WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 30 |

И, наконец, особое место среди всех концепций занимает голографическая теория Прибрама, по представлениям которого вся информация (подобно оптической голограмме) распределена более или менее равномерно по коре мозга, и в каждом участке представлена информация о разных событиях. Но при этом Прибрам хранение информации и память связывает в основном с гиппокампальной областью, а процессы воспоминания (и соответственно осознания), естественно, с гиппокампальным тета-ритмом.

13.3.2. Процесс осознания Обработка поступающих в мозг сигналов производится как на сознательном, так и в значительной степени на бессознательном уровне, откуда и извлекается информация при осознании. Предполагается, что при этом из префронтальной коры командные сигналы следуют в ассоциативную теменно-височную зону, где хранится в закодированном виде информация, поступающая затем в рабочую память. Там она осознается и направляет поведение. При этом высший уровень сознания испытывает на себе влияния из модулирующей системы мозга – таламических и стволовых неспецифических структур, прерывание связей с которыми приводит к нарушению сознания.

В процессах осознавания важная роль, по представлениям Конорского, принадлежит гностическим нейронам, собирающим сигналы от простых нейронов – детекторов признаков. В развитие этой концепции, Соколов предлагает “иерархическую модель гештальта”, в которой объединяются нейроны простых и сложных признаков с гностическим нейроном по принципу пирамиды (Рис.13.2). При этом входящие в пирамиду нейроны – детекторы с пейсмекерными свойствами имеют общую резонансную частоту (близкую к гамма-колебаниям). Для осознанного восприятия образа такая гештальт-пирамида, представляющая, по Соколову, базисный механизм акта сознания, должна дополнительно активизироваться из неспецифической системы мозга. И тогда в этой схеме определяются три уровня субъективного отражения, приводящего к осознанию:

перцептивный, мнемонический и семантический.

Рис. 13.2. Нейронная структура гештальт-пирамиды: на нижнем уровне простые детекторы (кружки); следующий уровень сложные детекторы (звездочки); пунктир пути воздействия стимула (S); детекторы простых и сложных признаков конвергируют на гностическом нейроне (вершина пирамиды) (по Е.Н. Соколову).

Перцептивный образ возникает в результате активации гештальт-пирамиды.

Мнемонический – в результате активации старых энграмм, используемых для сличения с новым образом, и фиксации новых энграмм. Семантический уровень осуществляется за счет деятельности специфических семантических нейронов, двусторонне связанных с нейронами памяти. И таким образом возникает осознание ситуации, т.е. реализуется акт сознания.

Перцептивный образ возникает в результате активизации гештальтпирамиды.

Мнемоничесий – в результате активации старых энграмм, используемых для сличения с новым образом, и фиксации новых энграмм. Семантический уровень осуществляется за счет деятельности специфических сематических нейронов, двусторонне связанных с нейронами памяти. И таким образом возникает осознание ситуации, т.е. реализуется акт сознвния.

В этом плане оказываются весьма значимыми фронтальные отделы неокортекса и гиппокамп, где, по представлениям большинства физиологов и клиницистов, локализованы структуры долговременной памяти, играющие существенную роль в процессах осознавания.

13.4. Сознание и межполушарные отношения Исследование возможных механизмов сознания в связи с функциональной межполушарной ассимметрией мозга привело к представлению о некотором межполушарном распределении функций сознания. Так, вербальное сознание представлено в доминантном (левом у правшей) полушарии, а чувство "Я" (самооценка, самосознание) в субдоминантном (правом у правшей). Поэтому правополушарные поражения приводят к личностным нарушениям, а левополушарные – к речевым.

Левому полушарию приписывают также функции “интерпретатора” мотивов и поступков правого полушария (Газзанига), даже если эти мотивы ему неизвестны; в этом случае, естественно, интерпретации могут быть ошибочными.

Односторонние поражения полушарий приводят к различающимся нарушениям сознания у левшей и правшей в зависимости от особенностей их межполушарной асимметрии (Доброхотова, Брагина). В связи с этим вводится термин “асимметрия сознания”. Так, поражение правого полушария у правшей характеризуется приступообразным игнорированием левого пространства, возникновением переживаний далекого прошлого (например, детства); поражение же левого полушария приводит к потере речи и понимания, провалам в памяти, неадекватным поступкам (с последующей амнезией), проявлениям сумеречного сознания, автоматической неосознанной деятельности.

Нарушение сознания у левшей в подобных ситуациях менее дифференцировано, более разнообразно и не так жестко связано со стороной поражения.

