WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |

Кредитная кооперация способствовала развитию кустарных промыслов. Через кредитные товарищества было выдано 74 тыс. руб.

на строительство и оборудование 4 мельниц, 6 кожевенных заводов, 4 кузниц и других кустарных мастерских, 58 тыс. руб. получили промысловые артели. 15 тыс. руб. было выделено на устройство кооперативных маслодельных и сыроваренных заводов105.

Филимонов И.А. Указ. соч. С. 94-95; НАРК. Ф. 698. Оп. 5. Д. 11/107. Л. 23, 24.

В Карелии в 1925 г. средний размер ссуды был 58,5 руб. при числе ссуд 11818, в 1926 г. – 587 руб. при числе ссуд 12509, в 1927 г. – 73 руб. при 11646 ссудах. В среднем одному крестьянину выдавалась ссуда, как правило, на сумму 50–75 руб., а нужна была ссуда в размере 200–250 руб. О необходимости увеличить средний размер ссуды, предоставляемой карельскому крестьянину, говорилось еще в середине 1920-х гг. Так, в журнале «Сельскохозяйственный кредит» писалось: «В Олонецком кредитном товариществе большинство ссуд идет на покупку лошадей из Финляндии, в среднем одна лошадь обходится в 153,5 руб. Лошадь в хозяйстве олонецкого крестьянина играла большую роль и затраты на ее покупку окупались в первые три зимних месяца на лесных промыслах.

Сорокское кредитное общество выдавало ссуды на срок 3-4 месяца рыбакам на приобретения снаряжения для рыболовного промысла.

Небольшой размер ссуд заставлял бедняцкую молодежь объединяться в артели по 3-4 человека и покупать невод, сети и т.п.»Эффективность использования кредита зависела от мощности крестьянского хозяйства, причем в бедняцких хозяйствах незначительный кредит не способствовал его росту. С 1926 г. для льготного кредитования бедняцкого населения в качестве специальных капиталов СХБ образовывались фонды кредитования бедноты. В Карельском СХБ фонд кредитования бедноты в 1926/27 г. составлял 8 тыс. руб., в 1927/28 г. – 66 тыс. руб., но полностью он не был использован из-за низкого размера ссуды, что мешало бедноте правильно употребить и своевременно возвратить ее. Карельский обком ВКП(б) неоднократно отмечал недостатки в работе КСХБ по организации фондов кредитовании бедноты107.

В то же время в других регионах страны шло сокращение кредитования обеих крайних групп (беспосевных, безлошадных с одной стороны, зажиточных – с другой). Сокращение кредитования зажиточных хозяйств в течение одного года на 9,4% было вызвано исключительно соображениями классового порядка. Сокращение кредитования бедноты было вызвано неудовлетворительным возвратом ссуд бедняцкими хозяйствами. В Карелии бедняки состав Бруй Г. По Карелии // Сельскохозяйственный кредит. 1924. № 2. С. 21–23.

КГАНИ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 325. Л. 19.

ляли 44,9% просрочивших ссуды, 52,9% – середняки, 2,2% – зажиточные.

Просроченные ссуды на 1 октября 1926 г. по 51 товариществу Карелии составляли 149,6 тыс. руб., на 1 октября 1927 г. – 103,5 тыс.

руб. Тот факт, что половину должников составляют средние и зажиточные крестьяне, в 1920-е гг. объясняли слабой работой судебных исполнителей, не принимающих достаточных мер к взысканию просроченных ссуд. Причинами просрочек также были одновременное кредитование населения разного рода организациями без учета его кредитоспособности, отсутствие кредитной дисциплины и неоднократное сложение правительством недоимок, что вызывало легковесное отношение к своим обязательствам по ссуде некоторых заемщиков в надежде на возможность сложения задолженности их по займам. Так, 2 ноября 1927 г. вышло постановление ЦИК и СНК СССР о сложении с крестьянства задолженности по ссудам, выданным в 1924-1925 бюджетном году. По случаю неурожая с малоимущих слоев населения снимались недоимки, штрафы и пени по ссудам из средств ЦСХБ и его местных отделений108.

В 1920-е гг. другим видам кооперации также было предоставлено право кредитных операций. Особенно широко кредитные функции были развиты в сельскохозяйственной кооперации, поэтому долгое время кредитная и сельскохозяйственная кооперация в РСФСР имели общий центр - Сельскосоюз. На основании закона «О сельскохозяйственной кооперации» от 24 августа 1924 г. универсальным сельскохозяйственным товариществам разрешалось осуществлять кредитные операции. Это повлекло за собой быстрый рост сельскохозяйственных кооперативов с кредитными функциями и специальных кредитных товариществ: с января 1924 г. по июль 1925 г. кредитная кооперация увеличила свою сеть в 1,5 раза.

Рост числа кредитных кооперативов происходил как за счет появления новых, так и за счет реорганизации универсальных товариществ в кредитные.

