WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 30 |

Как видно из этой схемы, достаточно четырех структур для организации поведения по выделению доминирующей потребности с учетом вероятности ее удовлетворения. Симонов полагает, что индивидуальные особенности функционирования этих структур могут лежать в основе типов нервной деятельности, а в случае патологии определяют характер невротических состояний. Так, преобладание системы “гипоталамус — фронтальный неокортекс” характеризует тип сильный экстравертированный, ориентированный на выбор доминирующей потребности и учитывающий осознанно наиболее вероятные события;

преобладание же системы “миндалина — гиппокамп” характерно для слабого интровертированного типа с симптомами нерешительности и склонностью к переоценке несущественных событий. Преобладание системы “гипоталамус — миндалина” также характерно для интровертов, а “фронтальный неокортекс — гиппокамп” для экстравертов.

Рис. 7.5. Схема зависимости параметров экстраверсии интроверсии и эмоциональной стабильности нейротизма от индивидуальных особенностей взаимодействия структур “эмоционального мозга” (по П.В. Симонову).

Вероятнее всего, у холерика доминирует система “фронтальный неокортекс — гипоталамус”, что обеспечивает в поведении холерика выбор доминирующей потребности при высокой вероятности ее подкрепления. У меланхолика, напротив, система “гиппокамп— миндалина” ориентирована на фиксацию субдоминантной потребности при маловероятном ее удовлетворении, отсюда перманентная фрустрация у меланхолика. Что касается средних типов сангвиника и флегматика то здесь нет ясности. С одной стороны, результаты ряда экспериментов говорят в пользу преобладания у сангвиников, как и у меланхоликов, системы “гиппокамп — миндалина”, а у флегматиков, как у холериков “фронтальный неокортекс — гипоталамус” (Симонов). С другой стороны, логические рассуждения приводят к мысли о преобладании у флегматика системы “фронтальный неокортекс — миндалина” с реагированием только на высоковероятные события без особого выбора какой-либо потребности из более или менее равнозначных, а у сангвиника “гиппокамп — гипоталамус”, создающей возможность генерализованных реакций на маловероятные события при выборе доминирующей потребности (Данилова).

При неврозах возникают различные диссоциации в деятельности системы из-за дисфункции отдельных ее компонентов.

Поскольку у человека эмоциональная сфера социализируется, то и возбуждение нервного аппарата эмоций выступает как система своеобразного внутреннего поощрения и наказания (радость, торжество, стыд и т.д.), значение которого в жизни человека настолько велико, что в ряде случаев через возникающую эмоциональную доминанту определяет его поведение.

7.6. Возрастные аспекты эмоций Что касается возрастных аспектов эмоций, то есть сведения, что уже новорожденному ребенку присущи некоторые эмоциональные проявления. Так, по мнению Дембовского, у новорожденного функционируют три врожденных механизма активации нервного аппарата эмоций: страх при внезапном действии сильного звукового или вестибулярного раздражения, гнев при насильственном обездвиживании и удовольствие при поглаживании кожи, особенно в области эрогенных зон. Новые, незнакомые, даже опасные, объекты (например, огонь, звери) у младенца страха не вызывают, в то время как у животных есть врожденный страх на ряд “опасных” сигналов.

Уже в период новорожденности в первые недели постнатальной жизни на фоне еще недифференцированных ощущений отмечается у ребенка проявление эмоциональности. Это, по Выготскому, “чувственные эмоциональные состояния или эмоционально подчеркнутые состояния ощущений”. Уже к месячному возрасту ребенок реагирует на мать "комплексом оживления" вскидывает руки, быстро двигает ногами и улыбается, что говорит об установлении жесткой связи с матерью и о наличии потребности в общении. Общение с близкими взрослыми (особенно с матерью) способствует эмоциональному развитию младенца. В первые 3-4 месяца постнатальной жизни у ребенка возникают различные эмоциональные реакции: удивление, которое выражается в торможении движений и сердечного ритма; тревожность в связи с физическим дискомфортом, проявляющаяся в активации движений и сердечного ритма, зажмуривании, плаче; расслабление при удовлетворении потребности. После 3-4месячного возраста эмоциональная реакция радости переносится с матери на знакомых людей, незнакомые же люди вызывают состояние беспокойства и тревоги, которое резко усиливается в 7-8 месяцев. В возрасте между 7 и 11 месяцами появляется эмоциональная реакция грусти или острого испуга (так называенмый “страх расставания”) на исчезновение или отсутствие матери. Эмоциональный контакт ребенка с близкими взрослыми усиливается при совместных действиях (и к тому же облегчает совместные действия).

