WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |

Эта память обеспечивается в основном специальными нейронами памяти префронтальной коры (Голдман-Ракич), которые пространственно селективны и организованы в колонки (модульная организация префронтальной коры сходна с таковой в первичной зрительной коре). При этом имеются колонки с оппонентными пространственными отношениями и с тормозным взаимодействием через систему интернейронов. По Голдман-Ракич, главным модулятором префронтальной коры является дофаминергическая система.

10.3. Процессы памяти При рассмотрении отдельных элементов (или процессов) памяти – запечатления, сохранения следов и воспроизведения – обращает на себя внимание вопрос о возможностях “неограниченного” запоминания (феномен Шеришевского) и об обычных ограничителях запоминания (феномен “края”, т.е. численной ограниченности запоминаемого алфавита, и феномен интерференции, т.е. взаимодействия одновременно или с малым временным интервалом поступающей информации, что приводит к ее взаимному погашению – стиранию).

Первый элемент, или этап, памяти - запечатление, которое отражается в кратковременной памяти; здесь сохраняется относительно более узкое количество следов, отобранных вниманием (Норман), эти следы удерживаются на короткое время, пока они включены в определенную операцию, а затем они либо исчезают, либо включаются в закодированном виде в какую-либо систему познавательных связей и таким путем транспортируются из краткосрочной в долговременную память. Запоминание опирается на многомерную систему связей, включающую и элементарные сенсорные, и более сложные перцептивные, и наиболее сложные понятийные компоненты.

Различают произвольное и непроизвольное запоминание, окрашенное эмоционально и неокрашенное, непосредственное и опосредованное. Запоминание совершеннее, когда оно произвольное и происходит на эмоциональном фоне.

Произвольная память связана с концентрацией внимания, она сознательна;

непроизвольная нередко связана с доминирующей мотивацией и часто осуществляется на бессознательном уровне. Однако и она имеет у человека немалый удельный вес.

Опосредованное запоминание основано на механизме ассоциаций (по созвучию, по сравнительной длине запоминаемых слов, по совпадению буквенных или цифровых обозначений и т.д.) и других мнемонических приемов. Леонтьев считал, что введение вспомогательных средств для запоминания характерно для человека в отличие от животных.

Показано (Милнер), что скорость запоминания зависит не от количества содержащейся в сообщении информации, а от длины сообщения и, таким образом, легче запомнить информационно нагруженное краткое сообщение, чем длинное с малым количеством информации. Но наиболее существенную роль в запоминании играет логическая организация материала, что способствует активному мыслительному процессу.

Сохранение следов пережитого – это весьма слабо изученное звено памяти. Оно зависит от повторяемости материала, эмоциональности и ряда других факторов, в частности стрессорных воздействий. Хранение информации не предусматривает ее полной и неизменной сохранности; следы памяти претерпевают дальнейшие изменения, связанные с мышлением, подвергаются дальнейшей трансформации (а иногда и деформации), становясь в ряде случаев более обобщенными и схематичными.

Воспроизведение связано с выделением необходимых сведений из всего хранящегося в памяти материала. В процессе репродукции информация может деформироваться в результате комбинации (интерференции) с новыми впечатлениями. По Лурии, основные формы воспроизведения прошлого – это узнавание, припоминание и сличение. Наиболее активным процессом является припоминание, когда выбираются нужные компоненты и их связи из множества возможных при вытормаживании “всплывающих” побочных образов и фактов. Такой процесс активного выбора следа приближается к процессу декодирования.

Различают три уровня памяти по характеру репродукционных возможностей:

высший — воспроизводящая память, средний — опознавательная память и низший — облегчающая память. Воспроизводящая память позволяет полностью воспроизвести событие (например, написать формулу). Опознавательная память позволяет опознать событие, воспроизведенное другим лицом (например, опознать написанную формулу).

Облегчающая память позволяет быстрее заново что-либо выучить. Это деление, как и почти всякая классификация, весьма условно. Введение промежуточных ступеней дает возможность говорить о семи уровнях памяти: 1 – полное воспроизведение с высокой готовностью, 2 – полное воспроизведение с отсрочкой, 3 – абсолютное узнавание, 4 – узнавание в контексте, 5 – чувство пробела, 6 – отсроченное чувство знакомости, 7 – облегчение.

