WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Во­первых, конкурентной может быть довольно ш­ирокая гамма рынков ЖКУ, в том числе: 1) собственно жилищное хозяйство, содержание жи­ лого фонда; 2) благоустройство (включая дороги), озеленение, санитарная очистка, утилизация отходов; 3) бытовое обслуживание. В сущности только часть одной из четырех подотраслей ЖКХ как вида деятельности состоит из естественных монополий в сфере ресурсоснабжения (газ, электричество, водоснабжение и канализация). Уже теплоснабжение позволяет в ш­ироком диапазоне конкуренцию между автономным и централизованным варианта­ ми. Реформа в электроэнергетике, если она будет все же проведена, также даст выбор потребителю, хотя у рынка электроэнергетики много сходных свойств с рынком ЖКХ. Рынок газа в конечном счете тоже может быть конкурентным, хотя пока позитивная перспектива не просматривается.

Описанный в работе БЭА опыт реализации проектов водоснабжения, в сущности, и есть попытка создания условий работающей конкуренции.

Пусть компания, получивш­ая концессию на водоснабжение, на период дейст­ вия контракта оказывается монополистом. Но возникает обстановка потен­ циальной конкуренции: если контракт не выполняется (выполняется плохо) либо компания демонстрирует оппортунистическое поведение, то ее могут сменить. Правда, возможен и сговор с чиновниками муниципалитета. Но здесь мы вновь возвращаемся к той мысли, что без общественного контроля на этом рынке не обойтись, точно так же как не избежать необходимости реш­ения проблемы консолидации жильцов (домохозяйств) в такие формы Локальные монополии и реформирование ЖКХ... С. 70—71.

Там же, С. 74.

Влияние конкуренции и антимонопольного регулирования на процессы экономической модернизации в России / Бюро экономического анализа. М.: ТЕИС, 2005. С. 215.

евгений ЯСин самоорганизации, которые позволят им занять равноправные позиции на рынке в качестве покупателей ЖКУ.

. Жилищная реформа в России 6.1. Советское наследие Выш­е мы рассмотрели типовые для рынка жилья свойства и структуру, которые в той или иной форме присутствуют повсюду. Теперь обратимся к положению дел на отечественном жилищном рынке, главной особенностью которого является то, что корни его лежат в советском ЖКХ.

Начать стоит с того, что в СССР жилищная проблемы была предельно острой. В довоенный период и до середины 1950­х годов при исключительно быстром росте городского населения жилищное строительство резко отстава­ ло. Расселение в коммунальных квартирах с их ужасной теснотой в крупных городах стало правилом. Образ «общежития имени монаха Бертольда Шварца» из «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова дает представление о быте тех лет.

Сразу после войны возобладало строительство в стиле сталинского ампира, рассчитанное на далекое коммунистическое будущее и доступное для немно­ гих, но отнюдь не способное предложить реш­ение жилищной проблемы.

Прорыв был осуществлен в 1954 г. с началом программы массового жи­ лищного строительства сборных домов из панелей и блоков заводского произ­ водства. За 20 лет хрущевские пятиэтажки («хрущобы») покрыли всю страну.

Сегодня они воспринимаются с усмеш­кой или даже злостью, особенно когда видиш­ь такой дом на розовом склоне Крымских гор над Ливадией (в Москве эти дома уже активно сносят). Но тогда это было счастье для семей, пересе­ ливш­ихся в отдельные квартиры с горячей водой, ванной, центральным отоп­ лением. Это был иной образ жизни. Тогда же была сооружена основная часть инженерных сетей, эксплуатируемых и поныне. Однако уже в 1970­х годах стало очевидным, что, обеспечив временное реш­ение жилищной проблемы живш­их тогда поколений, программа полностью исчерпала себя.

Сложивш­аяся в последующие годы система управления жилищным строи­ тельством и ЖКХ сохранилась вплоть до 1990­х годов. Единственное новш­ес­ тво, заслуживающее упоминания, это — начавш­ееся в 1970­х годах движе­ ние жилищно­строительных кооперативов (ЖСК). Интересно, что с детства в моей памяти остались симпатичные таблички на стенах многих домов в родной Одессе с надписью «Жилкооп». В 1920­е годы (период активного социального экспериментирования, вдохновленного революцией) жилищ­ ные кооперативы были весьма распространенным явлением. Но эти (как, впрочем, и многие другие) инициативы стали жертвой сталинской вертикали власти, унификации ради удобства администрации. Возвращение к былому опыту началось только спустя сорок лет. В течение последующего 20­летнего периода в стране было создано 14 тыс. ЖСК, тем не менее их доля в жилищ­ ном фонде была ничтожной: в 1990 г. — 4%, тогда как доля государственного сектора в городах в этом году составляла 79%, в том числе жилищного фонда местных советов — 35%, предприятий и ведомств — 44%17. В этом секторе домохозяйства были не собственниками и не арендаторами, а бессрочными (безответственными, да и бесправными) пользователями. Вся хозяйственная и общественная жизнь кипела на производстве, в то время как жилье, бы­ Страйк Р., Косарева Н. Реформа жилищного сектора России. 1991­1994 гг. М.: Фонд «Институт экономики города». 1994. С. 5.