У человека с “расщепленным мозгом” каждое полушарие выносит свое суждение и принимает свое решение (Газзанига), и если эти решения совпадают, то человек спокоен и эмоционально приятен, а в случае несовпадения оценок ситуации возникает неуправляемость поведения, гиперактивность и агрессивность.

При нормальном же состоянии мозга ведущая роль в оценке ситуации, вынесении суждения и принятии решения принадлежит доминантному (чаще левому) полушарию, хотя и субдоминантное полушарие участвует в этих операциях на подсознательном уровне.

13.5. Бессознательное Сложность отношений между мозгом и сознанием, воздействием и ответной реакцией еще в значительной мере усугубляется влиянием бессознательного на сознательную психическую деятельность, а затруднения в познаваемости отношений между бессознательным и осознаваемым уровнями психической деятельности создают “непонятность”, непредсказуемость нашего поведения.

Бессознательное в широком смысле – это совокупность психических процессов, не представленных в сознании субъекта. В ряде психологических теорий бессознательное – особая сфера психического или система процессов, качественно отличных от явлений сознания.

Особенно интересны в области исследования бессознательного концепции Фрейда и Юнга. По мнению Фрейда, бессознательные влечения, часто определяющие поведение человека, могут выводиться в сознание с помощью психоанализа. Юнг, помимо личного бессознательного, ввел понятие коллективного бессознательного, характеризуемого архетипами, общими для какой-либо этнической группы людей, целого народа, а, возможно, и всего человечества.

Наиболее эффективным методом изучения бессознательных процессов Фрейд считал анализ и толкование сновидений (которые рассматривал как “королевскую дорогу” к бессознательному) при использовании метода свободных ассоциаций. И хотя Фрейд, естественно, не отвергал того очевидного для него факта, что как нормальные, так и патологические ментальные проявления детерминированы нейрофизиологическими и нейрохимическими процессами, он считал возможным и в ряде случаев необходимым абстрагироваться от них, проникая психологическими, вернее психоаналитическими методами в бессознательную мотивировку мыслей и поступков. Обращаясь к психологам, Фрейд указывал, что они “должны быть свободными от каких-либо… идей анатомического, химического или физиологического характера и работать все время с чисто психологическими вспомогательными гипотезами”.

Но Фрейду принадлежит и другое высказывание в работе “По ту сторону принципа удовольствия”: “… Мы должны уяснить себе, что недостоверность нашей спекуляции чрезвычайно повышается, вследствие необходимости заимствований из биологии. Биология воистину есть царство неограниченных возможностей, мы можем ожидать от нее самых поразительных откровений, и невозможно угадать, какие ответы на заданные ей нами вопросы она дала бы через несколько десятков лет. Может быть как раз такие, что опрокинут все наше искусственное построение гипотез”.

Поэтому, естественно, в наше время для анализа бессознательных процессов используются, наряду с методами классического и современного психоанализа, и методы объективного нейрофизиологического исследования (в частности, электрофизиологические с регистрацией ЭЭГ, ЭКГ, КГР и др.).

Фрейд предложил ряд подходов для изучения бессознательного этажа психики, позволяющих выявить суть “динамической травмы” и вывести ее в сознание, что бывает иной раз достаточно для ее устранения. Фрейд использовал с этой целью анализ ошибок, описок, оговорок, шуток, забываний, проекций, рационализаций и особенно – сновидений.

Однако, трудности и субъективность анализа сновидений связаны с тем, что их сюжет и характер в значительной мере зависят от личного, индивидуального опыта сновидца (хотя Юнг считал, что, кроме индивидуального опыта, в сновидениях отражается и архетипический общечеловеческий опыт).

Фрейдом была изучена “работа сновидений” с их символикой (“маски-объекты” и “маски-действия”), со “смещением” событий и образов в пространстве и времени, “сгущением” событий и обстоятельств, инверсией чувств, регрессией ощущений и т.д.

Фрейд впервые попытался представить общую структуру и функцию “душевного аппарата”, разделив его на три составные части: “Оно” (бессознательное), “Я” (подсознание) и “Сверх-Я” (сознание).

“Оно”(или “Ид”) первичный двигатель душевного аппарата, здесь локализованы инстинкты (сексуальный и агрессивный), принцип работы этого этажа – принцип удовольствия. “Я” (или “Эго”) – это этаж взаимных адаптаций инстинктов, и, соответственно, этаж цензуры над ними, работающий по принципу реальности (биологической целесообразности). “Сверх-Я” (или “Идал-Я”, или “Супер-Эго”) – это также этаж адаптаций, но уже к среде социальной, здесь также работает цензура, используя принцип реальности, но уже не биологической, а социальной, это этаж моралитета, социокультурных норм. В жизни основная нагрузка падает на “Эго”, которое должно, с одной стороны, подавлять притязания “Ид”, с другой, — согласовывать свои действия с требованиями “Супер-Эго”, выполняя, таким образом главную адаптационную функция (и к биологической среде, и к социальной).

