WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
Теория Обыденное сознание иногда играет с нами злые шутки. Казалось бы, что непонятного может быть в слове “теория” Все люди еще со школьной скамьи имеют об этом представление. Но если кто-то захочет разобраться с этим термином более глубоко, ему совершенно неожиданно встречаются на этом пути определенные трудности. Часть этих трудностей носит семантический характер. Как и многие слова живого языка термин “теория” полисемичен, и все его смыслы разделяются на две группы.

Первая группа связана с пониманием теории как антитезы практики. Знакомство с литературой по этому вопросу показывает, что даже здесь, в отделении теории от практики, не все так просто. Однако, для наших целей эта группа смыслов мало полезна. Тем более, что отнюдь не всё, что не практика, является теорией.

Вторая группа смыслов связана с пониманием теории как таковой.

Вот примеры определений теории, встречающиеся в литературе.

Теория - высшая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности - объема данной теории [8, с.435].

Теория - совокупность обобщенных положений, образующих какую-либо науку или раздел её [74, с. 491].

Теория - апикально-эволюционная матрица морфологизации-тектонизации научно-концептуального знания, которое дает-репродуцирует тотально-базальную репрезентацию-конститутивность о кардинальных закономерностях и квинтэссенциональных когеренциях той или иной сферы-континуума действительности-науки-дисциплины-социума [76, с. 653].

Теория - система основных идей в той или иной области знаний [94, с.452].

Не говоря уже о том, как не совпадают эти определения между собой, что ярко демонстрирует отсутствие сегодня общепризнанной точки зрения по этому вопросу, мы вынуждены констатировать, что эти определения не являются “определениями”.

Задача определения - точное отграничение данного понятия от всех других понятий по содержанию и объему.

Существует несколько видов определений: остенсивные, генетические, контекстуальные, через отношение к своей противоположности, сравнение, описание, через ближайший род и видовое отличие и другие.

Первая группа - определения неявные.

Остенсивное (наглядное) определение не прибегает к использованию значений других слов. Достаточно указать пальцем и сказать: “Это стол”. Таким образом могут определяться предметы, явления, действия. Недостатки этого вида определения очевидны.

Генетические определения дают представления о понятии путем описания способа его образования, построения, изготовления, достижения. Таким способом, например, принято определять физические величины: “скорость есть векторная величина, равная первой производной радиус-вектора по времени” Контекстуальные определения представляют собой процедуру, в процессе которой значение термина становится понятным из контекста. Именно таким способом значения слов определяются в толковых словарях.

Смысл определения через отношение к своей противоположности понятен из его названия. Такие определения широко используются при определении философских категорий: “свобода есть познанная необходимость”; “возможность - потенциальная действительность”.

При помощи сравнения один предмет или явление сравнивают с другим, сходным в каком-либо отношении. Обычно сравнение применяют для образной характеристики предмета: “собственность есть кража”.

Методом описания предмет или явление характеризуется путем перечисления значительного набора его признаков: “чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй”.

Хотя вышеприведенные виды определений могут быть названы определениями только с некоторой долей условности, однако и они имеют свою область применения, но в науке эта область весьма незначительна - главным образом для характеристики основных неопределяемых понятий, т.к. определяемые таким неявным образом понятия не могут считаться точно отграниченными от всех других понятий по содержанию и объему.

Наиболее распространенным и в наибольшей степени приспособленным к использованию в логических построениях видом является вид явного определения через ближайший род и видовое отличие. Аристотель вообще считал его единственным достойным видом определений. К сожалению, использовать только этот вид определений во всех случаях не представляется возможным. Всегда существуют какие-то исходные, первичные понятия, полученные внелогическим путем.

Определение через ближайший род и видовое отличие состоит из двух понятий:

определяемого и определяющего, где определяемое представляет собой подмножество множества определяющего, а также признака (признаков), по которому из множества определяющего выделяются элементы подмножества определяемого.

Из всех видов определений именно этот вид, в литературе часто называемый классическим, наиболее приспособлен для употребления в строгих научных целях.

