WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 18 |

Владенная запись – документ, аналогичный уставной грамоте в бывшей крепостной деревне. Составлялся в ходе реализации реформы 1866 г. и фиксировал размеры и расположение надельных земель, а также повинности бывших государственных крестьян, которые составляли доминирующую часть сельского населении Олонецкой губернии.

Обзор Олонецкой губернии за 1912 г. С. 43.

Чаще всего группа деревень, имея раздельные наделы пахотных и сенокосных земель, располагала в то же время совместным наделом выгона, леса и угодий, предоставленных вместо подсеки (так называемый земельно-подсечный надел). Так, например Вознесенское сельское общество (Лодейнопольский уезд), состоявшее из 16 селений, имело одну владенную запись, по которой каждое селение, во-первых, имело в своем единственном владении, как отдельный собственник, пахотные и сенокосные земли; во-вторых, – общий на всех, нераздельный, пастбищный выгон; в-третьих, разделенный на две части (отдельно для одной группы в 4 селения и для другой группы в 12 селений) подсечно-земельный надел40. Существовали и более сложные варианты владенных актов. Ясно, что разверстка угодий в таких условиях была крайне затруднена, и требовала значительных затрат.

Особенности края оказали сильное воздействие на темпы, масштабы и результаты реализации столыпинской аграрной реформы.

Несмотря на активную пропаганду и применение мер административного принуждения, к 1 января 1916 г. в целом по Олонецкой губернии вышли из общины 8062 домохозяина, закрепивших за собой 158,3 тыс. десятин надельной земли. Это составило только 13,6% от числа общинных дворов и 4% площади крестьянского общинного землевладения41. Данные показатели были соответственно в 1,9 и в 3,8 раза ниже общероссийских.

Наиболее активно выход из общины происходил в губернии в 1909–1912 гг. За это время, по подсчетам карельского историка Т.В. Никулиной, перешло к личным формам собственности 90% всех укрепивших землю. При этом пик укреплений пришелся на 1909 г., когда из общины вышло 2,5 тыс. домохозяев (36% к итогу). В последующем, темпы выхода стали снижаться. В 1913 г.

закрепили за собой землю 400 хозяев, или около 6% к итогу.

Выделялись из общины в крае, главным образом, представители зажиточной и бедняцких прослоек деревни. Зажиточные Памятная книжка Олонецкой губернии на 1909 г. Петрозаводск, 1909. С. 256.

Подсчитано по данным: История северного крестьянства. Т. 2. Крестьянство Европейского Севера в период капитализма. Архангельск, 1985. С. 170–171;

Предварительные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г.

Пг., 1916. С. 87.

хозяева стремились таким путем закрепить и расширить землевладение, а беднота – поправить материальное положение за счет продажи земли. Столыпинская реформа стимулировала вовлечение надельной земли в торговый оборот. В 1908–1914 гг.

продали укрепленную землю 34,7% домохозяев-выделенцев Олонецкой губернии, ими было реализовано 5,2 тыс. десятин укрепленной земли42. Служащий Олонецкого управления земледелия и государственных имуществ И. Соловьев на страницах земского журнала отмечал: «С введением в Олонецкой губернии землеустройства стали замечаться случаи выхода крестьян на отруба и хутора с исключительною специальною целью хищнической вырубки отводимых лесных участков… Отрубники с открытием землеустроительных работ начали продавать лес со своих участков, получая за него значительные суммы, иногда по несколько тысяч и даже десятков тысяч рублей. Возможность легкой и быстрой наживы с операциями по продаже леса на отрубах вызвала в некоторых местах появление особых скупщиков, которые, разъезжая по губернии и пользуясь неопытностью и малокультурностью населения, начали скупать крестьянские укрепленные в собственность наделы по дешевым ценам и затем перепродавать с них лес по его действительной стоимости, очень часто превышающей во много раз цену всего надела»43. В 1913 г. губернская администрация в целях борьбы с подобной спекуляцией приняла решение допускать рубку леса с выделенных участков только после составления владельцами упрощенных лесохозяйственных планов.

Создание хуторских и отрубных хозяйств шло крайне замедленными темпами. В ходе землеустроительных работ к 1916 г. по общегубернским данным было образовано 997 участковых хозяйств с общей земельной площадью в 61,1 тыс. десятин. При этом 84% всех хуторов и отрубов было создано путем разверстания на участковые хозяйства целых селений, и лишь 16% – путем единоличного выделения из общины. Доля владельцев хуторов и отрубов составила по Олонецкой губернии на 1916 г. 1,3% ко всей массе История северного крестьянства. Т. 2. С. 181.

