WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

6. О текущем моменте Кризис 008— 009 годов и реакция на него правительств крупнейших развитых стран (паника и экспансия государственного вмешательства) укрепили уверенность руководства КПК в правильности политики государственного руководства экономикой, в частности политики контроля за банками. Банки остаются под прямым контролем государства, и государство расплачивается за их неудачи, рекапитализируя их время от времени50. Сокращение емкости мировых рынков и возможностей экспорта ухудшает перспективы посткризисного роста. Чтобы наращивать свою долю на рынке, вероятно, придется снижать цену, а значит, и прибыль. Для экономики, чей рост целиком зависит от экспортного сектора и инвестиций, это очень опасно.

Другим, и, вероятно, куда более опасным для перспектив китайской экономики, обстоятельством стала новая внешняя политика «перезагрузок» и признания «особого» статуса Китая администрацией Президента США Барака Обамы. Однозначно воспринимаемая как свидетельство признаваемого самими американцами «одряхления» единственной мировой «сверхдержавы», она ослабляет мотивы, удерживающие китайское руководство от массированного передела собственности иностранцев.

Приведенные выше соображения не означают, что следует ожидать скорого обвала китайской экономики. Уже сделанные огромные прямые инвестиции исключают возможность быстрого вывода капиталов, даже если бы все вдруг обнаружили, что вести дела в Китае стало опасно. Однако очевидно, что новые проекты будут переоцениваться в свете новой информации, что, по нашему мнению, не может не сказаться и на будущих темпах роста китайской экономики.

Антикоррупционная и антикапиталистическая, по сути, риторика государственных СМИ, сопровождающая аресты и конфискации, способствует в краткосрочном периоде укреплению позиций правящей группировки.

Получаемые же китайским руководством сигналы с Запада о безнаказанности подобных действий в сочетании с «головокружением» от успехов своего и иностранного бизнеса снижают вероятность прекращения подобной практики в будущем. Сохранение этой практики чревато уже не просто замедлением темпов роста...

Существует очевидная и надежно регистрируемая взаимосвязь между устойчивостью правовой демократии в стране и высоким уровнем экономического развития. Дискуссия о направлении каузальности при этом ведется давно и по-прежнему далека от завершения5. Как отмечал Джеймс Бьюкенен, история — единственная доступная экономисту лаборатория. Китай и его история, в том числе та, что делается у нас на глазах, — не исключение.

Мы предполагаем, что только правовая демократия, обеспечивая неприкосновенность собственника, дает наилучшие гарантии частной собствен Huang Guangyu, China’s riche­st man, disappe­ars amid corruption inve­stigation // The­ Time­s.

008. Nove­mbe­r 5. www.time­sonline­.co.uk/tol/ne­ws/world/asia/article­5 0.e­ce­.

He­ritage­ Foundation Eve­nts: The­ Ne­w Strate­gic and Economic Dialogue­ with China: Fre­sh Start or Waste­ of Time­ Discussion hoste­d by De­re­k Scissors; spe­ake­rs S. Dunaway, E. Gre­sse­r, T. Smith (www.he­ritage­.org/Pre­ss/Eve­nts/e­v07 09a.cfm).

См., в частности, обзор этой дискуссии в статье: Яновский К., Шульгин С. Институты, демократия и экономический рост: тест 80-летнего развития // Экономическая политика. 008. №.

Константин ЯнОвсКИй, Дмитрий МаслОв ности и соответственно создает оптимальные условия для долгосрочного экономического роста5. Ранее мы также высказывали предположение о том, что успехи авторитарной модернизации Китая связаны, с одной стороны, со снижением для большинства китайцев риска стать жертвой расправы и, с другой — с гарантиями, которые до недавнего времени фактически предоставлялись китайскими властями гражданам стран правовой демократии5.

Ближайшее десятилетие в Китае станет, вероятно, проверкой как теорий о направлении каузальности связи «демократия—экономический рост», так и нашей гипотезы об одной из причин успехов Китая. Если заметное замедление темпов экономического роста начнется именно в ближайшие десять лет при сохранении значительного «навеса» дешевой рабочей силы, это станет аргументом в пользу нашей гипотезы. Если замедления темпов экономического роста в Китае вообще не произойдет, это будет весомым аргументом в пользу гипотезы о том, что только богатые страны могут позволить себе такую роскошь, как демократия.