Исходя из вышесказанного, при конструировании определения понятия “теория”, мы постараемся сделать его классическим.

Прежде всего необходимо правильно найти определяющее понятие.

Анализируя существующие определения теории, а также размышляя над смыслом этого понятия, нельзя не прийти к выводу о том, что теория - это всегда некая совокупность элементов. Очевидно, что, составляя теорию, эти элементы не могут представлять собой хаотический набор. Напротив, они должны быть структурированы и составлять определенное единство. Больше всего этим требованиям отвечает понятие “система” (от греческого µ - целое, составленное из частей). Словарь дает нам такое определение: система множество закономерно связанных между собой элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, представляющее собой целостное образование, единство. “Систематичность и есть сущность любой теории” [9, с.184]. Таким образом, теория - это система.

Теперь из всего множества систем необходимо выделить подмножество систем, представляющих собой именно теории. Поскольку система - это совокупность связанных элементов, то для формулирования признаков, выделяющих теории из множества всех систем, можно использовать два способа:

1) выделение и характеристика элементов;

2) выделение и характеристика способа связей между ними.

Из каких же элементов всегда и неизбежно состоит теория Прежде всего, это понятия. Тут мы сразу же сталкиваемся с определенными трудностями, поскольку то, что мы называем понятием, - трудноопределимо. “Не существует общепринятого определения понятия” [22, с.354]. Широко распространённое определение: “Понятие - это форма мышления, отражающая предметы и явления в их существенных признаках” - не может быть нами использовано, поскольку понятие - это прежде всего элемент реального мира и, кроме того, такое определение мало что может нам дать, т.к. “форма мышления” [12, с.87] в качестве элемента системы теории - вряд ли удобна, поскольку для теории значительно более важно заключённое в понятии содержание. Вот другие определения: “Понятие - это мысль или система мыслей, обобщающая, выделяющая предметы или явления некоторого класса по определенным и в совокупности специфическим для них признакам”;

“Понятие - мысль, отражающая и фиксирующая существенные признаки вещей и явлений объективной действительности”; “Понятие - это суждение, предикатом которого является мысль о всеобщем в явлении”; “Результаты, в которых обобщаются данные его (естествознания - С.Е.) опыта, суть понятия”; “Понятие высший продукт мозга, высшего продукта материи”; “Теория - это всесторонне развитое и конкретизированное понятие, а понятие - абстрактное начало и способ построения теории” [22, с.87]. Такое разнообразие определений еще раз доказывает отсутствие общепризнанного понимания.

Мы же в дальнейшем под “понятием” будем понимать любой мыслимый абстрактный объект, отграниченный от любого другого мыслимого абстрактного объекта по своим существенным признакам.

Совокупность существенных признаков понятия составляет его содержание, которое отражается в его определении. Совокупность конкретных объектов, обобщённых в абстрактном объекте – понятии, представляет собой его объём:

совокупность всех законов составляет объём понятия “закон”, совокупность всех столов составляет объём понятия “стол”. Определение понятия должно отражать его содержание таким образом, чтобы объем понятия содержал все те и только те конкретные объекты, которые действительно обобщены в определяемом понятии.

“При увеличении объема содержание понятия уменьшается; если понятие становится всеобъемлющим, то содержание должно исчезнуть вовсе” [100, с.44].

Для окончательного уяснения понятия “понятие” полезно контекстуально связать его с понятием “термин”. Термин - это слово или словосочетание, призванное лингвистически обозначить понятие и его соотношения с другими понятиями в пределах специфической сферы (в нашем случае - теории).

Термин - это имя понятия.

К сожалению, такое имя (термин) как любое слово чаще всего имеет и самостоятельную смысловую нагрузку, иногда вступающую в противоречие с определением. В таких случаях первично определение понятия, а не смысловая нагрузка термина. Возможно, именно для преодоления, смягчения этого противоречия, вводя новые понятия, их авторы в качестве терминов для них берут слова из другого языка, не того, на котором они излагают свою теорию и дают понятиям определения.

