WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 17 |

Особенно при стычках особей одного и того же вида. Демонстрация, вызывая у противника страх, позволяет выиграть стычку, не прибегая к схватке, очень опасной для обеих сторон. Физическое противоборство заменяется психическим противостоянием. Поэтому развитое агрессивное поведение, включающее в себя много угроз и пугающих действий, полезно для вида. А для хорошо вооруженных видов - просто спасительно. Вот почему Лоренц утверждал, что хорошо оформленное агрессивное поведение - одно из замечательных созданий естественного отбора. Что по существу оно гуманно. Да и всякий согласится, что обругать друг друга, пригрозить кулаком из-за какого-нибудь пустяка во много раз выгоднее для каждого и всех вместе, чем драться, особенно если оба поссорившихся вооружены ножами или пистолетами.

Что и как демонстрируется. Противника проще всего напугать, показав ему те средства защиты и нападения, которыми располагает данный вид животных. У рыб это шипы в плавниках. Поэтому рыбы, угрожая, раздвигают плавники и поднимают шипы; многие встают в воде вертикально, выставив их навстречу противнику. У пресмыкающихся, птиц и млекопитающих орудия нападения и защиты чаще всего расположены на челюстях, и они угрожают, раскрывая пасть. Такая форма угрозы удобна при межвидовых конфликтах, поскольку она всем понятна. Человек при угрозе так же, как и обезьяны, скалит зубы. Заметьте, что при общении, особенно с незнакомым человеком, мы внимательно смотрим не только ему в глаза («зеркало души»), но и в рот. Казалось бы, что нам до зубов постороннего человека Ровный ряд крупных, белых, блестящих зубов воздействует на наше подсознание. Во рту противника они вызывают уважение, а во рту приятного нам человека - усиливают расположение к нему.

Одна лишь раскрытая пасть не может передать все оттенки угрозы, поэтому у многих видов она сопровождается изменениями внешнего вида головы: расширяются или сужаются глаза, прижимаются уши, наморщивается нос, изгибаются губы, насупливаются брови, движется кожа на лбу и темени. Достигается это с помощью сокращения мышц лица и головы. Если на коже есть к тому же выросты или пучки перьев, шерсти, и все это раскрашено в несколько цветов, получается целый код сигналов о состоянии и намерениях животного, как истинных, так и мнимых.

Естественный отбор наделил приматов очень сложной мимикой, так как у них отличное зрение. Лица многих обезьян сильно оголены, а кожа ярко раскрашена. У человека мимика тоже богатая, но часть лицевых мышц ослаблена, лицо не столь рельефно и не раскрашено. Шевелить ушами и шапкой волос он почти не может. Недостатки мимической информации человек компенсирует речью. Но врожденные программы восприятия мимики у человека работают, и поэтому если вождь раскрашивает лицо, он лучше повелевает подчиненными. Боевая раскраска воинов, восстанавливая обезьянью рельефность лица, делает его грозным и подавляет противника.

Той же цели служат гребни из перьев.

Человек, как и все животные, имеет множество врожденных программ поведения, (мы родимся с некоторыми знаниями об окружающем мире и правилами поведения в нем), и в нужный момент они срабатывают. Эти программы создавались в далекие времена и в совсем иной среде, мало похожей на ту, в которой мы теперь живем. Поэтому реализуемое ими поведение не всегда адекватно обстановке, рационально и даже желательно.

(Не все что естественно - хорошо). В силу изначальной запрограммированности, люди не абсолютно свободны в своем поведении, один сценарий его они осуществляют легко, другой - с трудностями, а некоторые сценарии могут быть вообще невыполнимы. (Не все придуманные разумом планы для нас осуществимы.) Для большинства ситуаций мы имеем достаточный набор альтернативных программ, на основе которых можно построить несколько вариантов поведения. (Все мы изначально «знаем», как воровать, и знаем, что это плохо; будем ли мы ворами или честными, зависит от нас, а не от нашей природы.) Наш мозг так устроен, что его отвечающая за сознание часть не только не может ознакомиться с содержанием врожденных программ, но даже не знает об их существовании. Поэтому когда программа начинает реализовываться, сознание ее обслуживает, не замечая этого. Оно ищет и находит какие-то свои объяснения поведения и его мотивов, совсем не обязательно верные.

Вопросы и задания для самостоятельной работы по теме 6:

1.Что такое агрессивность 2.Каковы биологические аспекты агрессивности 3.Каковы социальные аспекты агрессивности 4.Дайте сущностную характеристику нативистской теории.

5.В чём сходство теорий К.Лоренца и З.Фрейда 6.Дайте характеристику интрапсихическим теориям.