10.4. Забывание Что касается процесса забывания, то сначала считали, что это спонтанное угасание следов, постепенно нарастающее во времени (Эббингауз), и что локализован этот процесс в зоне “записи” или “хранения” информации. Сейчас считают, что вероятнее всего забывание локализовано в звене воспроизведения и может рассматриваться как процесс торможения за счет действия побочных (интерферирующих) раздражителей, т.е. забывание – это своего рода отвлечение внимания (Норман). На разных этапах запоминания тормозящее действие интерферирующих агентов принимает различные формы. Так, на этапе ультракороткой памяти любое внешнее воздействие является интерферирующим и блокирующим запоминание. На этапе же долговременной памяти лишь очень близкие по характеру сигналы могут оказывать тормозное влияние. Таким образом, процесс тормозного влияния интерферирующих воздействий приобретает новые свойства и становится более избирательным на этапе консолидации следов памяти.

Забывание бывает необходимо, если в процессе обработки информации при извлечении дополнительных сведений из долгосрочной памяти “всплывают” по ассоциации ненужные воспоминания, которые мешают основному информационному процессу. Такие “лишние” сведения бывает необходимо активно “забыть”, вытеснить их из памяти.

Возможно ли абсолютное забывание, пока не ясно. Есть факты, демонстрирующие сохранение в памяти сведений, о которых люди даже не подозревают. Поэтому существует точка зрения об отсутствии истинного забывания. Но поскольку в ряде случаев эти сведения из памяти произвольно не могут быть извлечены, создается видимость забывания. Однако, существует и другая точка зрения, по которой часть сведений все же забывается. Пока нет метода, который мог бы с достоверностью решить вопрос в пользу одной из двух точек зрения. Естественно, что забываются быстрее события, информация о которых редко воспроизводится. Однако, и события, прочно запомнившиеся в результате частого их воспроизведения, порой “ускользают” из памяти – это “осечки” памяти, которые, по Фрейду, могут быть связаны с вытеснением из сознания в бессознательное информации, окрашенной эмоционально отрицательно.

10.5. Локализация памяти 10.5.1. Роль височной коры Наиболее интересными вопросами в проблеме памяти являются вопросы локализации в мозге структур, связанных с памятью и нейрофизиологические механизмы ее.

По мнению Пенфилда, преимущественную роль в процессах памяти играют височные доли мозга, причем поражение передних полюсов височных долей приводит к нарушению процесса воспроизведения, а электрическое раздражение верхней височной извилины (во время нейрохирургической операции) – к воспроизведению в памяти зрительных образов, осмысленной речи, знакомых мелодий, голосов, звуков музыкальных инструментов и т.д.;

при этом повторное раздражение вызывает в памяти те же образы. Стимуляция же зрительных полей в затылочной области или слуховых в височной приводит лишь к появлению ощущения вспышек света и недифференцированных звуков. Тот факт, что височные доли – это единственная область коры, при электрическом раздражении которой оживают энграммы событий, наводит на мысль, что и сама запись информации в памяти может происходить в этой части коры. Воспроизведение энграмм событий при электрической стимуляции происходит всегда последовательно в поступательном времени (и никогда не в обратном). Факты же некоторой сохранности памяти после двустороннего удаления височных долей у человека не говорят об отсутствии здесь локализации памяти, так как в клинических случаях, когда удаляют поврежденные отделы мозга, возможна некоторая компенсация функций за счет соседних структур.

И все же на основании результатов этих наблюдений можно говорить лишь о существенной значимости височных долей в сохранении следов информации, но не об исключительной их роли в локализации памяти.

10.5.2. Память и глия Рассматривая гипотезы локализации памяти, большинство авторов исходит из того, что фиксация следов возбуждения связана с деятельностью самих нейронов и с организацией их синаптического аппарата. Однако есть мнение и о причастности к механизмам памяти глиальных элементов (Галамбос); им отводится роль организатора работы нейронов, программирующего порядок и последовательность их включения, а возможно – и хранения информации, т.е. собственно памяти. Но возможна и другая форма участия глии в процессах памяти – организация “проторения” пути, прорастания новых терминалей и образования узкощельных “актуальных” синапсов из широкощельных “потенциальных” за счет выработки фактора роста нерва и миелина в глиальных элементах, находящихся в поле потенциала действия нейронов (Ройтбак, Бериташвили — Рис. 10.1).

Рис. 10.1. Гипотетическая роль глии в образовании временной связи:

А – синапс не проводит возбуждения, т.к. потенциал действия в немиелинизированной пресинаптической терминали ослабляется, и количество медиатора оказывается недостаточным для срабатывания синапса; Б – глиальная клетка, "возбуждаясь" при безусловном подкреплении рефлекса, замыкает пресинаптический участок терминали в миелиновую оболочку, и потенциал действия сохраняет величину, необходимую для срабатывания синапса: 1 – аксон, 2 – синапс, 3 — глиальная клетка, 4 – изменение потенциала действия, 5 – миелиновая оболочка (по А.Б. Ройтбаку).

