WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

46]. Для них основной методологический прием - дедуктивный синтез, а не индуктивный анализ. И это не есть их прихоть, результат свободного выбора.

Напротив, это объективное обстоятельство, вызванное особым характером изучаемой ими предметной области. Если естественные науки главным образом говорят о сущем, существующем, о том, что не зависит от наших мнений о нем, то вторые говорят главным образом о должном, о том, чего мы хотим от объекта, к коему теория прилагается. Например, лингвистика представляет теорию существующего языка, а литературоведение пытается дать эстетическую оценку того, что на языке написано. Хотя, например, теория корабля или теория самолета как раз и говорят о том, каким должен быть корабль, чтобы он не утонул, или каким должен быть самолет, чтобы он полетел.

От выводов лингвистики не зависит (почти не зависит) поведение реального языка (исключение - эсперанто - только подтверждает правило). Литературоведение вольно или невольно пытается указать направление и дать критерии развития литературы.

Иначе говоря, естественные науки - науки о сущем - не оперируют оценочными суждениями, они не обсуждают хорошо или плохо устроен их мир, они говорят лишь о том, как он устроен и функционирует. Гуманитарные науки неизбежно связаны с оценочными суждениями, они говорят о том, каким должен быть их мир. Таким образом, предметом теоретических построений гуманитарных наук чаще всего является не только то, как устроены, как взаимодействуют элементы соответствующей гуманитарной области, а и то, как они должны быть правильно устроены, как они должны правильно взаимодействовать.

Как же нам различать теории о сущем и теории о должном, а в более общем смысле - сущее и должное В качестве критерия для такого различения может быть использована цель, т.е. её наличие или отсутствие. Если мы рассматриваем теорию гравитации, если предметом теории является гравитация, вполне бессмысленным является вопрос: “Зачем нужна гравитация”. Гравитация просто есть. Также и теория трения, движения планет, наследственности и т.п. Это теории о сущем.

Если же мы рассматриваем, например, теорию корабля, такой вопрос перестает быть бессмысленным. Разрабатывая теорию корабля, мы хотим, чтобы корабль поплыл, при этом поплыл быстро, надежно, был грузоподъемен и т.п. Таким образом, разрабатывая теорию корабля, мы хотим, чтобы построенный в соответствии с нашей теорией корабль соответствовал той цели, которую мы перед ним поставим. Либо быть очень быстрым, либо очень надежным, либо очень грузоподъемным, либо сочетать в себе эти качества в какой-то заданной нами пропорции. Разрабатывая теорию о должном, мы хотим знать, каким должен быть корабль, чтобы он соответствовал поставленной нами цели. Следовательно, при всей условности вышесказанного, если предмету теории мы можем предпослать цель, эта теория является теорией о должном. Предметы гуманитарных наук (и, в частности, юриспруденция) обычно такую цель имеют, правда, не всегда говорят об этом открыто.

Представление о должном у людей, в том числе и у тех, кто занимается гуманитарными науками, разное. Игнорирование этого факта, т.е. попытки дискутировать по поводу выводов разных теорий, не попытавшись предварительно сформулировать расхождение авторов теорий в их представлениях о должном, всегда заводит дискуссию в тупик.

Представления о должном состоят из определенных утверждений, идей, которые в соответствии с нашим определением теории можно рассматривать либо как аксиомы, либо как теоремы - выводы.

Однако, и в политических науках, в частности, в науке о праве можно и нужно предварительно рассмотреть существующие, существовавшие, могущие существовать правовые системы и заложенные в них идеи для того, чтобы, опираясь на максимально возможный объём уже имеющейся информации, сформировать свое достаточно полное и непротиворечивое представление о должном.

С этой целью существующие представления о должном можно и нужно структурировать.

Такие структурированные представления о должном состоят из политических идей***, которые могут быть сгруппированы, например, вокруг нескольких (трех) осей, образующих “политическое пространство”. При правильном структурировании каждая локальная область политического пространства должна быть уникальной в том смысле, что для разных областей политического пространства было бы невозможно сформулировать одинаковый набор аксиом теории о должном. Политическое пространство - и есть то пространство сущего, в котором нам предстоит выбрать область, и к ней прилагать нашу теорию о должном.