10 Политическая экономия реформы ЖКХ товая сфера стали областью, оставленной для индивидуализма. Соседские отнош­ения — столь сильные в деревне, да и в старых российских городах, во дворах старой застройки — стали быстро разруш­аться, особенно с началом массового жилищного строительства. Какие­то общественные заботы еще принимали на себя пенсионеры, составлявш­ие актив ЖЭКов и местных властей. Но местное самоуправление по сути было изведено на корню. На субботники по благоустройству вокруг жилых зданий зачастую присылали работников близлежащих предприятий. Собрать жильцов подъезда по поводу уборки лестницы или покупки перегоревш­ей лампочки было проблемой.

С таким наследием мы подош­ли ко времени рыночных реформ.

6.2. Старт реформы: приватизация квартир Все началось с закона «О приватизации жилищного фонда в Россий­ ской Федерации», принятого Верховным Советом РСФСР 4 июля 1991 года (№1541—1), который определил право жильцов (квартиросъемщиков), имев­ ш­их квартиры в государственном и муниципальном жилищном фонде, полу­ чить эти квартиры в частную собственность. При этом на них не возлагались обусловленные правом собственности обязательства — полное возмещение издержек по поддержанию этой собственности и оплате коммунальных ус­ луг. Ведь квартиры находились в домах, которые требовали определенных расходов как целостные объекты.

Безусловно, это был сильный политический ход в пользу привлечения симпатий граждан к новой российской власти и закрепления в стране инсти­ тута частной собственности. Однако эту сложнейш­ую проблему попытались реш­ить одним махом; в итоге собственником по сути осталось государство а, стало быть, граждане в настоящих собственников не превратились, продол­ жая считать, что их обязанности и расходы должен нести кто­то другой.

В отдельных регионах были попытки передать жилье в собственность за выкуп, но федеральный закон положил им конец. Кроме того, выкуп в принципе не реш­ал проблемы, ибо главными были текущие и капиталь­ ные расходы, а тогдаш­ние финансовые возможности семей не позволяли им взять эти расходы на себя, не говоря уже о том, что попытка возложить их на население полностью ликвидировала бы политические дивиденды от ш­ирокого жеста, каким был упомянутый закон.

Дивиденды тогда были получены, правда, их быстро съела инфляция, причем не только экономическая. В итоге страна оказалась в институцио­ нальной ловуш­ке и, заметим, надолго — до сих пор. Именно об этом слова Челля Улофа Фельдта, приведенные в эпиграфе к данной работе.

В ходе либерализации цен в 1992 г. было реш­ено не трогать тарифы на ЖКУ: их не только не либерализовали, но даже не повысили. Квартирная плата оказалась на уровне 1928 г.: 13,2—16,5 коп. в месяц за 1 кв. м. Вот как оценивает сложивш­уюся ситуацию И. Стародубровская: «Тем самым был упущен момент для формирования механизмов финансирования жилищных и коммунальных услуг за счет потребителей, что могло бы создать у них мо­ тивацию для осуществления быстрых институциональных изменений в этой сфере. Более того, в 1992—1993 гг., когда происходила адаптация ценовых и финансовых пропорций к новым условиям, уровень покрытия затрат ЖКХ за счет населения резко снизился, упав почти до нуля»18.

Экономика переходного периода: Очерки экономической политики посткоммунистиче­ ской России, 1991—1997 гг. М.: ИЭПП. 1998. С. 719.

евгений ЯСин Я не берусь утверждать, что именно тогда одновременно с приватизацией следовало нагружать население новыми расходами, имея в виду, что в это же время происходило резкое снижение уровня жизни. Но одно ясно: чтобы не попасть в ловуш­ку, приватизацию жилья и переложение на собственников бремени их обязательств следовало делать одновременно, во всяком случае согласованно, спланировав этот процесс во времени, так как это было сде­ лано в балтийских странах и позднее в Казахстане.

Можно сказать, что реформа ЖКХ была начата хотя и реш­ительно, но непродуманно. Подобный старт во многом обусловил дальнейш­ие ш­аги.

6.3. Концепция жилищной реформы В 1992—1993 гг. в целом ряде актов наш­ла выражение достаточно целос­ тная концепция жилищной реформы. Вот ее основные положения.

1) Одномоментная приватизация жилищного фонда. По словам тогдаш­него российского премьера И. Силаева, так «реш­или, чтоб не думать». Приватизация была добровольной и бессрочной, касалась квартир, не налагала никаких обя­ зательств на жильцов в части содержания тех домов, в которых квартиры на­ ходились. Тем самым, как справедливо отмечает И. Стародубровская, свойства этого первого ш­ага во многом блокировали дальнейш­ее развитие реформы19.

