WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Во второй главе «Особенности меннонитской миграции на Северный Кавказ и создания «дочерних» поселений (60-е гг. XIX - начало XX вв.)», представленной двумя параграфами, рассмотрены причины переселения меннонитов на Северный Кавказ и проанализированы административно-правовые условия существования меннонитских поселений в этом регионе. Несмотря на высокие результаты продуманной покровительственной политики российского государства по отношению к иммигрантам-меннонитам, к середине XIX в. они столкнулись с серьезными проблемами внутреннего устройства своих общин.

Эти проблемы были вызваны несовместимостью одновременного существования внутренней юрисдикции и религиозно обоснованного неприятия гражданской власти, осложненными «кризисом обезземеливания». Сложный период в развитии конгрегации обусловил трансформацию менонитского вероучения и, как следствие, привел к миграции отделившихся общин-конгрегаций, каждая из которых отстаивала истинность своего варианта учения. Очередная «реформация» конфессии привела к переселению так называемых новоменнонитов на Северный Кавказ.

На территорию Северного Кавказа меннониты переселялись в течение нескольких десятилетий. Их переселение не было крупномасштабным. Его результатом стало разновременное образование трех основных районов их компактного расселения на Кубани, близ Кавминвод и в Терской области. Проанализированные в рамках данного исследования с привлечением не публиковавшихся ранее документов обстоятельства водворения переселенцев, их имущественное положение, родственные связи и др. свидетельствуют о преобладании конфессионального фактора в переселении меннонитов на Кубань и экономического – на Терек и в район Кавминвод. Тем не менее, для всех переселенческих потоков являлось общим отношение к миграции как к единственной возможно сти «очистить» учение в условиях, максимально приближенных, по мнению меннонитов, к апостольским.

В связи с тем, что факторы миграции различных групп меннонитов на Северный Кавказ имели свою специфику, условия водворения поселенцев были разнообразными: кубанские меннониты поселились на правительственном наделе, жители кавминводских колоний Орбелиановка, Темпельгоф – на арендованной земле, остальные, как правило, приобретали землю в собственность.

Значительно повлиял на протекание адаптивных процессов северокавказской меннонитской общности характер ее взаимоотношений с местной властью.

Следует отметить, что отношение кавказской военной бюрократии к меннонитам значительно отличалось от отношения царского правительства. Если во втором случае можно говорить о так называемой «политике привилегий» по отношению к меннонитам (хотя и ограниченной с последней трети XIX в.), то отсутствие необходимой информации о меннонитской общности, незнание ее особенностей, подход, зачастую, как к «вредной для общества секте», с которой необходимо вести идеологическую борьбу, привели к информационному искажению облика меннонитов в представлении кавказских властей, определили трудности адаптации переселенцев-меннонитов.

В третьей главе «Природно-хозяйственная и социокультурная адаптация северокавказских меннонитов (60-е гг. XIX – начало XX вв.)», состоящей из двух параграфов, раскрыт процесс складывания меннонитского общинного хозяйства в новых региональных условиях и проанализировано вхождение северокавказских меннонитских общин в социокультурное пространство региона.

Адаптируясь к новым природно-климатическим условиям, северокавказские меннониты выработали свою стратегию хозяйственной адаптации и смогли занять собственную нишу в экономическом поле региона. Кубанские меннониты специализировались на высокопродуктивном зерновом производстве и то варном молочном животноводстве. К концу 1880-х гг. меннониты Орбелиановки и Темпельгофа также успешно заняли свою нишу в экономической структуре региона – основными отраслями их хозяйственной деятельности стали виноградарство и садоводство. Имеющиеся в нашем распоряжении источники позволяют говорить о завершении процесса природно-хозяйственной адаптации кубанских меннонитов к середине 1880-х, а меннонитов Орбелиановки и Темпельгофа – к началу 1890-х гг. Наиболее сложно и болезненно процесс природноклиматической адаптации проходил у терских меннонитов, что было обусловлено природными особенностями региона, необустроенностью территории, бездействием местных властей, сложными отношениями с горским населением.

В целом, характеризуя гендерно-возрастной состав и семейное положение северокавказских меннонитских общин, следует отметить, что в возрастном и семейном отношении они представляли собой, как правило, совокупность активных людей малых социальных групп (семья, односельчане). В подавляющем большинстве была представлена типичная для меннонитов крепкая семья, средней численностью 6 человек. Анализ соотношения мужского и женского населения, возрастных категорий поселенцев и др. позволяет предположить, что в физическом отношении терские меннониты представляли собой людей наиболее готовых к трудностям адаптации по сравнению с кубанскими меннонитами.