Соловьев И. Олонецкие крестьянские леса // Вестник Олонецкого губернского земства. 1916. № 14. С. 5–6.

крестьян-домохозяев (общинников и подворников), тогда как по Европейской России в целом, этот показатель достигал 10%44.

Хуторянам и отрубникам предусматривалось оказание финансовой помощи от землеустроительных комиссий в виде безвозвратных пособий или ссуд на перенос строений на новое место, первоначальное обустройство и хозяйственные улучшения (мелиорация и т.п.). Ссуды выдавались на 15 лет, с условием возврата их после 5-летнгео льготного срока, в течение 10 лет равными частями без процентов45. Однако ограниченность денежных ресурсов, выделявшихся казной для этих целей, вынуждала комиссии подходить к делу осторожно. В первую очередь предписывалось оказывать помощь тем хозяйствам, которые могли бы сыграть роль показательных в своей округе. За период с 1907 по 1915 г. на ссуды и пособия в землеустроительные органы Олонецкой губернии было подано 875 ходатайств, и из них удовлетворены полностью или частично лишь 33%46. Всего выдано 227 ссуд на общую сумму 21350 рубля (в среднем по 94 рубля) и 124 пособия на сумму 9348 рубля (в среднем по 75 рублей)47. Для сравнения укажем, что средняя стоимость крестьянского дома в губернии по данным выборочного бюджетного исследования Л.К. Чермака, проведенного в 1909 г., составляла 209 рублей48.

Развертывалась также специальная агрономическая служба, призванная оказывать консультативную помощь участковым хозяйствам49.

Наиболее перспективным направлением столыпинской аграрной реформы в условиях Карелии являлось проведение землеустроительных мероприятий на общинных землях. На практике с 1911 г. это и стало основной заботой местных органов по проведе Итоговые сведения о деятельности землеустроительных комиссий за 1907–1915 гг.

Пг., 1916. С. 38, 39; Предварительные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 г. Пг., 1916. С. 87.

Олонецкая губерния. Стат. справочник. Петрозаводск, 1913. С. 112.

Никулина Т.В. Указ соч. С. 58, 59.

Сидельников С.М. Аграрная реформа Столыпина. Сб. документов и материалов. М., 1973. С. 100, 101.

Олонецкая губерния. Стат. справочник. С. 281. (Средний показатель рассчитан нами).

См.: Олонецкая губерния. Стат. справочник. С. 112.

нию реформы. Но при большой потребности в работах данного рода, их объем сдерживался из-за нехватки землемеров и недостаточного финансирования, в чем явственно сказывался недоучет центром специфики губернии. Губернатор в одном из обзоров откровенно сетовал на невозможность привлечь на службу в отдаленный северный край хороших землемеров. Он справедливо объяснял данное обстоятельство «большой трудностью землемерных работ в Олонецкой губернии, что отрицательно отражается на продуктивности работы техников, а, следовательно, и на размерах вырабатываемой ими задельной платы, и, кроме того, непривлекательными условиями жизни, как в материальном отношении, так и в общественном». «Из всех старших землемеров Олонецкой губернии, – указывал далее губернатор, – нет ни одного с высшим образованием и только 4 человека со средним образованием… остальные же все с низшим образованием. Что же касается землемеров и помощников землемеров, то таковые сплошь с низшим образованием»50. В дополнение ко всему, несмотря на огромные расстояния между населенными пунктами губернии, разъездной кредит для землеустроительных чинов здесь отпускался по нормам, общим для всей России, и естественно, что средств для служебных поездок хронически не хватало51.

В силу указанных причин основная масса поступивших от крестьян ходатайств об общинном землеустройстве (около 3/4) к 1916 г. не была удовлетворена. Всего в Олонецкой губернии таковое землеустройство было проведено в отношении 4692 хозяйств (6,5% от общего числа) на площади в 244,2 тыс. десятин52. В общем объеме осуществленных землеустроительных работ доля группового землеустройства по числу дворов составила 82,5%, единоличного – 17,5%, – а по площади земли – соответственно и 20%. Губернатор М.И. Зубовский, подчеркивая своеобразие в реализации аграрной реформы в крае, констатировал, что «землеустройство в Олонецкой губернии, если его сравнить с земле- устройством всей России, является как бы полюсами последнего, Обзор Олонецкой губернии за 1914 г. Петрозаводск, 1915. С. 48.

Там же. С. 51.

Итоговые сведения о деятельности землеустроительных комиссий за 1907–гг. С. 38, занимая одним из них – размерами группового землеустройства – первое место, а другим – размерами единоличного землеустройства – последнее место среди землеустройства Европейской России»53.