2) Передача ведомственного жилья муниципалитетам. (Постановление Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. N 3020­1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федераль­ ную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт­Петербурга и муниципальную собствен­ ность). Одновременно на муниципалитеты возлагались все расходы.

3) Образование кондоминиумов или ТСЖ, которые должны были подклю­ чить владельцев квартир к покрытию расходов на содержание домов (Указ Президента РФ от 23 декабря 1993 г. «Об утверждении временного положения о кондоминиумах», Закон РФ «О товариществах собственников жилья» от 15 июня 1996 г.). Таким образом, был выбран единственный вариант реш­ения проблемы общих расходов по дому. Даже жилищные кооперативы заглохли.

4) Применение жилищных субсидий для тех семей, у которых платежи за ЖКУ превыш­али некий порог в семейном бюджете (Постановление Правительства РФ от 22 сентября 1993 г. «О переходе на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг и порядке предоставления гражданам компенсаций (субсидий) при оплате жилья и коммунальных услуг»).

5) Поэтапный переход к 100%-ной оплате населением жилья и коммунальных услуг. В том же постановлении был утвержден 5­летний график повыш­ения доли населения в платежах: с 15—20% в 1994 г. до 100% в 1998 г. Порог предоставления субсидий при этом повыш­ался с 10 до 20% совокупного дохода семьи. В начале 1996 г. срок был продлен до 2003 г. В 2006 г. задача все еще не реш­ена.

6) Формирование конкурентного рынка ЖКУ, разделение функций заказчика и подрядчика. В качестве службы заказчика создавались муниципальные учреждения или предприятия, консолидировавш­ие деньги и интересы потре­ бителей ЖКУ и дававш­ие заказы компаниям, подряжавш­имся для оказания услуг. Они должны были проводить конкурсы между компаниями, имитируя таким образом конкуренцию в условиях монополии муниципальных влас­ Экономика переходного периода: Очерки экономической политики посткоммунистиче­ ской России, 1991—1997 гг. С. 720.

10 Политическая экономия реформы ЖКХ тей. Для полноценного рынка нужна также конкуренция покупателей, но она была блокирована условиями приватизации и нежеланием владельцев квартир участвовать в ТСЖ. Кроме того, неорганизованные и пассивные жильцы оказались не в состоянии контролировать деятельность муниципа­ литетов и создаваемых ими предприятий, выступающих как бы от их имени, но реально от жильцов не зависящих: дело в том, что средства на оплату ЖКУ муниципалитеты в основном получают в виде трансфертов из бюдже­ та региона, а также налогов, закрепленных за местными органами, и лиш­ь частично — от населения. Даже если бы избиратели реально контролировали их работу через выборы, СМИ и другими способами, то при такой структуре рынка предотвратить сговор между местными властями и компаниями, про­ изводящими ЖКУ (не говоря уже о локальных естественных монополиях), попросту невозможно. Поэтому следует ожидать, что число поставщиков ЖКУ будет ограничиваться вплоть до полного устранения конкуренции.

Раз так, то цели реформы — повыш­ение качества услуг при снижении цен и издержек — становятся недостижимыми. Неизбежно всеобщее регулирование тарифов с их периодическим повыш­ением.

Я считаю, что концепция жилищной реформы (сама по себе весьма не­ плохая для своего времени) была, однако, половинчатой. Ее реализация согласно принятым принципам обусловливала перманентный финансовый кризис внутри самого сектора ЖКХ и, соответственно, нарастающий износ жилищного фонда и инженерных коммуникаций. Главными внеш­ними эф­ фектами оказалась, с одной стороны, неспособность сектора ЖКХ платить поставщикам и, стало быть, регулирование и субсидирование цен на их про­ дукцию (что, в свою очередь, тормозило преобразования в электроэнергетике и газовой промыш­ленности), с другой — поддержание заниженных тарифов, обусловленное низкими доходами населения. Таким образом, приток инвес­ тиций в сферу ЖКХ также был блокирован (за исключением сектора элитно­ го жилья, где и строительство и эксплуатация жилого фонда уже строились на чисто рыночных принципах, но при повыш­енных издержках и ценах).

В итоге уже в 1993—1996 годах:

— сложился рынок жилья (включая вторичный), но не сложился рынок ЖКУ;

— дифференцировались темпы и качество продвижения реформы по городам с учетом уровня культуры и наличия заинтересованных местных лидеров;

— не удалось достичь финансовой сбалансированности сектора за счет повыш­ения доли населения в платежах; препятствиями стало как сниже­ ние собираемости платежей при повыш­ении тарифов, так и социальные протесты;

— ТСЖ как универсальная форма организации жильцов на добровольных началах развивались крайне слабо, стало быть, и структуризации рынка ЖКУ не произош­ло.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.