Совокупность вышесказанного позволяет надеяться, что нам удалось определить понятие “понятие”, т.е. указать и объяснить значение и смысл термина “понятие”, обозначить объем и содержание выражаемого этим термином понятия “понятие” таким образом, чтобы не дать возможности увидеть за термином “понятие” какой-либо иной смысл, отличный от того, какой мы хотели бы ему придать.

Процесс осмысления понятия “понятие” является важной иллюстрацией того, как иногда трудно, а подчас и невозможно преодолеть неявный характер определений.

Особенно трудно это бывает с наиболее абстрактными, обобщенными понятиями и их терминами. Тем не менее, мы всегда должны стремиться к классической, явной форме определения всех встречающихся в теории понятий и прибегать к неявной форме только тогда, когда дать явное, классическое определение действительно не представляется возможным. И если, несмотря на все наши старания, какому-либо понятию не удается дать классического определения, это, скорее всего, означает, что данное понятие относится к группе первичных понятий, т.е. самых существенных, основополагающих понятий данной теории. Такие и только такие понятия будем называть основными понятиями. Все остальные понятия теории определяемые понятия - должны быть определены классическим способом.

Все классические определения понятий теории должны соответствовать следующим правилам.

1. Определение должно быть ясным.

Это правило требует, чтобы в определении использовались только те признаки, которые сами не нуждаются ни в определении, ни в пояснении. Нельзя определять неизвестное через неизвестное. Если не удается избежать использования в определении другого понятия, то это другое понятие к моменту появления в теории рассматриваемого определения уже должно быть определено. Нарушение этого правила может разрушить, и иногда разрушает всю конструкцию “теории”.

Кроме того, в классическом определении не допускается в качестве признаков использовать метафоры, сравнения и т.п. Однако, ради достижения более яркого, выпуклого изложения это правило иногда нарушается.

2. Определение должно быть соразмерным.

Это правило требует, чтобы определение охватывало те и только те элементы, которые составляют определяемое понятие. Несоблюдение этого правила может привести к двум видам ошибок:

слишком широкому определению, при котором определение включает в себя также и элементы, не относящиеся к определяемому понятию;

слишком узкому определению, при котором определение не включает в себя некоторых элементов, относящихся к определяемому понятию.

Вопросу точного отграничения данного понятия от всех других большое значение придавал Аристотель. В его формулировке правило соразмерности выглядит следующим образом: “Такого рода [свойства] следует, таким образом, брать до тех пор, пока не получают их как раз столько, чтобы каждое простиралось на большее, но чтобы все вместе не простирались на большее, ибо эта [совокупность свойств] необходимо есть сущность [вещи] (понятие – С.Е.)” [4, с.334]. Иными, современными словами, каждый признак (свойство по Аристотелю) из множества определяющего должен выделить некое подмножество, которое полностью включало бы в себя подмножество определяемого понятия, а пересечение подмножеств, выделяемых всеми признаками, давало нам точное подмножество определяемого понятия. При этом вовсе не обязательно, чтобы граница подмножества была описана именно теми признаками, при помощи которых мы производили процедуру выделения. Наше определение понятия не пострадает, если “уже заданные линии применить новым способом для ограничения области” [100, с. 110] нашего определяемого понятия.

Что нам совершенно необходимо для соразмерности понятия, так “это его точные границы, чтобы для каждого предмета было определено, попадает он под него (понятие - С.Е.) или нет” [100, с. 99].

3. Определение не должно замыкаться в кольцо.

Это правило требует, чтобы в определении не использовались понятия, которые в свою очередь определялись бы при помощи определяемого понятия. Наиболее злостная форма нарушения этого правила - тавтология, т.е. такое “определение”, в котором определяемое понятие определяется через самого себя. Например, международный договор - договор, заключенный между народами.

4. Определение не должно содержать отрицания.

Это правило требует, чтобы в определении указывалось, чем является определяемое понятие, вместо того, чтобы указывать, чем оно не является.

Например, высказывание: “общество - это не государство” не может использоваться как определение. Много есть на свете того, что не государство, но и не общество.

К сожалению, это одна из самых распространенных логических ошибок.

Иногда, в очень редких случаях, такая конструкция определения правомерна.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.