10.5.3. Роль миндалевидного комплекса Ряд авторов (Ильюченок и др.) приписывают существенную роль в организации эмоциональной памяти миндалевидному комплексу, который является важнейшей структурой эмоциогенной системы, регулирующей память (поэтому фармакологические воздействия на эту структуру оказывают влияние и на процессы памяти). Миндалевидный комплекс является звеном лимбической системы, которая обеспечивает однократное обучение, когда фиксация информации происходит сразу, при первом же предъявлении ситуации (=образная память). Существуют сведения и о том, что выключение миндалевидного комплекса затрудняет воспроизведение следов памяти, а также, что стимуляция амигдал может нарушать краткосрочную память или процесс консолидации краткосрочной памяти в долгосрочную, за счет интерференции стимуляции миндалины с процессом переноса.

Миндалевидный комплекс участвует в первичной оценке поступающей в мозг информации и в осуществлении эмоциональной реакции. В результате в миндалевидном комплексе формируется энграмма, т.е. происходит селекция сигналов для запоминания (и для последующего воспроизведения) на основе генетического и прошлого индивидуального опыта, а также с учетом эмоциогенности сигнала. Возможно “амнестические” факторы не нарушают собственно энграмму, а лишь “разъединяют” ее с программой воспроизведения либо деформируют саму эту программу. В таком случае проявление следов памяти становится невозможным либо настолько затруднительным, что для этого требуются специальные условия (опыты с электрошоком и досудорожными внутримозговыми стимуляциями; опыты с ситуационным электрическим или фармакологическим “напоминанием”).

Ильюченок полагает, что участие амигдалярного комплекса в процессах памяти может состоять в регуляции потока сигналов, направляемых для фиксации и последующего сохранения. А возникающие при этом затруднения в запоминании событий могут быть связаны с интерференцией возбуждений от одновременно или вслед друг за другом поступающих сигналов. Длительное же сохранение энграмм возможно либо при повторном обучении либо при однократном, но при условии высокой информационной и эмоциональной значимости события. В этом свете и рассматриваются факты с утратой способности к однократному обучению после амигдалэктомии как результат разрушения системы эмоциогенных образований, функционально объединяющихся в регуляции памяти (Ильюченок). А активация эмоциогенной системы памяти в момент однократного обучения может привести, по Ильюченку, к усилению ретроактивного торможения, ослабляющего предыдущие следовые процессы и способствующего созданию новой доминанты, которая облегчает и запоминание, и последующее воспроизведение информации. След эмоциональной памяти не стирается и не подвержен амнезии, и в дальнейшем эмоциогенная ситуация, активизируя этим энграммы, способствует их “оживлению”.

Что касается многократного обучения эмоционально незначимым сигналам, то оно возможно и у амигдалэктомированных животных, что говорит о неучастии (или слабом участии) миндалин в неэмоциональном научении (Ильюченок).

Есть также предположения, что при повреждении гиппокампа и амигдал страдает промежуточная память, что не позволяет краткосрочной памяти консолидироваться в долгосрочную.

Однако, все же четкой локализации памяти не обнаружено, ибо ни одно из повреждений мозга не нарушает избирательно какой-либо навык. И, таким образом, несмотря на то, что обучение у человека резко нарушается при повреждении гиппокампа, нет достаточных оснований считать эту область местом постоянного хранения информации, так как старые следы памяти сохраняются и после ее разрушения. Также сохраняется и непосредственная память, а иногда и способность к двигательному и перцептивному обучению.

10.5.4. Роль гиппокампа Повреждение гиппокампа у животных также не вызывает существенного нарушения обучения. Не исключено, что гиппокамп участвует в формировании долговременных следов памяти.

Некоторые, однако, считают, что состояние гиппокампа более всего сказывается на краткосрочной памяти. У человека при хирургическом вмешательстве в области гиппокампа (клинические наблюдения) отмечаются грубые нарушения памяти на текущие события (Милнер, Пенфилд). В то же время, естественно, и неокортекс является хранилищем информации, связанной с выработкой условных рефлексов.

Синдромы, обусловленные поражением различных зон коры мозга, сопровождаются нарушениями памяти, причем характер этих нарушений определяется в значительной мере локализацией патологического очага (Лурия). Лурия также отмечает важную роль в мнестической деятельности системы круга Пейпеца: гиппокамп – гипоталамус – ядра таламуса. При этом значительная роль отводится мамиллярным телам.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.