Принимая во внимание индивидуальные адаптивные способности меннонитов-переселенцев, необходимо учитывать особенности меннонитской общины, роль которой в процессе адаптации была чрезвычайно велика. Меннониту в общине была уготована своя жизненная ниша, община являлась его основной и единственной средой обитания. Это во многом смягчало болезненность сложного процесса адаптации, переживаемого общностью. После завершения периода первоначальной природно-хозяйственной адаптации в северокавказском меннонитском социуме имели место процессы культурного влияния. Об этом свидетельствуют языковые, культурные заимствования меннонитов, выстраивание взаимоотношений с окружающим населением, активная миссионерская деятельность общин.

В целом, особенности природно-хозяйственной и социокультурной адаптации меннонитов на территории Северного Кавказа были обусловлены несколькими факторами. Основными из них, на наш взгляд, являются: 1) природно-климатические условия региона; 2) общая ситуация «замирения» на Кавказе;

3) адаптационный опыт меннонитов; 4) влияние общины; 5) политика центральной и местной власти. Кроме того, особенностью переселенческой ситуации и социально-этнической адаптации северокавказских меннонитов было то обстоятельство, что они оказались втянуты в социокультурное пространство региона на этапе его оформления. Низкий уровень информированности об общности обусловил изначальную «заданность» процесса узнавания меннонитов со стороны местной кавказской власти и окружающего населения.

В заключении были подведены итого и сформулированы следующие выводы:

Комплексное исследование процессов социально-экономической адаптации меннонитской общности на территории Северного Кавказа позволяет утверждать, что возможности адаптации меннонитов к новым условиям существования, как и характер самого процесса, зависели от ряда факторов: этнокультурной и этнопсихологической характеристики меннонитской общности, ее адаптационного опыта; государственной политики на уровне центра (царское правительство) и региона (местная кавказская власть) в отношении общности, административно-правовых условий ее существования в северокавказском регионе; естественно-географической специфики северного Кавказа; социального и профессионального состава меннонитских общин; особенностей этнонациональной ситуации и межэтнических взаимоотношений в регионе и др.

Формирование адаптивных способностей меннонитской общности происходило под непосредственным влиянием религиозной доктрины. Сложившись в силу ряда объективных причин как этноконфессиональная общность, меннонитство на всем периоде своего развития переживало доминирующее влияние религиозного фактора. Лежащий в основе меннонитской протестантский конфессии принцип субъективизма (признание права верующих на самостоятельное толкование и постижение смысла Библии) способствовал развитию разномыслия в общности, создавал благоприятную почву для появления разногласий по тем или иным богословским вопросам. В силу этого меннонитское учение неизбежно с определенной периодичностью подвергалось конфессиональным расколам, и как следствие, общность – постоянным перемещениям. И хотя причины переселения того или иного миграционного потока меннонитов являлись комплексными, в их переселении практически всегда преобладал конфессиональный фактор – необходимость сохранения определенного варианта учения.

Последствиями меннонитского понимания «духовной реформации» посредством возврата к апостольским временам явились: конгрегативное устройство «общин избранников Божиих», их стремление к изоляции от окружающей среды обитания; постоянный поиск «места спасения» на Земле, отвечающего евангельским нормам; формирование своеобразного склада психики меннонитов и особенностей социального поведения общности, воплощенных в меннонитской «теологии ненасилия».

В результате продуманной покровительственной политики российского государства по отношению к иммигрантам-меннонитам на территории Российской империи на протяжении конца XVIII - первой половины XIX вв. была создана благоприятная в социально-правовом и экономическом отношении ситуация. Она способствовала успешной адаптации «материнских» менонитских колоний южных губерний империи (Екатеринославской, Херсонской, Таврической). Проявившиеся к середине XIX в. серьезные проблемы внутреннего устройства общин обусловили трансформацию менонитского вероучения и, как следствие, привели к миграции отделившихся общин-конгрегаций, каждая из которых отстаивала истинность своего варианта учения.