7.В чём выражается связь между болью и агрессивностью 8. В чем сущность нейробиологической теории 9. Кто автор нейробиологической теории 10. Что доказывает теория социального обучения ТЕМА 7. АЛЬТРУИЗМ Существуют механизмы, предупреждающие жестокость и эгоизм. К таким механизмам можно отнести альтруизм – готовность особи совершать в ущерб себе полезное действие по отношению к представителю своего или чужого вида животных. Трактовка термина «альтруистическое поведение» сводится к следующим вариантам: это «любовь и забота о других», «стремление к благополучию других при отсутствии выгоды для себя», «склонность безвозмездно жертвовать собой ради группы». Одни считают альтруизм специфическим человеческим, общественно формируемым качеством, другие – врожденным, генетически зафиксированным результатом естественного отбора, в одинаковой степени присущим животным и человеку.

Е.В.Субботский отмечает, что неправомерно включать в это понятие самые разнообразные формы поведения – от «инстинкта чистки» до сигнала тревоги у птиц; это приводит лишь к девальвации термина.

Все разнообразие трактовок объединяет то, что альтруизм является самостоятельным мотивом поведения и этот мотив отличается от обычных мотивов, основанных на личной выгоде. Врожденные альтруистические программы могут быть встроены во многие ведущие формы поведения (родительское, брачное, социальное).

Например, у крыс выработали условную реакцию быстро находить полочку с хлебным шариком. Рядом поместили камеру с крысой, которая получала удар током, когда одна из обученных крыс совершала пробежку к полке с хлебом. Обученные крысы слышали писк боли и некоторые, из них обнаружив такую зависимость, сразу отказывались от пищи и не подбегали к полке с хлебом. Другие продолжали бегать и жрать и не обращали внимание на страдающее животное. Третьи же, быстро хватали корм и убегали в другой угол камеры, а затем поедали его, отвернувшись от клетки с истязаемым сородичем.

Анализ структуры популяции лабораторных крыс в опыте «Шок для соседа» показал, что больше всего крыс «стеснительных», отворачивающихся – 60% - их назвали конформистами. Отказавшиеся истязать сородича за приманку – 20% - альтруисты, 20% - эгоисты. И в человеческой популяции соотношение 1:3:1.

Важное значение имеет видовая длительность жизни индивида – чем она больше, тем больше шансов на выгодность взаимного альтруизма. Могут быть варианты:

1. Альтруист систематически рискует собой для любых членов популяции.

В этом случае ген альтруизма обречен на вытеснение.

2. Альтруист рискует собой только ради близких родственников, при малом риске для себя, большом шансе на спасение гибнущего, ген альтруизма распространяется широко.

3. Альтруист рискует собой премущественно для альтруистов и для способных на взаимный благодарный альтруизм.

Экспериментально пытаются показать наличие у животных бескорыстного поведения Райс и Гайнер на белых крысах. В этих опытах одно животное на глазах у другого подвешивалось в неудобном положении, проявляя очевидные признаки беспокойства и дискомфорта, а другое находилось на свободе и могло нажатием на педаль опустить «страдающего» сородича. Оказалось, что в этих условиях животное нажимало на педаль значительно чаще, чем животное контрольной группы, не наблюдавшее «страдающего» партнера.

Обсуждая эти факты, Лэври и Фоли объясняют их не альтруизмом животных, а просто повышением их активности под влиянием криков страдающего сородича. Для подтверждения этой гипотезы авторы помещали крыс в клетку с педалью, нажатие на которую прекращало подачу громкого звука. Животные первой группы слышали белый шум, животные второй группы – записанный на магнитофон визг крысы, получавшей электрошок.

Результаты показали, что число нажатий на педаль у животных первой группы значительно выше, чем у животных второй группы. Это подтверждает мнение авторов, согласно которому крик другого животного выступает просто как шум и возбуждает не альтруистические чувства животного, а его общую активность.

В работе Грина использовалось «операциональное» определение альтруизма как такого поведения животного, которое облегчает страдания другого животного. В опытах этого автора крыса – «оператор» помещалась в клетку с двумя педалями; нажав на любую из них, животное получало одинаковое количество пищи. Поскольку нажатие на первую педаль требовало в два раза меньше усилий, у животных очень быстро вырабатывалось устойчивое предпочтение первой педали. Затем в соседнюю клетку, отделенную полупрозрачной перегородкой, помещалось другое животное, которое получало удар током всякий раз, когда крыса – «оператор» нажимала на первую педаль (нажатие на вторую педаль не приводило к подаче тока). Мерой операционального альтруизма служило изменение предпочитаемой педали. Оказалось, что если животные – «операторы» ранее сами испытывали удар током, то 80% из них быстро меняли предпочитаемую педаль; если же животные ранее не испытывали шока, большинство из них оставалось «равнодушными» к «страданиям» партнера. По мнению автора, эти факты можно интерпретировать двояко: либо как факт проявления альтруизма у животных, либо как обычное эгоистическое стремление редуцировать неприятное чувство, возникающее при виде «страдающего» сородича у крыс, ранее испытавших шок.

