WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
СТАТИСТИКА, КОТОРОЙ НЕТ: НЕЗАМЕЧЕННАЯ УГРОЗА РОССИИ В.Б. Зацепин, к.воен.н.

с.н.с. ИЭПП Несмотря на то, что соответствующий подраздел социальной статистики неизменно включался ВИНИТИ в Государственный рубрикатор научно-технической информации1, как таковая военная статистика в России фактически отсутствует. При этом показательны как сам этот факт, так и то, что на него не обращается никакого внимания ни государством, ни обществом. Выглядит все так, что нет военной статистики и — слава богу — никому она не нужна… На самом же деле за ее отсутствие мы платим определенную цену — и, боюсь, в нашем случае неприемлемо высокую. Отсутствие военной статистики весьма на руку бюрократам в погонах и без, оседлавшим государство и превратившим его в источник получения коррупционных доходов.

К сожалению, Россия вступила в XXI в. без военной статистики, однако так было не всегда — в самом начале своего пути российская военная статистика была вполне на мировом уровне.

Основы отечественной военной статистики2 были заложены в 1846 г. Д.А. Милютиным — тогда тридцатилетним профессором Императорской военной академии, а в последствии автором российской военной реформы XIX в. и военным министром — его усилиями была создана кафедра военной статистики, просуществовавшая в академии до Первой мировой войны. Младший брат Д.А. Милютина Николай в эти же годы активно занимается демографией, экономической и административной статистикой в Министерстве внутренних дел и становится выдающимся государственным деятелем и одним из разработчиков крестьянской реформы в России.

Следует отметить, что как термин военная статистика получила широкое распространение в европейской военной литературе уже с начала XIX в. и упоминалась, например, в трудах бывшего наполеоновского маршала Мармона и военного теоретика Г.В. Жомини. Наиболее фундаментальный (и последний) труд старшего из братьев Подготовлено при поддержке гранта РГНФ № 08-02-00038а.

По крайней мере, до конца 2004 г. как «83.33.65 Военная статистика». См. подробнее на http://gsntinorms.ru.

Милютин Д. Критическое исследование значения военной географии и военной статистики. — СПб.:

Военная типография, 1846. — 70 с.

(с) В.Б. Зацепин, 2008. Использовать и воспроизводить с разрешения автора.

Милютиных по военной статистике3 был по своей сути военно-географическим описанием Пруссии, следуя доминирующей тогда в Европе тенденции, характерной для военной мысли таких крупнейших военных держав, как Пруссия и Франция4. Поэтому нельзя согласиться с таким мнением5, что замысел Милютина по созданию военной статистики как науки был затем извращен его преемниками. Ее содержание понималось и тогда не везде одинаково, например, в Австро-Венгрии и Швейцарии военная статистика чаще рассматривалась в качестве части общей науки статистики и там ей занимались и штатские ученые. Скорее всего, преемники Милютина по военной академии просто не смогли удержаться на переднем крае развития военной статистики, так как он стал в других странах во все большей степени формироваться штатскими в интересах гражданского контроля над военной организацией и укрепления мира, а не ведения боевых действий.

Так, на 4-м Международном статистическом конгрессе6, проходившем в июле 1860 г. в Лондоне, рекомендованная программа статистического наблюдения за вооруженными и военно-морскими силами была составлена уже с учетом важности обмена военной информацией для сохранения мира7 и предусматривала ее ежегодную официальную публикацию всеми странами.

Примечательно, что в подготовке8 и работе этого конгресса приняли активное участие и наши соотечественники: заместителем председателя его 5-й секции «Перепись населения. Военная и моральная статистика» был статский советник, член Центрального статистического комитета российского Министерства внутренних дел И.В. Вернадский9, а секретарем — капитан российского Генерального штаба С.И. Сераковский10. И если Иван Васильевич в своем выступлении сосредоточился в основном на задачах российской статистики в связи с подготовкой крестьянской реМилютин Д. Первые опыты военной статистики. В 2 кн. — СПб.: Типография военно-учебных заведений, 1847—48.

См., например, охватывающую все страны континентальной Европы работу Haillot C.A.Statistique militaire et recherches sur l’organisation et les institutions militaries des arme trangres. En 3 t.– Bruxelles etc.:

Meline, Cans et compagnie, 1846–1847.

Головин Н.Н. Наука о войне: избранные сочинения. – М.: Астрель, 2008. – С.95.

Report of the Proceedings of the Fourth session of the International Statistical Congress, Held in London July 16th, 1860, and the Five following Days.—London: H.M. Stationery Office, 1861.

Председатель Конгресса лорд Брум: «Я совершенно согласен с замечанием, сделанным мистером Ходжем, что лучшим способом подавления войны является распространение информации о ней». См.: Указ.

ист. — С.170. (перев авт.) От России среди членов организационного комитета Конгресса указаны Беляков, Де Бушэн, Чичерин, Григорьев и Запасник. См.: Указ. ист. — С.II—VI.

