, т.е. требованиями не препятствовать им самостоятельно осуществлять их права. Они допускают обязывание человека достигать некоего состояния вещей и людей, т.е. совершать активные действия, более того, такие действия, которые его собственной цели противоречат.

Вторая альтернатива, кроме того, прямо противоречит Аксиоме 5, поскольку допускает неравенство людей в отношении их прав на внешнюю свободу. Допускает, что какие-то люди (какие) могут быть ограничены в правах на внешнюю свободу по отношению к другим людям.

Кроме того, первая альтернатива неосуществима, поскольку оставляет открытым вопрос о том, кто же может использовать любого человека для достижения своих целей.

Таким образом, любая из альтернатив в рамках уже принятых аксиом становится невозможной.

Это следствие, в частности, требует, чтобы в процессе получения согласия от человека, выявления его собственной воли на использование его для достижения какой-либо цели, человек должен быть детально проинформирован о том, в чём же заключается эта цель. Это важно для того, чтобы вытачивая какие-либо гайки, человек не участвовал при этом в изготовлении атомной бомбы, если он не хочет участвовать в изготовлении атомной бомбы. Чтобы поворачивая разные рукоятки и нажимая разные кнопки, человек не участвовал при этом в изготовлении боевых отравляющих веществ, если он не хочет участвовать в изготовлении боевых отравляющих веществ. Не говоря уже о том, что в процессе какой-либо деятельности, не ведая об этом, человек не причинил бы вреда своему собственному здоровью.

Каждый человек понимает, что его внешняя свобода не безгранична. Каждый человек примерно представляет, где проходит граница его внешней свободы, установленная в том обществе, в котором он живет. И, вместе с тем, мы знаем, как часто люди выходят за пределы своей внешней свободы, переступают эту ощущаемую ими черту. Отчего это происходит Как нам относиться к этим фактам Относиться ли нам к ним, как к неким уникальным явлениям, как к неким неподдающимся осмыслению случайностям Может быть, те, кто преступают пределы своей внешней свободы - вообще не совсем люди, и тогда относиться к ним нужно не так, как к людям, а как-то иначе Да нет, опыт показывает, что до момента выхода человека за пределы своей внешней свободы, да и после этого, он ничем не отличается от других людей, про которых неизвестно, поступали ли они так же. Весь жизненный опыт показывает нам, что в подобных явлениях нет ничего сверх- или противоестественного, и это позволяет нам сформулировать очередную аксиому.

Аксиома 8.

Люди склонны нарушать нормативные границы внешней свободы других людей и своей собственной.

Существуют принципиально разные взгляды на природу человека. Согласно одному взгляду люди по своей внутренней природе идеально хороши. Только внешние обстоятельства (например, квартирный вопрос) иногда заставляют их поступать плохо. “Представленный самому себе, он (человек - С.Е.) непогрешим.

Все его намерения и даже инстинкты благодетельны не только для него самого, но и для других, ибо уже в них заложены начала симпатии и общительности. Если же он вредит самому себе и другим, то только потому, что его испортили, воздействуя на него извне” [78, с.335].

Согласно противоположному взгляду человек - это вместилище греха, и только боязнь наказания (в любой его форме) заставляет людей сдерживать свои греховные инстинкты. “На протяжении тринадцати столетий после победы христианства считалось, что грехопадение закрыло человеку дорогу к совершенству и обратило его в испорченное существо, которое надо держать в узде, без чего оно непременно собьётся на путь порока” [57, с. 61]. “Представленный самому себе, человек являет собой жалкое зрелище или хаос противостоящих друг другу стихий, или же торжество низов над верхами” [78, с.334].

Провозглашая Аксиому 8, мы утверждаем, что истина - где-то посередине. В человеке присутствует как положительное, так и отрицательное начало. В каждой конкретной ситуации может проявиться как одно, так и другое. Когда в Аксиоме 8 мы говорим о склонности, мы признаем, что не в состоянии заранее определить, предугадать, как конкретный человек проявит себя в конкретной ситуации. Мы признаем, что проявления “плохого начала” в человеке - явление обычное, и поэтому мы должны относиться к ним спокойно, должны быть всегда к ним готовы.