Доминирующим видом группового землеустройства в крае являлись, что и закономерно, выделение надела отдельным селениям, (проведено в отношении 302 земельных единиц, в которых насчитывалось 4173 двора). Кроме того, в 36 земельных единицах с 519-ю дворами была проведена ликвидация чересполосицы54. Осуществление этих мероприятий имело большое значение для упорядочения и рационализации крестьянского землепользования и в перспективе открывало дорогу для перехода отдельных хозяев к личному землевладению.

В ходе реформы Карелию предполагалось также использовать в качестве одного из районов для размещения крестьян-переселенцев. В 1908 г. заместитель министра внутренних дел даже обратился со специальной запиской к управляющему Главным управлением землеустройства и земледелия А.В. Кривошеину о необходимости заселения Олонецкой губернии. Акцентируя внимание на «весьма остром положении с переселенческим вопросом вообще», автор записки призывал управляющего принять все меры к немедленной и энергетической организации дела переселения из внутренней России в Олонецкую губернию»55. Управление санкционировало проведение подготовительных мероприятий. В пределах ряда лесничеств Повенецкого и Пудожского уездов специальной партией по заготовлению переселенческих участков было выявлено 2,6 тыс. десятин земли, пригодной для колонизационных целей.

Поступило немало ходатайств о желании переселиться сюда, преимущественно от крестьян Кирилловского уезда Вологодской губернии56. Но из-за того, что нарезка участков в натуре своевременно не была произведена, проект не осуществился.

Обзор Олонецкой губернии за 1914 г. С. 50.

Итоговые сведения о деятельности землеустроительных комиссий за 1907– 1915 гг. С. 38, 39.

Якименко Н.А. Переселенческая политика царизма и проблема заселения Севера Европейской России (конец XIX – начало XX вв.) // Вопросы истории Европейского Севера. Петрозаводск, 1984. С. 88.

Памятная книжка Олонецкой губернии на 1913 г. Петрозаводск, 1913.

Приложение. С. 7–8.

В целом, столыпинская аграрная реформа наряду с другими факторами (отмена с 1907 г. выкупных платежей, рост спроса на сельхозпродукцию в условиях промышленного подъема 1910– 1913 гг., развитие кооперативного движения в деревне, усилившаяся помощь крестьянам со стороны земства и др.) способствовала оживлению сельского хозяйства Карелии. Правда, в состоянии зернового хозяйства заметных изменений не происходило. Валовой среднегодовой сбор хлебов в 1906–1910 и 1911–1914 гг. по четырем карельским уездам Олонецкой губернии (Петрозаводский, Олонецкий, Пудожский, Повенецкий) составил около 2,5 млн. пудов57. Это превышало на 10 % показатель 1901–1905 гг., но примерно соответствовало уровню последнего пятилетия ХIХ в.

Однако в других сферах аграрного сектора отчетливо наблюдались позитивные сдвиги. Устойчиво продолжало развиваться картофелеводство. Валовой среднегодовой сбор этой культуры в карельских уездах Олонецкой губернии в 1906–1910 гг.

(1082,1 тыс. пудов) и 1911–1914 гг. (1167,5 тыс. пудов) заметно (соответственно на 12,9 и 21,8%) превосходил показатель 1896– 1900 гг. (958,3 тыс. пудов)58. Усилился интерес крестьян к огородному овощеводству. Земский агроном В.Ф. Волейко констатировал: «В настоящее время огородничество в Олонецкой губернии хотя медленно, но широко начинает развиваться… особенно культура белокочанной капусты, как наиболее выгодная и доходная»59. Лидирующее положение, как отмечает далее В.Ф. Волейко, в данном деле принадлежало крестьянам Шунгской волости, где в 1915 г. было продано рекордное количество капусты – до 10 тыс. пудов (1600 центнеров). При этом автор указывал также, что урожайность овощных растений в Олонецкой губернии пригодных сортов «не уступает урожаям и прочих местностей России по количеству пудов, получаемых продуктов с одной десятины земли»60.

Подсчитано по данным: Обзоры Олонецкой губернии за 1896–1914 гг. Петрозаводск, 1897–1915.

Подсчитано по тем же данным.

Волейко В. О мероприятиях по огородничеству // Вестник Олонецкого губернского земства. 1916. № 5. С. 42, 43.

Там же. С. 43.

Некоторые из местных крестьян-огородников не без успеха обратились даже к селекционном опытам. На страницах «Вестника Олонецкого губернского земства» неоднократно публиковалось, например, объявление члена Шунгского сельскохозяйственного общества Максима Антропова о продаже семян белокочанной шунгской капусты, улучшенной им путем перекрестного опыления с крупнорастущим сортом брауншвейгской капусты61.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.