По данным обследования Сельскосоюза, на 1 июля 1925 г. в целом по стране насчитывалось около 37–38 тыс. первичных сельскохозяйственных кооперативов, из них – 11 тыс. сельскохозяйст Филимонов И.А. Указ. соч. С. 89, 96; КГАНИ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 97. Л. 8.

венных кредитных товариществ. Кредитные товарищества осуществляли кредитование всех мелкотоварных хозяйств, а кредитные сельскохозяйственные товарищества – только хозяйств, занятых сельскохозяйственным производством. Членами всех этих товариществ могли быть как отдельные крестьянские хозяйства, так и целые кооперативные объединения. Кооперативы с кредитными функциями выполняли и посреднические операции по сбыту, а в ряде случаев осуществляли и переработку сельхозпродуктов на собственных предприятиях109.

На территории Карелии также отмечался постоянный рост числа кредитных товариществ: на 1 октября 1924 г. было 23 кредитных кооператива, на 1 октября 1925 г. – 44, на 1 октября 1925 г. – 51, на 1 октября 1927 г. – 53. Степень кооперирования хозяйств была следующей: на 1 октября 1924 г. в Карелии – 9,6%, в СССР - 6,9%, на 1 октября 1925 г. – 25% и 13,6%, на 1 октября 1926 г. – 28% и 17,9%, на 1 октября 1927 г. – 34,5 и 21,4% (на 1 апреля 1927 г.) соответственно. Как видно из этих данных, процент кооперирования в Карелии был выше, чем в среднем по всей стране, что объяснялось малой плотностью населения и заинтересованностью крестьян в кредите.

В кредитных товариществах были единоличные и коллективные члены. Так, на 1 октября 1926 г. из 14216 членов кредитной кооперации было 14039 домохозяев и 177 юридических лиц, в том числе 40 сельхозартелей, 26 потребительских обществ, 25 промысловых, 37 мелиоративных и 6 животноводческих товариществ. На 1 апреля 1927 г. в кредитной кооперации насчитывалось 15,6 тыс.

членов, в том числе 15378 единоличников и 222 организации, было кооперировано 36865 человек. На 1 октября 1927 г. в системе Карельского СХБ было 53 кооператива и 17243 члена. В связи с проводившимся в 1927–1928 гг. районированием КСХБ увеличил свою сеть до 62 кредитных товариществ, из них 50 были сельские, 12 – промысловые (рыбацкие) кредитные товарищества110.

Внешне система сельхозкредита Карелии выглядела вполне благополучно: на 1 октября 1928 было 62 кредитных товарищества Сельскохозяйственная кооперация в 1924-1925 гг. М.-Л., 1926. С. 11.

Филимонов И.А. Указ. соч. С. 87. КГАНИ. Ф. 3. Оп. 2. Д. 97. Л. 7; Д. 240. Л. 27.

и почти 19,8 членов, кооперированность населения составляла 42%, было выдано ссуд на 98,7 тыс.руб. В то же время не удалось добиться увеличения вкладов населения, свободные средства населения играли ничтожную роль, деятельность самих товариществ по мобилизации средств и сбережений граждан была «чрезвычайно слаба». Вкладные операции росли за счет привлечения бюджетных средств райисполкомов и других учреждений. Большим недостатком в работе системы сельхозкредита была выдача ссуд на непроизводственные цели и слабый возврат просроченных ссуд. В Карелии на 1 октября 1928 г. просроченные ссуды составляли тыс. руб. В целом по стране просроченные ссуды составляли 12%.

В Карелии сельскохозяйственные кооперативы с кредитными функциями и непосредственно кредитные товарищества объединялись Карельским краевым союзом сельскохозяйственных, кредитных и кустарно-промысловых кооперативов (Карсельсоюзом). В 1925/26 г. в системе Карсельсоюза насчитывалось 16 кредитных товариществ (Кемское, Кондопожское, Святозерское, Святнаволокское, Сумское, Ухтинское и др.). С ликвидацией в 1926 г. Карсельсоюза первичные кредитные сельскохозяйственные товарищества остались без руководящего кооперативного центра. Как показала жизнь, общества сельхозкредита не сумели разрешить основной задачи - привлечение в систему сельхозкредита средств самого населения. Сельхозбанки и общества сельхозкредита оставались распределителями бюджетных ассигнований.

Во второй половине 1920-х гг. проявились противоречия между системой сельхозкредита ЦСХБ и кооперативными сельскохозяйственными кредитными организациями. Общества сельхозкредита ЦСХБ стремились к установлению непосредственных связей с низовой сетью сельскохозяйственной кооперации, минуя кооперативный союз. Вся система сельхозкредита строилась как государственный механизм с допущением кооперативов лишь в низовой сети с отрывом их от общей системы сельхозкооперации. ЦСХБ давал кредиты с условием сдачи ему сельхозпродукции, а не кооперации.

Кооперативные работники считали, что в организацию сельхозкредита необходимо было внести существенные изменения. Кооператоры предлагали сделать так, чтобы общества сельхозкредита, действовавшие в областном и губернском масштабе, имевшие свои отделения и агентства в районах, передали полномочия последних районным союзам кредитной сельскохозяйственной кооперации.

