WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 17 |

У серой крысы объединение отдельных форм манипулирования в цепи отмечается в 58% случаев, однако данные цепи действий в подавляющем большинстве случаев относятся к простым, линейным, связи действий в таких цепях стереотипны, т. е. можно предсказать с большей степенью вероятности, что после какого-либо одного действия (например, поверхностного обследования) почти всегда будет следовать другое (например, перемещение объекта). Однако при этом следует учитывать, что монотонность экспериментальной обстановки и отсутствие у животного каких-либо специфических практических целей в данной ситуации ограничивает разнообразие и продолжительность его действий. Как показывают наблюдения за поведением зверьков в природе, цепи манипуляций у крысы, например, открывающей вершу, в которую она попалась, или добывающей корм из закрытого пакета, значительно сложнее.

Зависимость показателей манипуляционной активности животных от конкретных задач подтверждают и данные Е. Н. Махмутовой (1983), изучавшей манипуляционную активность крыс в проблемных ситуациях открывания запоров.

В исследовании манипуляционной активности Н. Н. Мешковой (1981) показано, что цепочка действий, выполнявшихся животным при подходе к новому предмету, зависела от свойств последнего и соответствовала им. Так, крысы метили и пытались перекатывать только объемные, возвышающиеся над полом относительно плотные предметы, переносили в зубах на весу, вращали, грызли только легкие, мягкие, рыхлые предметы, поднимали зубами, не пытаясь воспользоваться передними конечностями, совсем плоские, прилегающие к полу предметы.

Особенности цепей манипулирования с разными предметами проявлялись не только в самих наборах применявшихся действий, но и в их количестве и повторяемости. Например, с камнем крысы осуществляли не более трех манипуляций подряд, с пробкой — пять-шесть.

Наконец, особенности манипулирования могли выражаться также в различной интенсивности его по отношению к разным предметам. С некоторыми из них, например, листом бумаги, камнем, крысы контактировали мало, с другими — например, пробкой, полиэтиленовой трубкой — значительно больше. Так, по отношению к камню крысы выполнили 23, а к пробке 93 действия за один и тот же промежуток времени. Интенсивнее всего крысы манипулировали наиболее податливыми, изменяющимися в процессе воздействия, предметами.

Другим интересным объектом исследования манипуляционного поведения являются домовые мыши. Домовым мышам и серым крысам последовательно давали два «биологически нейтральных» предмета:

бумажную коробку (размером приблизительно в половину тела животного) и два куска тряпки. Оказалось, что у домовых мышей цепочки действий в среднем включали в себя последовательности из трех действий. Однако среди зверьков были сильные различия. Так, у двух мышей цепочка включала 16 — 17 действий и с коробкой, и с куском материи. Основные действия с предлагавшимися исследователем предметами у мышей следующие: нюхают, ощупывают вибриссами, грызут, обходят вокруг, встают на предмет передними лапами. У отдельных особей встречались также и другие исследовательские действия: залезают на предмет, толкают мордой, поворачивают коробку зубами и лапами, тянут зубами, «пробуют на зуб», тащат в зубах. Однако, по-видимому, небольшое количество действий с предметами у домовых мышей в данной ситуации могло быть следствием достаточно сильной фобии зверьков к новым предметам, (эксперименты проводились в небольших жилых садках и длились всего 30 минут), признаки которой отмечались и самим исследователем.

У лабораторных капюшонных крыс цепочки действий с предметами в этих же условиях также небольшие — в среднем три действия, у отдельных зверьков — до 16 — 17. Однако репертуар (разнообразие) действий больше, чем у домовых мышей — наряду со встречающимися у большинства зверьков обнюхиванием, ощупыванием вибриссами, грызением, обходом предметов, у отдельных особей регистрировались следующие действия: трогает лапами, держит лапой, царапает лапой, переворачивает лапой или мордой, или тем и другим вместе, толкает лапами и мордой, вертит лапой или катит передними лапами к себе, поднимает в зубах, тащит на себя зубами, отталкивает мордой, наступает одной лапой сверху, влезает на предмет, метит его и др. В заключение для сравнения приведем данные манипуляционной активности в сходных условиях у полуобезьян и низших обезьян и антропоидов (табл. 1).