О должном, т.е. соответствующем именно выбранной нами области политического пространства.

Исходя из перечисленных выше условий, попытаемся структурировать *** Я сознательно обезличил предложенные политические идеи с тем, чтобы сконцентрировать внимание исключительно на их содержании. Хотя для себя я их определяю как: 1 - либерализм, 2 коммунизм, 3 - социализм, 4 - демократия, 5 - деспотия, 6 - исключительность, 7 - равноправие.

Однако, поскольку у других людей за этими терминами могут скрываться другие понятия и это может помешать им разобраться в сути излагаемого, оставим эти политические идеи пока безымянными.

политическое пространство.

Первой и наиболее важной осью такого политического пространства является ось безусловных ценностей: человек - общество - государство.

На одном конце этой оси расположена политическая идея №1, согласно которой каждый человек является наивысшей ценностью - центром вселенной, ради которой всё существует и функционирует. Общество - это совокупность отдельных личностей, не должная иметь ни на какую личность никаких прав, не должная иметь никаких интересов, противоречащих интересам отдельной личности. Государство некий инструмент, предназначенный для организации сосуществования людей и, так же, как и общество, не имеющий никаких прав на отдельную личность и никаких интересов, интересам этой личности противоречащих. У человека есть только три рода обязанностей - не нарушать таких же, как у него, прав других людей, исполнять обязательства, которые он добровольно на себя принял, и платить налоги на содержание государства. Государство обеспечивает выполнение этих обязанностей каждым человеком. Эта политическая идея предполагает наличие у каждого человека максимально возможного количества свободы.

На другом конце этой оси расположена политическая идея №2, согласно которой государство - это все. Человек - это винтик, роль и функция которого определена государством. Любое предписание государства законно и подлежит неукоснительному исполнению. У человека нет никаких самостоятельных целей.

Общество - инструмент государства, помогающий методами солидарной ответственности (один за всех и все за одного) принудить отдельного человека исполнять любые предписания государства.

Примерно в центре рассматриваемой оси расположена политическая идея №3, согласно которой наивысшей ценностью является общество. Общество ставит цели жизни и развития своим отдельным членам. Общество дает оценку действиям человека с точки зрения их полезности для достижения целей общества - его сохранения и развития. Человек вправе преследовать любые цели, не противоречащие интересам общества как целого, обязан соблюдать права других людей, исполнять свои добровольные обязательства и все предписания общества, направленные на достижения его, общества, целей. Государство обеспечивает выполнение этих обязанностей каждым человеком.

На протяжении всей первой оси присутствует элемент - государство как совокупность структур и механизмов управления, объем и характер функций которого в зависимости от положения на оси изменяется. Но как государство образуется, что является источником его власти На эти вопросы отвечают политические идеи, расположенные вдоль второй оси нашего политического пространства - оси источников права.

На одном конце второй оси расположена политическая идея №4, согласно которой все граждане данной страны являются источником государственной власти и, следовательно, все они вправе управлять государством. Это управление может осуществляться гражданами непосредственно или через своих представителей.

На другом конце этой оси расположена политическая идея №5, согласно которой государственная власть под тем или другим (иногда благовидным) предлогом может осуществляться единолично. В зависимости от предлога или способа достижения власти она может называться монархия, диктатура, тирания и т.п. История демонстрирует нам большое число разнообразных промежуточных вариантов триумвиратов, директорий, семибоярщин и других узурпаций.

Когда мы говорим о демократии как о равенстве прав на управление делами государства, мы говорим, что это равенство прав касается только граждан. Вместе с тем, существуют политические идеи, которые говорят о том, что отнюдь не все люди достойны называться высоким словом - граждане. Кроме того, наряду с правом государственного управления каждый человек теоретически может обладать (или не обладать) и иными разнообразными правами. Эти факты не нашли отражения на первых двух осях, следовательно, появляется необходимость во введении третьей оси нашего политического пространства - оси использования права.