7. Возможные сценарии будущего развития Для прогнозов мы делаем допущение, что политические (имперские) вложения в КНР не будут расти: доля в ВВП обороны, космоса, внешних инвестиций с неочевидной отдачей и очевидными рисками (типа инвестиций государственных компаний в Латинской Америке5 ).

Вызовами при всех сценариях будут:

• социально-политическая нестабильность, вызванная растущими трудностями адаптации трудоизбыточного населения на фоне кампаний по делегитимации богатства, успеха и т. п. Такие кампании помимо прочего возрождают и усиливают надежды дезадаптированных мигрантов и сельских безработных на перераспределение плодов чужого успеха;

• нарастание «социальных» расходов и обязательств, меняющее баланс сил во власти, подпитывающее ожидания трудоизбыточного населения и дополнительно усиливающее нестабильность.

Сценарий 1. Решение проблем балансирования доходов и расходов на фоне роста последних путем демократизации при «всеобщем избирательном праве».

При попытке такой демократизации после установления «нового режима» помимо рисков собственно политического перехода к демократии неизбежно проявятся острые проблемы. «Новая» КПК, сочетающая агрессивную социальную демагогию и национализм, будет иметь несомненный и стабильный успех среди трудоизбыточного населения и сможет опереться на густую сеть организаций55. Подобная проблема проявилась во всех переходных странах, затрудняя принятие необходимых решений и развитие содействующих рынку институтов. Однако наиболее серьезными эти проблемы оказались в России, Румынии, Молдавии, Болгарии, на Украине и в некоторых других странах, в то время как минимальными они были в Эстонии, где значительная часть плохо адаптированного к рынку населения была исключена из политического процесса. Очевидно, что такой сценарий сопряжен с крайне ограниченными Яновский К., Шульгин С. Институты, демократия и экономический рост: тест 80-летнего развития.

Мау В., Жаворонков С., Яновский К. и др. Импортированные институты в странах с переходной экономикой: эффективность и издержки.

Панама (www.tiwy.com/pais/panama/articulos/canal_de­_panama_se­ra_ampliado.phtml), Венесуэла (www.rbc.ua/rus/ne­wsline­/ 007/0 / 8/ 90 5.shtml).

Aron L. Poor De­mocracie­s // Post-communist e­conomic growth / IET. M., 00. P. 8— 9.

162 О некоторых свойствах наблюдаемого экономического роста в Китае возможностями реформ и строительства эффективных институтов при резком обострении политических проблем, включая клановые и национально-религиозные. Демократия не решит этих проблем, но даст старт невиданному раскручиванию конкуренции и совместных акций (на основе «логроллинга») групп специальных интересов. Эта активность будет обусловлена сочетанием растущих расходов на поставку смешанных общественных благ, на перераспределение («пирога», подлежащего разделу), равно как и возможностями использовать новые механизмы и бороться, не рискуя потерять свободу).

Сценарий 2. Институционально инерционный, с сохранением авторитарного режима. При реализации данного сценария будут постепенно усиливаться тенденции произвольного отъема собственности у «своих» наряду с постепенным же ростом претензий к иностранным предпринимателям.

Замещение постепенно сокращающихся прямых иностранных инвестиций государственными или полугосударственными обусловит общее снижение эффективности инвестиций в экономике. Поэтому темпы роста после текущего кризиса не восстановятся на прежнем уровне. Мы не занимаемся здесь оценкой того, каким был этот уровень, отметим лишь, что, вероятно, существенно ниже, чем по официальным данным. Значит, после нового падения рост подушевого ВВП будет вполне сопоставим с показателями США и — при усилении наблюдаемых нынешних тенденций — несколько ниже, чем в Индии. По мере стабилизации экономических институтов, содействующих рынку, Индия будет постепенно составлять все более серьезную конкуренцию Китаю в качестве объекта прямых иностранных инвестиций.

Вероятность новых радикальных реформ в направлении дерегулирования в США и Европе мы не рассматриваем, хотя такие реформы могли бы существенно снизить относительную привлекательность КНР как объекта инвестиций. При этом снижение административных барьеров в развитых странах дало бы потенциальным инвесторам возможность выбора при инвестициях в капиталоемкие высокотехнологичные производства, в то время как Индия потенциально могла бы со временем конкурировать с Китаем за трудоемкие производства.