Таблица Показатели манипуляционной активности животных с коробкой и тканью (по работе Н. Б. Смирновой) Виды Домо Капю- Полу- Низш Антропоиды вые шонн обезь ие Показател взрос детемыши ые яны обезь и лые ныши крыс яны ы Коробка Длина 3 3 3 9 35 цепей (мин.- 1 - (1 - (1 -9) (1 - (1 — (1 — макс.) 17) 17) 40) 154) 9) Репертуар 5,3 5,3 5,1 23,5 33 действий (среднее) Ткань Длина 3,1 2,5 3,4 8,5 17 14,цепей манипули (мин.- (1 — (1 -6) (1 — (3 — (2 — (2 — макс.) 16) 10) 18) 53) 38) Репертуар 3,7 5,3 5,7 10 15 действий (среднее) В другой уже упоминавшейся работе, выполненной авторами совместно с сотрудницей ИЭМЭЖ им. А. Н. Северцова Л. Е. Савинецкой, сравнивалась ориентировочно-исследовательская деятельность по отношению к новым предметам у двух видов рода Мuх — домовой мыши и рюкюйской мыши (Федорович и др., 1994).

На освоенную зверьками территорию «открытое поле» ставили четыре небольших пирамидки. Выяснилось, что цепочки манипуляций домовых мышей с фигурками доходили до 8 — 12 звеньев, включающих в себя в различной последовательности 8 видов действий (обнюхивание, вставание на задних лапах на фигурку, обход фигурки с обнюхиванием и ощупыванием ее основания вибриссами, грызение, залезание на фигурку, подрывание и толкание носом, обход по периметру на задних лапах, обнюхивание фигурки по всей высоте). У рюкюйской мыши контакты с пирамидками были фрагментарными, состояли всего из 1 — 2, реже 3 — 4 звеньев, при этом включали в себя всего 3 действия — краткое обнюхивание, стойка на фигурку на задних лапках, обход основания пирамидки.

Эти данные были дополнены результатами сравнения манипуляционной активности зверьков тех же двух видов при освоении ими более сложных пространств — выгородки со множеством однотипных домиков-убежищ, а также «жилой комнаты». Из таблицы 2 видно, что во всех трех экспериментах манипуляционное исследование предметов синантропной домовой мышью характеризуется большим количеством исследовательских действий, более длинной непрерывной цепочкой действий с этими предметами, а также увеличением доли деструктивных действий. Напомним, что подобные же различия в манипуляционном обследовании предметов были получены при сравнении поведения синантропной серой крысы и рыжей колючей крысы (табл. 5) (Федорович и др., 1995).

Таблица Манипуляционное обследование предметов домовой и рюкюйской мышами Показатель Домовая мышь (п = 10) Рюкюйская мышь (п = 10) Количество «Открытое поле» зарегистрированных 8 действий при «Выгородка» обследовании предметов 10 (репертуар) «Жилая комната» 10 Длина непрерывной «Открытое поле» цепочки действий с 12 максимум 3 2,93 среднее 1,предметами «Выгородка» 10 максимум 5 2,84 среднее 1, Количество «Открытое поле» деструктивных действий 30,2 ±7,0,11±0,с пролетами р > 0,«Выгородка» 12,8 ±4,5 0,46 ± 0,р > 0,«Жилая комната» 8,6 ± 2,8 0,2 ± 0,р > 0,При переходе к стадии перцептивной психики качественно изменяется также и сенсорная форма закрепления опыта. У животных впервые возникают чувственные представления. Вместе с изменением строения деятельности животных и соответствующим изменением формы отражения ими действительности происходит перестройка и функций памяти. Мнемическая функция выступает в моторной сфере в форме двигательных навыков, а в сенсорной сфере - в форме примитивной образной памяти.

Еще большие изменения претерпевают при переходе к перцептивной психике процессы анализа и обобщения внешней среды, воздействующей на животных, - возникает дифференциация и обобщение образов вещей.

Итак, животные на стадии перцептивной психики характеризуются:

1) способностью отражения внешней объективной действительности уже не в форме отдельных элементарных ощущений, вызываемых отдельными свойствами или их совокупностью, но в форме отражения вещей;

2) изменением в строении деятельности, заключающемся в том, что уже наметившееся раньше содержание ее, объективно относится не к самому предмету, на который направлена деятельность животного, но к тем условиям, в которых этот предмет объективно дан в среде;

3) изменяется сенсорная форма закрепления, то есть возникают чувственные представления, а также дифференциация и обобщение образов вещей.

2.3 Психика на стадии интеллекта Развитие психики животных происходит в процессе их биологической эволюции и подчинено общим законам этого процесса. Каждая новая ступень психического развития имеет в своей основе переход к новым внешним условиям существования животных и новый шаг в усложнении их физической организации.

Приспособление к более сложной, вещно оформленной среде приводит к дифференциации у животных простейшей нервной системы и специальных органов – органов чувствительности. На этой основе и возникает элементарная сенсорная психика - способность отражения отдельных свойств среды.

В дальнейшем, с переходом животных к наземному образу жизни и вызванным этим шагом развитием коры головного мозга, возникает психическое отражение животными целостных вещей.