На одном конце третьей оси расположена политическая идея №6, согласно которой есть люди (человек) первого и других сортов. Людям первого сорта принадлежат все права, обусловленные положением на первой и второй оси, а остальные люди не имеют никаких прав. Причем принадлежность к первому сорту может определяться разными обстоятельствами (национальность, религия, происхождение и т.п.).

На другом конце этой оси расположена прямо противоположная политическая идея №7, согласно которой все люди политически одного сорта и никакая исключительность не допускается. Каждый человек обладает точно таким же объемом прав, как и любой другой.

Пояснить устройство “политического пространства” можно еще следующим образом. Мы можем сопоставить некоторые политические показатели отдельным точкам осей и назвать соответствующие исторические примеры (Приложение 3).

Пусть деспотия - власть одного - есть единица, а демократия - власть всех - ноль.

Или человек соответствует на оси точке ноль, а государство - точке единица.

Равноправие - ноль, исключительность - единица. Тогда мы увидим, что все исторически наблюдаемые комплексы идей имеют отклонения от этих граничных точек: нигде значение государства не сведено (и не может быть сведено) к нулю.

Даже от деспотии (власть одного) в современных демократических государствах остался принцип единоначалия – президент, премьер-министр, а где-то и монарх.

Случайно, но удачно получилось, что человек, равноправие и демократия оказались в начале координат нашего пространства. Нет нужды доказывать, что человечество на протяжении всей своей истории, через страдания и общественные катаклизмы стремилось именно к этой идеальной точке. “Общество, которое перестало бы создавать идеальные построения, было бы мертвым обществом; эти построения каждый раз показывают, что в нем есть дух жив, есть движение нравственного чувства и сознания” - говорит П.И.Новгородцев [55, с.602]. Попробуем и мы внести свой вклад в поддержание этого духа. Можно предполагать, что в этом стремлении проявился какой-то неведомый пока закон, связывающий в человеческом сознании добро, благо, все хорошее именно с понятиями человека, равноправия, демократии, а зло, неблагополучие, все дурное с понятиями противолежащими им на наших осях.

Мы открыто признаем, что не будем противиться этой тенденции, что все наши устремления связаны именно с этим началом координат.

Очевидно, что правовая система, сформулированная в полном соответствии с политическими идеями 1-4-7 неизбежно будет радикальным образом отличаться от правовой системы, сформулированной в соответствии с политическими идеями 2-56, именно потому, что представление о должном у разработчиков правовой системы - приверженцев политических идей 1-4-7 радикально отличается от представления о должном у приверженцев политических идей 2-5-6. (Здесь мы вынуждены употребить термин “правовая система”, не раскрывая пока его понятия. Раскрытию этого понятия будет посвящена соответствующая глава в настоящей работе.

Остается только надеяться, что в данном месте в начале работы использование этого термина не вызовет затруднений у читателя.) Оставим пока открытым вопрос о том, возможно ли создать правовую систему, соответствующую любой точке политического пространства или же здесь, как и в квантовой физике, есть разрешенные и запрещенные области. Сейчас для нас важно другое. Указанные выше правовые системы (1-4-7 и 2-5-6) не могут быть описаны в рамках одной теории права. Как мы уже определили, наличие в двух теориях хотя бы двух разных аксиом однозначно делает их разными теориями.

Следовательно, для разных областей политического пространства одной теории права быть не может. Каждая область политического пространства требует собственной теории права. Очевидно, что эти теории будут опираться на существенно разные наборы аксиом. Существенно, но не абсолютно. Эти различия несомненно затронут те части теорий, которые касаются должного, но могут и не затронуть те части, которые касаются сущего. Не исключено, что радикально отличающиеся в области должного теории могут совпадать в области сущего.

Разумно было бы предположить, что именно здесь, в области сущего лежат основы основ любой теории права.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.