Это бы устранило основные противоречия в отношениях сельскохозяйственной кооперации и системы сельхозкредита, дезорганизацию низовой сети сельскохозяйственной кооперации и ее отрыв от союзов.

Стремление обществ сельскохозяйственного кредита установить связи с низовой сетью сельхозкооперации обычно оправдывалось желанием избежать лишнее звено при прохождении кредитов: общество сельхозкредита - первичное товарищество - крестьянский двор. Однако избежать лишнее звено оказалось невозможным: вместо союза сельскохозяйственной кредитной кооперации появилось другое звено – отделение или агентство общества сельхозкредита, что сдерживало развитие и нормальное строительство кредитной кооперации.

Большие нарекания и справедливую критику со стороны кооперативных работников вызывала сама система кредитования: получение кредита обходилось первичным сельскохозяйственным кредитным товариществам в 10–15% накладных расходов, на несколько дней затягивалось оформление кредита. Кроме того, ЦСХБ давал кредиты с условием, чтобы крестьяне сдавали сельхозпродукцию через систему ЦСХБ, а не сельскохозяйственной кооперации111.

В Карелии между Карельским СХБ и Карсельхозкредитсоюзом установились ненормальные взаимоотношения, не было никакой связи с первичными кредитными товариществами, при распределении средств не учитывались пожелания низовой сети. КСХБ переложил всю ответственность за кредитование на первичные кооперативы без предоставления им необходимых прав и полномочий, самостоятельности и финансовой независимости.

Сложившаяся ситуация требовала пересмотра законодательства о системе ЦСХБ и сельскохозяйственной кредитной кооперации, всех кооперативах с кредитными функциями. Новые постановления должны были решить вопрос о привлечении в кредитную коо Очередные задачи организационного строительства сельскохозяйственной коо-перации. М.-Л., 1926. С. 73.

перацию средств самого населения, крестьянских сбережений, что давно должно было стать главным условием для денежно-производственного кредитования крестьянских хозяйств. Использование накоплений крестьянского хозяйства было невозможно без усиления кооперативных начал. В 1927 г. был принят целый пакет документов о кооперативном кредите и о системе сельскохозяйственного кредита.

Принятые в начале 1927 г. Положение о системе сельскохозяйственного кредита и постановление ЦИК и СНК СССР «О принципах построения кредитной системы» все руководство кредитной системой страны возложили на Государственный Банк СССР. Система сельскохозяйственного кредита во главе с ЦСХБ производила долгосрочное и краткосрочное кредитование на производственные и сбытовые цели индивидуальных и коллективных крестьянских хозяйств, сельскохозяйственной кредитной кооперации.

Одновременно с изданием законов о системе государственного сельскохозяйственного кредита в январе 1927 г. были опубликованы постановления ЦИК и СНК СССР и новое «Положение о кооперативном кредите», которые вносили изменения в правовое положение кооперативных организаций, производивших кредитноссудные операции. Оно укрепляло правовое положение самостоятельных сельскохозяйственных кредитных кооперативов, что расширяло кооперативные начала в системе кредитования деревни.

В целях привлечения средств населения в кредитную кооперацию статья 16 Положения о кооперативном кредите от 18 января 1927 г. установила твердые гарантии сохранения тайны вкладов, вверенных дел и счетов со стороны органов управления кредитнокооперативных организаций. Всякие справки о состоянии текущих счетов, вкладов и т.п. могли выдаваться только лишь самим клиентам, а также судебным и следственным органам. Никакие другие государственные органы, в том числе и налоговая инспекция, не имели права требовать выдачи информации о вкладах. По Положению о кооперативном кредите взыскание на вклады могло быть наложено только по особому распоряжению суда112.

Собрание законов и распоряжений рабоче-крестьянского правительства СССР (СЗ). 1928. № 4. Ст. 43, 44.

Постановление ЦИК и СНК от 30 мая 1928 г. также гарантировало безусловное сохранение тайны вкладов и операций клиентов кредитно-кооперативных организаций. Лица, производящие ревизии, члены органов управления товариществ за разглашение операций клиентов подлежали уголовной ответственности. В Положение о кооперативном кредите были внесены некоторые изменения и уточнения, которые касались статьи о гарантии сохранения тайны вкладов в кредитно-кооперативных организациях. С этого времени справки о вкладах клиентов могли быть выданы судебным и судебно-следственным органам лишь по производящимся у них уголовным делам. Наркомат Юстиции разослал всем краевым, областным и губернским прокурорам циркуляр, в котором разъяснял, что наличие вкладов в кредитно-кооперативных учреждениях не может влиять на политические и общегражданские права крестьянского населения и не может повлечь за собой увеличения налогового обложения вне установленного законом порядка. По распоряжению Наркомата Финансов налоговые органы тоже не могли предъявлять требования к кредитным учреждениям о выдаче информации о лицах, имеющих вклады или текущие счета. Нарушение тайны вкладов влекло за собой ответственность по статье Уголовного Кодекса РСФСР113.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.