Непрерывные “запрещенные” позывы из “Ид” приходится подавлять верхним этажам личности – “вытеснять” их в глубины бессознательного, откуда впоследствии периодически будут возникать тревожные невротические симптомы. Во избежание этого необходимо энергию “Ид” переключать на какие-либо формы деятельности (лучше всего – творческой), или “сублимировать” ее, по Фрейду. Если сублимация происходит удачно, невроз не возникает.

По Фрейду, “Эго” имеет целый арсенал защитных механизмов, которые оно использует, если оказывается не в состоянии благоприятно сбалансировать влечения (“импульсы из бессознательного”): это – подавление влечений и вытеснение их, регрессия, проекция вины, перенос, гиперкомпенсация и, конечно, сублимация, психологическое бегство от проблемы, забывание, рационализация, сопротивление и отрицание, проявления мазохизма и т.д., вплоть до возникновения невротических спазмов, заикания, парастезий, параличей, потери зрения, слуха и т.д.

Фрейд, анализируя невротические симптомы и сновидения, пришел к выводу о необходимости мобилизации репрессированного материала и расширения кругозора “Эго” (возможно, благодаря созданию новых цепей рефлексов на месте старых) путем ликвидации страха, вызвавшего “подавление влечения”.

Бессознательное, по представлению Юнга, как уже говорилось выше, включает личное бессознательное, представляющее вытесненный личный материал, и коллективное бессознательное, где хранятся общечеловеческие архетипы (главные из них: персона, тень, анима, анимус, самость и др.), Сновидения, по Юнгу, играют компенсаторную роль, возмещая сновидцу в символическом виде (а в ряде случаев и открытым тестом) дефицит информации, потребности, ощущений и т.д., и, таким образом, в ряде случаев даже программируя будущее поведение (в том числе и личные жизненные катастрофы).

Фромм считал, что бессознательное обычного человека это то, чего он себе не позволяет осознавать, это те мысли и чувства, которые несовместимы с принятыми в данной культуре нормами. Поэтому у людей разной культуры бессознательное будет различаться (= юнговскому личному бессознательному). По Фромму, “… в любой культуре человек содержит в себе все возможности: он и архаичный человек, хищный зверь, людоед, идолопоклонник, но он и существо, способное к разуму, любви, справедливости”. Значит, содержание бессознательного – не добро и не зло, не рациональное и не иррациональное, оно и то, и другое, все человеческое (= юнговскому коллективному бессознательному).

Характер взаимодействия сознания и бессознательного связан и с типологией личности, коррелируя в определенной степени с темпераментом, являющимся, в свою очередь, производным нейрохимии мозга. Но жесткой связи между этими явлениями нет, и вполне возможно (хотя и не всегда легко) перестроить эти отношения с помощью приемов психоанализа, психотерапии и психотренинга, действуя иногда на сознательном уровне психики индивида (Взрослый этаж “Я”, по Берну), а иногда – внедряясь в нее через подсознание (в релаксе ли даже в гипнозе, давая установку Родительскому либо Детскому этажу психики).

Таким образом, отношения сознательного и бессознательного этажей психики лишь в некоторой степени обусловлены темпераментом, т.е. генотипом, а все более раскрывающаяся в ходе исследования сложность и инвариантность в организации мозга, значительное влияние почти не поддающегося контролю бессознательного на сознание и, наконец, бесконечное разнообразие оттенков психофизиологических особенностей индивида делают в большинстве случаев весьма затруднительным сведение процессов сознания к исключительно мозговым физиологическим процессам, что и нашло отражение в заявлении Шеррингтона (1933) о невозможности “увязать опыт разума с физиологическим” и в замечании Ильенкова (1962) о том, что пытаться объяснить идеальное анатомофизиологическими свойствами мозга – так же наивно, как объяснять денежную форму продукта труда, исходя из физико-химических свойств золота.

13.6. Становление функций сознания и бессознательного Что касается возрастных аспектов развития сознания и бессознательного, то понятно, что эти функции связаны со становлением в онтогенезе человека стволовых и корковых структур мозга, ибо функции “Ид” связаны со стволовыми механизмами и с архипалеокортексом, “Эго” – с архипалео- и неокортексом, а “Супер-Эго” – всей корой, включая особенно специфически человеческие поля, а на клеточном уровне – звездчатые нейроны, которые задействуются и в “сознательной” деятельности высших “интеллектуальных” животных (Бериташвили).

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.