Эванс и Брауд исследовали поведение крыс в Т – образном лабиринте. В конце каждого рукава находилась клетка с другим животным. Поскольку подкрепление (чашка со сладкой водой) находилась в обоих рукавах, крыса – «оператор» с одинаковой частотой посещала тот и другой. Когда же во второй части опыта посещение крысой – «оператором» одного рукава (скажем левого) приводило к тому, что другое животное, находившееся в конце этого рукава, получало удар током, крыса – «оператор» начинала устойчиво предпочитать противоположный рукав. Авторы видят в этом факте демонстрацию альтруизма животных.

Дельгадо исследовал поведение обезьян методом электростимуляции мозга через вживленные в мозг электроды. В этих опытах вожак группы обезьян, нажав на рычаг, получал пищу и одновременно раздражал мозг другого животного, находившегося в той же клетке. Последнее начинало метаться по клетке, не причиняя, однако, вреда другим членам группы. Через некоторое время вожак стал колебаться, глядя то на рычаг, то на «страдающее» животное, а затем и вовсе перестал нажимать на рычаг. В экспериментах Массермана и Вечкина у обезьян, помещенных в клетку с двумя подвешенными цепочками, вырабатывалась дифференцировка: при зажигании красной лампочки животное получало пищу, потянув за первую цепь, а при зажигании голубой лампочки – потянув за вторую цепь. Затем в соседнюю клетку помещали другую обезьяну, получавшую удар током всякий раз, как только обезьяна – «оператор» тянула за первую цепь. Это приводило к тому, что большинство обезьян «операторов» стали стойко предпочитать «не шоковую» цепь, а некоторые вообще отказались от получения пищи.

Авторы рассматривают такое поведение как жертвенное, альтруистическое:

животные будут скорее страдать от голода, чем получать пищу за счет страданий сородича.

Аронфрид замечает, что ни в одном из этих экспериментов не доказано, что наблюдаемое поведение является альтруистическим, а не обычным, реципрокным. Вероятнее всего, животное и тут руководствуется эгоистическими мотивами: неприятное ощущение, вызываемое видом страдающего сородича, настолько сильно, что подавляет даже пищевой инстинкт.

В Карибском приматологическом центре, где обезьяны живут на островах и находятся в условиях вольного содержания, показано, что к 25 – летней самке, рожавшей последний раз в 17 лет, а теперь ставшей старой, одряхлевшей, страдающей артритом и значительной потерей зрения, группа молодых обезьян относилась с трогательным почтением. Оказалось, что это родственники. Когда при переходах самка отставала, ее дожидался взрослый внук или правнук, который затем двигался вместе с ней. Описавший это поведение исследователь считает его примером «реципрокного альтруизма», иными словами, ответным благодарным уважением потомков к имевшей в течение 15 лет высокий ранг бабке и прабабке. Этот ранг и, конечно, все выгоды, вытекающие у обезьян из подобного положения, старая самка передала своей дочери. Высокий ранг матери и бабки способствовал тому, что сын и внук заняли господствующее положение в группе, первое и второе места в иерархии. Фридман считает, что альтруизм самцов в отношении своей прародительницы укреплял их собственный высокий ранг, полученный, как видим, по наследству. Правоторов замечает, что реципрокный (перекрестный) альтруизм характеризуется тем, что родственные и не родственные особи способны кооперироваться в распределении своих пищевых ресурсов. В таких ситуациях животные, добывшие пищу в избытке, способны делиться ею с голодными и неудачливыми.

Феномен альтруистического поведения человека с разных теоретических платформ.

Так, бихевиористы утверждают, что альтруистический мотив есть не что иное, как эмпатически возникающий, «когнитивно – предвосхищяемый» эгоистический мотив. «Научение» альтруизму происходит по типу обычного обусловливания и в принципе не отличается от других видов научения. Этой точке зрения противоречат по крайней мере два факта, полученные в рамках того же бихевиоризма: доказательство того, что альтруистический поступок сам по себе является подкреплением (т. е. самостоятельным мотивом поведения), и безуспешность попыток доказать это на животных.

Психоаналитически настроенные исследователи рассматривают феномен альтруизма как попытку человека редуцировать присущее ему чувство вины перед другими. Правда, и тут полученные факты весьма противоречивы. Доказано, например, что нераскрытая вина не увеличивает склонность человека к альтруизму; если же вина раскрывается, то попытки человека ее «загладить» уже нельзя считать альтруистическими.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.