Еще большее усложнение условий существования, приводящее к развитию еще более совершенных органов восприятия и действия и еще более совершенного мозга, создает у животных возможность чувственного восприятия ими объективных соотношений вещей в виде предметных «ситуаций».

Таким образом, можно сделать вывод, что развитие психики определяется необходимостью приспособления животных к среде и что психическое отражение является функцией соответствующих органов, формирующихся у них в ходе этого приспособления. Нужно при этом особенно подчеркнуть, что психическое отражение отнюдь не представляет собой только «чисто субъективного», побочного явления, не имеющего реального значения в жизни животных, в их борьбе за существование.

Напротив, психика возникает и развивается у животных именно потому, что иначе они не могли бы ориентироваться в среде.

Развитие жизни приводит к такому изменению физической организации животных, что у них возникают органы чувств, органы действия и нервной системы, функцией которых является отражение окружающей их действительности. Характер этой функции зависит от объективного строения деятельности животных, практически связывающей животное с окружающим его миром. Отвечая изменению условий существования, деятельность животных меняет свое строение. Это и создает необходимость такого изменения органов и их функций, которое приводит к возникновению более высокой формы психического отражения. При этом предпосылкой и основой развития интеллекта животных выступает манипулирование, прежде всего, с биологически нейтральными объектами. Другой важной предпосылкой интеллектуального поведения животных выступает способность к широкому переносу навыков в новые ситуации.

При этом, однако, развитие психического отражения животными окружающей среды как бы отстает от развития их деятельности. Так, простейшая деятельность, определяемая объективными связями воздействующих свойств и соотносящая животное со сложной вещнооформленной средой, обусловливает развитие элементарных ощущений, которые отражают лишь отдельные воздействия. Более сложная деятельность позвоночных животных, определяемая вещными соотношениями, ситуациями, связана с отражением целостных вещей. Наконец, когда на стадии интеллекта в деятельности животных выделяется «фаза подготовления», объективно определяемая дальнейшими возможностями самого животного, то форма психики характеризуется отражением вещных соотношений, вещных ситуаций.

Таким образом, развитие форм психического отражения является по отношению к развитию строения деятельности животных как бы сдвинутым на одну ступень вниз, так что между ними никогда не бывает прямого соответствия. Отличительной особенностью интеллекта животных является в дополнение к отражению отдельных вещей возникновение отражения их отношений и связей.

Опыты Келера. Особое значение для понимания стадии интеллекта имеют опыты немецкого психолога В.Келера. Он задался целью заполнить недостающее психологическое звено дарвинской теории и показать, что и психологическое развитие шло тем же эволюционным путем - от высших животных к человеку, как и развитие органическое. Для этого Келер попытался найти у обезьян зачатки тех специфических для человека форм поведения, которые обозначают обычно общим именем - разумного поведения или интеллекта.

В этом случае Келер пошел тем же путем, каким в свое время шли все сравнительные науки. Келер считал самым существенным и своеобразным для человеческого поведения изобретение и употребление орудий. Вот почему он задался целью показать, что зачатки этих форм поведения могут быть обнаружены уже у человекообразных обезьян.

Свои опыты он производил с 1912 по 1920 гг. на острове Теперифи на антропоидной станции, специально организованной Прусской академией наук. Девять обезьян (шимпанзе) находились под его наблюдением и служили объектами для его опытов.

Основу классических опытов Келера составляли три основных условия, которые должны были выполнить животные для решения поставленной перед ними задачи. Первое условие решения задачи заключалось в том, что животное должно было найти обходные пути к достижению цели тогда, когда на прямых путях решение задачи по чему-либо было невозможно. Второе условие заключалось в обходе или устранении препятствий, которые встречались по пути к цели; наконец, третье состояло в изобретении и употреблении (или изготовлении) орудий в качестве средств для достижения цели, которая без их помощи не могла быть достигнута.

В некоторых, наиболее сложных опытах два или три условия комбинировались вместе в одной задаче. Иногда они встречались каждое порознь, но, в общем, все опыты были построены с таким расчетом, что условия шли по линии возрастающей сложности так, что каждый следующий опыт включал в себя как непременное условие разрешение более простой задачи, составляющей содержание предыдущего опыта.

Остановимся кратко на некоторых важнейших наблюдениях Келера для того, чтобы выяснить, в чем заключаются особенности индивидуальных и групповых форм поведения обезьян. Уже наблюдая за играми обезьян, Келер неоднократно видел способность обезьян употреблять орудия. Игры этих животных дают приблизительную картину того, как ведут себя обезьяны на свободе, в лесу.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.