Профессор политэкономии и статистики, издатель петербургского журнала «Экономический указатель» (1857—1861) и, наконец, просто будущий отец академика В.И. Вернадского.

Организатор революционных кружков в Петербурге (1859—1860) и один из руководителей польского восстания (1863—1864) на территории Литвы.

(с) В.Б. Зацепин, 2008. Использовать и воспроизводить с разрешения автора.

формы, затронув участие в ней Н.А. Милютина, то Сигизмунд Игнатьевич внес конкретный личный вклад в развитие именно военной статистики, предложив дополнить ее данными о преступности в вооруженных силах.

В России окончательный вариант программы статистического наблюдения за вооруженными силами, принятой в Лондоне, был опубликован лишь в 1872 г. в трудах 8-го Международного статистического конгресса11, прошедшего в Санкт-Петербурге.

Однако рекомендации мировой статистической науки оказались у нас не ко двору. Русские государи были военными по воспитанию и образованию и, очевидно, считали, что обойдутся без тщательного статистического наблюдения за своими армией и флотом.

Уже перед Первой мировой войной данные о российских военных расходах можно было найти лишь в исторических статьях журнала «Военный сборник» и публикациях бюджета Министерством финансов12, а о численности русской царской армии можно было узнать лучше всего в справочнике издательства «Митлер унд зон», подготовленном с участием офицеров германского генерального штаба. Союзники же России на протяжении десятилетий публиковали свою и иностранную военную статистику в «Annuaire» (Франция) и в «The Statesman’s Yearbook» (Великобритания) — им это было нужно — ведь у них была демократия и, следовательно, проблема гражданско-военных отношений.

А уже в годы Первой мировой войны совершенно неожиданно для всех возникла проблема определения численности русской армии: «… надлежаще поставленного учета численности армии не было»13. Оказалось, что богопомазанничество и ношение военной формы с детства не гарантируют достаточной точности учета людей с оружием — проведенная уже после Февральской революции однодневная перепись армии дала ее численность на 2 млн 200 тыс. больше той, что «исчислялась войсковыми штабами»14. А ведь одним из решающих факторов Февральской революции, как известно, и стало разложение запасных частей столичного гарнизона не столько от агитации, сколько от безделья, вызванного мобилизацией в армию излишних контингентов.

Понятно, что и вопрос о потерях русской армии в Первой мировой войне вследствие плохой постановки учета военнослужащих превратился в практически неразрешимый.

Compte-rendu gnral de travaux du Congrs international de statistique aux sessions de Bruxelles, 1853 ;

Paris, 1855 ; Vienne, 1857 ; Londres, 1860 ; Berlin, 1863 ; Florence, 1867 et la Haye, 1869 / Sous la dir. de P.

de Smenow, directeur du Comit central de statistique de Russie.—St.-Ptersbourg : Imprimerie de l’Akademie Imperial des sciences, 1872.—P.85-88, 238-244. (Приложение А).

Публиковали в Санкт-Петербурге, как это не удивительно, в т.ч. и на немецком языке.

Головин Н.Н. Указ. соч. — С.107.

(с) В.Б. Зацепин, 2008. Использовать и воспроизводить с разрешения автора.

В Советской России негативный опыт предыдущего режима первоначально постарались максимально учесть. Так, 8 июля 1919 г. на заседании Коллегии Центрального статистического управления (ЦСУ) В.Г. Михайловский доложил результаты работы комиссии по рассмотрению проекта Положения о государственной военной статистике15. Кроме того, в октябре этого же года в ЦСУ создан отдел военной статистики, заведующим которым и одновременно членом Коллегии ЦСУ был назначен профессиональный статистик В.П. Ефремов16, прошедший Первую мировую войну офицеромсапером. Затем руководство ЦСУ во главе с П.И. Поповым и В.П. Ефремов приняли участие в работе второй межведомственной комиссии по организации государственной военной статистики, у которой с 18 февраля 1920 г. по 19 марта 1921 г. состоялись заседаний, и в результате были разработаны не только проект Положения о государственной военной статистике17, первый абзац которого гласил, что «Государственная военная статистика имеет целью обслуживать как практические, так и научные нужды государства в области статистического освещения военного дела», но и более развернутые Основные положения проекта государственной военной статистики18, а также конкретная19 и краткая20 программы военной статистики. Безусловно, это было крупным достижением, хотя последующая реализация этих разработок на практике и оставила желать лучшего, столкнувшись с уже советской бюрократией и политическим прессингом.

В основу советской государственной военной статистики былo положено сотрудничество ЦСУ и военного ведомства. Так, в составе военного ведомства статистикой потерь Красной армии и флота в гражданской войне и потерь России в Первой мировой войне занимался справочный учетно-статистический отдел о потерях на фронте Управления по комсоставу Всероссийского Главного штаба численностью 285 человек21. А отдел военной статистики ЦСУ оказывал военному ведомству научно-методическую помощь в подготовке, проведении и обработке результатов переписей Красной армии и флота 1920 и 1923 гг., военно-промышленной и конской 1924 г. переписей, призыва 1924 г. по антропометрическим признакам. Усилиями его сотрудников в 1925 г. опуб Там же. — С.108.