Возраст от 6 недель до 6 месяцев является критическим для формирования отношений ребенка с матерью, более же поздний возраст (до 3 лет) считают критическим в отношении тех психических расстройств (иногда отдаленных), которые влечет за собой отделение от матери.

Эмоциональность ребенка резко обостряется в переходный период между младенчеством и ранним детством, т.е. в возрасте 1 года (это кризис 1 года): усиливаются аффективные вспышки на запреты (слова “нет” и “нельзя”) и на непонимание взрослыми его желаний (влекущее за собой прогноз неудовлетворения потребностей). У годовалого ребенка существенно усиливается потребность в общении со взрослыми.

В период раннего детства (от 1 года до 3 лет) ребенок весьма аффективно реагирует на сигналы в связи с развитием его эмоционально-потребностной сферы;

желания его неустойчивы и трудно контролируемы, их ограничивают только поощрения и наказания. В раннем детстве появляется потребность общения со сверстниками, но при этом ребенок часто проявляет агрессивность и эгоцентричность. Эмоциональные реакции становятся более яркими и бурно протекающими, особенно в связи с затруднениями в сиюминутном удовлетворении непосредственных желаний, а также в связи с желанием обратить на себя внимание; в это время возникает ревность к сиблингам.

В переходный период между ранним и дошкольным детством, т.е. в кризис 3 лет, у ребенка в желаниях начинает доминировать негативизм стремление поступать наперекор указаниям старших. С этим связаны и остальные трудности 3-летнего возраста:

упрямство, строптивость, своеволие, деспотизм (если этот ребенок в семье единственный), ревность (если есть сиблинги), что в сумме характеризует стремление ребенка к самоутверждению и к власти.

Весь период от новорожденности до дошкольного возраста это период очень важный для нормального развития и становления эмоциональной сферы. И в это время для ребенка особенно важно общение с матерью. В случае депривации материнской ласки и внимания возникают различные девиации в эмоциональном развитии, что приводит к последующему нарушению поведения уже большого ребенка и даже взрослого человека. Об этом говорят наблюдения над детьми, выросшими без родительской ласки и общения, даже при наличии благополучия в удовлетворении остальных биологических потребностей, а также этологические исследования поведения шимпанзе в стае после депривации общения с матерью (вырастали “трудные подростки”, а затем столь же трудные в общении взрослые). Об этом же говорит эксперимент, известный под названием “плюшевая мама”, когда сравнивали поведение обезьян, воспитанных матерью, и обезьян, “выкормленных” плюшевой куклой. Из первых вырастали нормальные матери, из вторых “холодные”, которые, хотя и выкармливали своих детенышей, но никогда не ласкали их.

Для человека в этом отношении особенно ранимым является возраст до 3 лет, когда формирование эмоциональной сферы особенно нуждается в материнском внимании и ласке.

В дошкольном возрасте (от 3 до 7 лет) развитие мотивационно-эмоциональной сферы протекает относительно спокойно. Этот период характеризуется отсутствием сильных аффективных вспышек и конфликтов по незначительным поводам. Эмоциональные процессы становятся более уравновешенными. Однако, эмоциональная жизнь ребенка достаточно насыщена. У ребенка возникает способность прогнозировать результат своих действий и в связи с этим появляется феномен эмоционального предвосхищения. Если в раннем детстве ребенок еще прогностически не оценивает ни своих поступков, ни их результатов, а руководствуется только поощрением и наказанием, то в дошкольном возрасте он уже строит предварительный эмоциональный образ, отражающий и ожидаемый результат, и оценку взрослыми. Если ожидаемый результат оценивается эмоционально отрицательно, то у ребенка появляются в поведении черты тревожности, что может затормозить поведение. Если же ожидаемый результат оценивается эмоционально положительно, то поведение, направленное на достижение этого результата, дополнительно стимулируется. В этот период изменяется структура эмоциональных процессов: кроме вегетавтивных и моторных компонентов, сюда включаются и сложные формы восприятия, образного мышления и воображения. Изменяется содержание аффектов, появляется сочувствие другим, сопереживание, что способствует усложнению и углублению общения детей. Вся деятельность ребенка становится эмоционально насыщенной. В то же время ребенок учится сдерживать нежелательные проявления эмоций. В мотивационной сфере появляется соподчинение мотивов с выявлением доминирующей мотивации среди субдоминантных. Появляются и новые мотивы, связанные с социализацией ребенка, с его самооценкой, самолюбием, такие как стремление к самоутверждению, лидерству, достижению успеха, познавательной деятельности и т.п.