На течение адаптивных процессов северокавказской меннонитской общности значительно повлияли пограничное положение, низкий уровень освоенности территории, время освоение местности – послевоенный период «замирения» Кавказа, отношение местной власти к поселенцам. Особенностью переселенческой ситуации и социально-этнической адаптации меннонитов на Северном Кавказе было то обстоятельство, что они оказались втянуты в социокультурное пространство региона на этапе его оформления. Обычно принимающее общество является хорошо структурированным социумом, который обладает присущим ему общественным сознанием и устойчивостью к внешним воздействиям. Однако это положение нельзя применить к северокавказскому обществу второй половины XIX в., которое переживало сложный период своего формирования при взаимодействии элементов культур разных этносов.

Протекающие во второй половине XIX в. процессы экономической модернизации и хозяйственной специализации рыночного пространства северокавказского региона, формирование структуры регионального рынка позволили меннонитам наравне с остальными переселенцами-колонистами активно включиться в эти процессы и занять собственную нишу в экономическом поле региона. Вместе с тем, важно отметить, что на выбор стратегии хозяйственной адаптации северокавказских меннонитов наряду с особенностями ландшафта районов их поселения оказали непосредственное влияние социокультурная составляющая меннонитской идеологии, профессиональная специфика общин, стили и формы осуществления хозяйственной деятельности, определенные религиозным сознанием. Поэтому наравне с социально-экономическими условиями существования меннонитских общин в регионе необходимо учитывать их позиции и установки в отношении перспектив своего существования в новой среде обитания.

Важно заметить, что крепость и сплоченность северокавказских меннонитских общин определялась также «дочерним» положением поселений. Как правило, структурирование сообществ мигрантов происходит не сразу после переселения. Формирование общин, складывание социальных институтов начинается после периода накопления иммигрантской массы, первичной природнохозяйственной и бытовой адаптации мигрантов. Для переселившихся на территорию Северного Кавказа южнороссийских меннонитов характерно изначальное функционирование общины и ее социальных институтов, сложившихся в условиях миграции на протяжении XVI-первой половины XIX вв., что отразилось на особенностях процесса адаптации общности на Кавказе.

Меннонитская община, как бы крепка и сплочена не была, все-таки не являлась идеальным «обществом святых» и не могла опровергнуть общие законы социального развития. С течением времени меннонитская община адаптировалась и в экономическом, и в социокультурном отношении, и это явилось началом ее разрушения. Таким образом, несмотря на региональные особенности адаптации меннонитов, их община в условиях Северного Кавказа (как и любого другого региона) являлась сложнейшей структурированной многофункциональной организацией, основной задачей которой являлась адаптация для обеспечения жизнедеятельности общности при сохранении изоляции. В несовместимости этих задач и заключалось, по нашему мнению, основное противоречие меннонитской общности, определившее ее судьбу «народа в пути».

Публикации по теме исследования 1. Бабкова В.Ю. Российский период меннонитской истории в отечественной и зарубежной историографии // Наука и школа. № 6, 2007. С. 70-72.

2. Козлова В.Ю. (Бабкова В.Ю.) Формирование этноконфессиональной общности меннонитов в России // Западноевропейская цивилизация и Россия: пути взаимодействия: Материалы научной конференции 2 февраля 2001 г. / Под ред. д-ра ист. наук, проф. А.А. Аникеева. Ставрополь: СГУ, 2001. С. 173-177.

3. Козлова В.Ю. (Бабкова В.Ю.) К проблеме социальной и хозяйственной адаптации меннонитов в России // Вопросы отечественной и зарубежной истории глазами начинающих исследователей: Сборник студенческих и аспирантских статей. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. С. 24-29.

4. Бабкова В.Ю. Вынужденная миграция – альтернатива в развитии отношений между государством и «малым» этносом (на примере этноконфессиональной общности меннонитов) // Проблемы беженцев и вынужденных переселенцев на Северном Кавказе: Материалы международной научно-практической конференции (5 декабря 2003 г.) Ставрополь, 2003. С. 203-207.

5. Бабкова В.Ю. Особенности процесса адаптации меннонитов-иностранцев на Ставрополье. 1860-90-е гг. // Европа и Северный Кавказ в XIX-XX вв.: Опыт межкультурной коммуникации и социокультурной адаптации. Ставрополь, 2005. С. 7-15.

6. Бабкова В.Ю. Провинциальная периодическая печать как источник изучения формирования этноэмоционального пространства регионального социума.

(На примере Ставропольских, Кубанских и Терских ведомостей) // Периодическая печать как источник интеллектуальной истории: Материалы международной научной конференции. Пятигорск, 28-30 апреля 2006 г. Пятигорск, 2006. С. 338-341.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.