Постановления Коллегии ЦСУ // Вестник статистики. — 1919. — №№ 8—12. — С.196.

РГАЭ. Ф.1562. Оп.307. Д.1236. Л.53.

РГАЭ. Ф.1562. Оп.21. Д.91. Л.6—7 об. (Приложение Б).

РГАЭ. Ф.1562. Оп.21. Д.91. Л.28—38. (Приложение В).

РГАЭ. Ф.1562. Оп.21. Д.91. Л.39,44. (Приложение Г).

РГАЭ. Ф.1562. Оп.21. Д.91. Л.45, 41 об, 42, 40 об, 43 (Приложения Д и Е).

РГАЭ. Ф.1562. Оп.21. Д.92. Л.110.

(с) В.Б. Зацепин, 2008. Использовать и воспроизводить с разрешения автора.

ликованы статистика мобилизации и потерь России в Первой мировой войне22, а также единственный раздел военной статистики в статистическом справочнике23 советского периода, помещенный между статистикой здравоохранения («народного здравия») и уголовной. Однако в конце 1927 г. отдел численностью 50 сотрудников24 стал секцией военной статистики из 8 человек25, которая исчезла через год26.

А вскоре наступили времена, когда перестали публиковаться любые статистические справочники, а затем, после января 1933 г. советская статистика стала целиком секретной27.

Хотя во времена хрущевской оттепели вновь возобновился выпуск народнохозяйственной статистики, военная статистика начала фактически публиковаться лишь в 1980-е гг. накануне горбачевской перестройки в виде пропагандистских буклетов Агентства печати «Новости» из серии «Откуда грозит угроза миру», что, как известно, стало советским симметричным ответом на американские пропагандистские буклеты «Советская военная мощь», выпускавшиеся ежегодно Пентагоном с 1981 г.

Те времена отделяют от нас уже более 20 лет, но до сих пор в России все, что по идее должно иметь отношение к военной статистике, выходит, кажется, из-под пера специалистов по пропаганде.

Так, издаваемые с 2006 г. ежегодники российского Минобороны28, отличаясь какой-то просто купеческой роскошью издания и заоблачной ценой29, к современной военной статистике никакого отношения не имеют. Упования их составителей на то, что содержащаяся в них «… информация поможет глубже понимать специфику современных внутриармейских процессов и динамику реализации государственной политики в области обороны», содержанием ежегодников никак не подкрепляются. Для этого достаточно их просто сравнить со статистическими ежегодниками вооруженных сил все тех же Франции30 или Великобритании31.

Россия в мировой войне 1914—1918 года (в цифрах). — М.: Отдел военной статистики Ц.С.У., 1925. — 103 с. (С предисловием П.И. Попова).

Народное хозяйство Союза ССР в цифрах с приложением данных по мировому хозяйству: Статистический справочник. — М.: Ц.С.У., 1925. — ХХ+792 с.

РГАЭ. Ф.1562. Оп.30. Д.37. Л.70—71.

РГАЭ. Ф.1562. Оп.30. Д.37. Л.252—254.

РГАЭ. Ф.1562. Оп.30. Д.46. Л.5—6.

Постановление политбюро ЦК ВКП(б) № 128 от 16.01.1933 г. «О Госплане Союза и ЦУНХУ».

Вооруженные Силы Российской Федерации 2005. — М.: Агентство РИЦ МО РФ, 2006. — 292 с. (руб. на http://www.ozon.ru/context/detail/id/2717649/ ).

Ежегодник издания 2007 г. продавался агентством «Военинформ» уже почти в два раза дороже своего предшественника, что можно объяснить ростом его объема: с 292 страниц в 2006 г. он вырос до 624.

Annuaire statistique de la dfense 2007/2008. — Paris: Observatoire conomique de la dfense, 2008. — 168 p. Доступен бесплатно в электронном формате на http://www.defense.gouv.fr/sga/decouverte/statistiques /annuaire_statistique_de_la_defense/annuaire_statistique_de_la_defense_2007_2008.

(с) В.Б. Зацепин, 2008. Использовать и воспроизводить с разрешения автора.

В российском ежегоднике издания 2006 г. статистические таблицы, диаграммы и статистические данные в тексте расположены на 15 страницах, что занимает 5,7% от общего объема ежегодника. Все остальное посвящено пропагандистским утверждениям и результатам социологических опросов военнослужащих. Представление о профессиональном уровне составителей ежегодника можно составить по заголовку «Фактический рост Гособоронзаказа в 2001—2005 гг.» диаграммы на С.64, показывающей номинальные инвестиционные расходы Минобороны в указанные годы. И подобное стремление выдать желаемое за действительное пронизывает весь том. Ну а в следующем ежегоднике (2007 г. издания) процент пропаганды практически приблизился к 100.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.