В младшем школьном возрасте (от 7 до 11 лет) ребенок переживает кризис 7 лет, когда происходит перестройка его поведения в связи с новой (учебной) ситуацией. Если кризис 3 лет связан с осознанием своего “Я” в мире, то кризис 7 лет связан с осознанием своего “Я” в социуме, с рождением социального “Я” ребенка (Божович). Эмоциональная сфера в этом возрасте включается на удовлетворение потребностей, связанных с развивающимися специфическими мотивациями. Это мотивация достижения успеха в учебе, престижная мотивация, мотивация избегания неудач, компенсаторная мотивация. В возрасте 10-12 лет приобретают ведущее значение высшие эмоции, формирование которых завершается лишь к 20-22 годам, т.е. ко времени завершения формирования высших отделов нервной системы.

В подростковом возрасте (от 11 до 15 лет) особое место занимает кризис пубертатного периода, характеризующийся повышенной ранимостью, эмоциональной нестабильностью, которую усиливает сексуальное возбуждение: “Их (подростков) настроение колеблется между сияющим оптимизмом и самым мрачным пессимизмом” (А.Фрейд). В этот период половая идентификация достигает более высокого уровня, хотя подростки еще в значительной степени (особенно психологически) бисексуальны. В это время формируется новый образ физического “Я”, из-за гипертрофированной значимости которого у подростка часто развивается “комплекс неполноценности”, что приводит к доминированию отрицательной эмоциональности. К концу подросткового периода в большинстве случаев оказывается сформированной “Я-концепция”, включающая “Я” эмоциональное, социальное, физическое, интеллектуальное, реальное и идеальное; и доминирование в настроении подростка положительной либо отрицательной эмоциональной окраски в значительной степени зависит от его ощущения своего соответствия либо несоответствия собственной “Я-концепции”.

В переходном периоде между подростковым и юношеским возрастом (14-16 лет) и в раннем юношеском возрасте (от 15 до 17 лет) эмоциональная напряженность дружбы уступает эмоциональлности любви (или влюбленности), причем часто имеет место несовпадение любви, как высокого чувства с сексуальной потребностью (особенно у мальчиков). Несмотря на это, можно говорить об общей эмоциональной стабилизации, начавшейся уже при формировании "Я-концепции". В этот период у юношей, по сравнению с подростками, повышается самоуважение и растет контроль за проявлением эмоций, настроение становится более устойчивым и осознанным, независимо от темперамента.

Можно считать, что к 17 годам эмоциональная сфера достигает стабильности взрослого человека, и дальнейшее ее состояние будет уже зависеть от ряда дополнительных ситуационных факторов, естественно, во взаимодействии с факторами внутреннего мира человека, в частности, с чертами его темперамента, способствующими развитию невроза или противостоящими ему. (Здесь уместно вспомнить об эндогенных и экзогенных факторах неврозов, образующих дополнительные ряды, по З. Фрейду).

Что касается состояния эмоциональной сферы у стариков, то это обстоятельство очень сильно связано с общими возрастными изменениями кровообращения:

гипертонические наслоения повышают тревожность, раздражительность и агрессивность человека, склеротические процессы в мозге способствуют развитию ранимости и сентиментальности, с одной стороны, и потере интереса к жизни с общим снижением эмоциональности и углублением депрессивности, с другой, что, естественно, связано с изменениями в протекании нейрохимических процессов.

8. ТИПЫ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ) 8.1. Общие представления и вопросы классификации Первая попытка разделить людей по темпераменту на группы принадлежит Гиппократу, который описал четыре наиболее часто встречающиеся темперамента:

сангвиник, флегматик, холерик и меланхолик, объясняя природу индивидуальных особенностей поведения людей различием пропорций “жизненных соков” тела: крови (сангвис), слизи (флегма), желтой или едкой желчи (холес) и черной желчи (меланхолес).

Позднее предпринимались и другие попытки классифицировать темпераменты по иным сопутствующим признакам. Так возникли конституционная теория темпераментов, гормональная теория и др.

Павлов к этому вопросу подошел с позиций рефлекторной теории высшей нервной деятельности и в основу классификации положил особенности возбудительного и тормозного процессов, которые, как теперь стало ясно, определяются нейрохимией мозга.

Первым показателем типологических различий, по Павлову, является сила возбудительного процесса, определяемая по скорости образования условных рефлексов.

Вторым показателем служит сила тормозного процесса, которая выявляется по скорости выработки внутреннего торможения. И, наконец, третий показатель — подвижность нервных процессов – определяется в опытах с переделкой сигнальных значений раздражителей (и в ряде других дополнительных проб).

В классификации Павлова (как и у Гиппократа) различают четыре темперамента, которые Павлов называет типами вышей нервной деятельности. Это:

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.