Здесь необходимо зафиксировать наше внимание еще на одном важном обстоятельстве. Даже в схожих ситуациях люди ведут себя по разному. Это обстоятельство достойно того, чтобы быть зафиксированным в Аксиоме 9.

Все люди разные.

Разные по множеству признаков. По возрасту, образованию, весу, силе, вкусам, умственным способностям и т.д. и т.п., т.е. по своим возможностям и склонностям. И именно это и, пожалуй, только это обстоятельство позволяет нам теоретический принцип равноправия применять на практике, добиваться все более полного его осуществления. Только это обстоятельство позволяет нам ко всем людям применять одни и те же правила. “Если бы все люди были совершенно равны (одинаковы - С.Е.) в их дарованиях и склонностях, нам пришлось бы применять к ним различный подход, чтобы достичь какого-то подобия социальной организации. К счастью, они не являются равными (одинаковыми - С.Е.); и только благодаря этому нет необходимости устанавливать дифференциацию функций посредством произвольного решения некой организующей воли, но вместо этого, после создания формального равенства правил, приложимых равным образом ко всем, мы можем предоставить каждому индивиду возможность самому найти свой уровень” [103, с.

397]. Только благодаря этому обстоятельству социальная дифференциация функций устанавливается (может устанавливаться) сама собой. Все необходимые для существования общества ниши оказываются занятыми, функции исполненными. Обществу нет необходимости насиловать своих членов, заставляя каждого из них занимать какую-то конкретную нишу, якобы предназначенную именно для него какой-то внешней для него волей. Неравные возможности являются предпосылкой достижения равных прав. Более того, “равные возможности” и “равные права” являются в определенном смысле антагонистическими принципами.

Только признавая разные (неравные) возможности граждан, мы можем организовывать их сосуществование на принципах их равноправия на внешнюю свободу. Организовывая сосуществование на принципах равенства возможностей, мы вынуждены будем кого-то (того, у кого возможностей - силы, ума, ловкости и т.п. больше) ограничивать в правах - требовать, чтобы частью своих возможностей этот “кто-то” делился с теми, у кого таких возможностей нет. Иными словами, мы вынуждены будем признать, что не все возможности (способности) человека принадлежат именно и полностью ему самому.

Пассажи, вроде принадлежащего Т. Кампанелле, о том, что умственные способности отдельного человека принадлежат всему обществу, представляются нам не только противоречащими принятым выше аксиомам, но и абсурдными.

Напротив, мы разделяем точку зрения Т.Джефферсона, который сказал: “Было бы смешно и нелепо, если бы мы предположили, что человек имеет меньше прав на самого себя, чем кто-нибудь из его соседей или даже все они, вместе взятые. Это означало бы рабство, а совсем не ту свободу, которую “Билль о правах” сделал неприкосновенной” [21, с. 28]. Всё внутренне присущее конкретному человеку принадлежит ему и только ему безраздельно.

Несмотря на то, что в силу Аксиомы 5 все люди имеют равные права на внешнюю свободу, реализовывать свои права они, конечно же, будут по-разному, исходя из своих личных устремлений и возможностей. В том числе и проявлять всеобщую склонность к выходу за пределы своей внешней свободы, т.е. нарушать права других людей, люди будут по- разному.

Несмотря на то, что мы считаем склонность, зафиксированную в Аксиоме 8, обычным явлением, это не значит, что мы согласны с этой склонностью мириться, а тем более ее поощрять. Более того, задача любой правовой системы состоит именно в том, чтобы в идеале сделать невозможным проявление этой склонности и, уж во всяком случае, минимизировать такую возможность. Поэтому Аксиома 8 еще раз оправдывает и обосновывает необходимость ограничения внешней свободы каждого человека. Понятно, что в обществе святых “нормативные” ограничения не нужны – каждый из них сам, добровольно ограничивает себя, чтобы даже с избытком предоставить свободу ближнему своему. “И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два; просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся” [Мф. 5, 40-42]. Нормативное ограничение внешней свободы каждого нужно именно в обществе обычных людей, таких как они есть, со всеми их достоинствами и недостатками.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.