Наличие огромных резервов позволит Китаю сохранить мощную экономику и политическую стабильность еще в течение сравнительно долгого времени (при оговоренных допущениях). Ценой этого станет политическое усиление той части бюрократии, которая связана с поставкой смешанных общественных благ, мало заинтересована в стабильном правовом порядке и, напротив, заинтересована в постоянном раздувании наименее эффективных расходов, дестимулирующих предложение труда. В результате постепенное размывание трудовой этики уничтожит важное конкурентное преимущество Китая перед Индией.

Постепенное нарастание тенденций к стагнации экономики и исчерпание финансовых резервов со временем приведет к размыванию экономической основы политической стабильности, а сократившиеся прямые иностранные инвестиции не смогут поддержать занятость даже квалифицированных и образованных работников, часть из которых станет источником опасного недовольства.

Сценарий 3. Захват власти некой группировкой в руководстве КПК, связанной с армией и заинтересованной в долгосрочном поддержании высоких темпов роста ВВП при сохранении: ( ) социально-политической стабильности; ( ) доли оборонных расходов в ВВП; ( ) доли обороны в расходах бюджета (особый интерес здесь может быть в замораживании доли социальных расходов, с тем чтобы не допустить ослабления позиций оборонного Константин ЯнОвсКИй, Дмитрий МаслОв ведомства в правительстве и решить проблему социальной стабильности за счет роста активного процветающего меньшинства, а не подкупа и стимулирования паразитизма большинства).

Происходит реабилитация предпринимателей и полная или частичная реституция имущества. После чего для долгосрочной политической стабилизации, повышения прозрачности власти и в конечном счете — инвестиционной привлекательности страны эта группировка осуществляет демократизацию.

Однако для того, чтобы избежать негативных эффектов популистской политики и обеспечить плавность перехода, реализуется модель демократии с налоговым и образовательным цензом. После и в результате этого рост доли граждан, обладающих правом голоса, будет зависеть от экономического роста, от увеличения доли эффективных и квалифицированных работников в общей численности населения (существует пример постепенного получения гражданства русскими в Эстонии, где рост числа новых граждан не привел пока к усилению ни «пророссийских», ни тем более левых партий). Такой рост численности избирателей и их доли в населении не угрожает ростом спроса избирателя на социальные расходы и соответственно способствует поддержанию социально-политической стабильности. В рамках этого курса открываются наилучшие перспективы воссоединения материкового Китая с Тайванем, что может усилить легитимацию нового режима. Преимущество данного сценария в том, что политический вес Тайваня, измеряемый числом налогоплательщиков, был бы намного выше веса острова в общем взрослом населении Китая. Это, в свою очередь, означает, что политическое руководство Тайваня менее опасалось бы воссоединения.

Совершенно очевидно, что такой сценарий выглядит крайне маловероятным. Между тем именно он обеспечивает институциональные рамки для долгосрочного экономического роста. Именно при таком или подобном сценарии страна станет наиболее привлекательным торговым партнером России, объектом и источником инвестиций, стабилизирующим политическим фактором в мире. Именно при подобном сценарии Китай сможет прочно занять позицию крупнейшей экономики мира.

Основные выводы Экстраполяция тенденции высоких темпов экономического развития Китая на будущее крайне рискованна в силу ряда проблем, таких как:

• исчерпаемость резерва качественной рабочей силы;

• наблюдаемое быстрое ухудшение делового климата вследствие неэффективности «неписанных правил» и неустойчивости благоприятных для бизнеса «традиций» 980-х — начала 000-х годов;

• провоцирование медиаоркестровкой «антикоррупционной» кампании социальной напряженности и соответствующего нарастания рисков социально-политической нестабильности; провоцирование роста надежд трудоизбыточного населения (на получение своей доли от передела собственности богатейших сограждан).

В условиях падения темпов роста есть основания ожидать неуклонного роста социальных обязательств государства. В этом же направлении действует стимул чиновничества (особенно гражданского) раздувать расходы своих ведомств в бюджете. Таким образом, тенденция «масло наряду с пушками» имеет в Китае лучшие перспективы, нежели тенденция к росту прямых иностранных инвестиций. Реализация сценариев развития, согласно которым Китай займет место крупнейшей экономики мира, менее вероятна, чем сценариев, сопряженных с обострением отмеченных выше проблем.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.