WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 30 |

7.3. Эмоциогенные зоны мозга Поиски эмоциогенных зон мозга, проводившиеся в опытах на высших животных, привели физиологов, главным образом, к структурам диенцефалона и лимбической системы. Такими структурами оказались гипоталамус (Коган, Гесс, Гельгорн, Олдс, Милнер), таламус (Кеннон, Бард), гиппокамп (Бериташвили, Пейпец, Брэйди), ретикулярная формация (Линдсли) и др. Опыты Олдса и Милнера с самораздражением крысой области латерального гипоталамуса (с частотой до 7 тысяч раз в час) и с избеганием раздражения при вживлении электродов в другие зоны гипоталамуса, в перивентрикулярные отделы среднего и промежуточного мозга, в центральное серое вещество показали наличие в мозге центров удовольствия и неудовольствия, или, в более общем виде, центров положительных и отрицательных эмоций. Интересна точка зрения МакЛина, по мнению которого в гипоталамусе локализованы стереотипные формы поведения, как правило, сопровождаемые эмоциями (реакция защиты, нападения, поиска и т.д.), в выше расположенных отделах мозга формируются мотивации: в миндалине мотивации самосохранения (защита, голод и т.п.), в перегородке мотивация продолжения рода, в префронтальной и цингулярной коре мотивации зоосоциальные, групповые, стадные, в неокортексе же сосредоточен индивидуальный (приобретенный) опыт.

По представлениям Пейпеца, существенная роль принадлежит поясной извилине, входящей в единую эмоциональную систему: гипоталамус передневентральное ядро таламуса поясная извилина гиппокамп мамиллярные тела. Эта система названа круг Пейпеца. Она представляет собой часть лимбической системы МакЛина, источник возбуждения которой находится в гипоталамусе. Поясная же извилина, по Пейпецу, является субстратом осознанных эмоциональных переживаний. Кроме того, на эмоциональное поведение существенно влияют лобная и височная кора, а также миндалины, не входящие в круг Пейпеца.

Как было показано в экспериментах на животных, можно говорить об относительной самостоятельности механизмов потребностей, мотиваций и эмоций. Так, слабое раздражение электрическим током активирует мозговой субстрат потребности, что приводит к генерализованному поисковому беспокойству. Усиление раздражения приводит к активации структур, хранящих энграммы способов удовлетворения потребности и запускающих целенаправленное мотивационное поведение. При дальнейшем усилении стимуляции возникает активация зон эмоционально-положительного подкрепления, и животное переходит к самораздражению этих структур мозга (Рис. 7.1).

Рис. 7.1. Схема последствий одновременной стимуляции двух пунктов гипоталамуса:

сплошные стрелки суммирующиеся эффекты; прерывистые стрелки тормозящие влияния стимуляции ритмическим и постоянным током (тонкая стрелка) и только постоянным (двойная стрелка) током (по П.В. Симонову).

Таким образом, система структур, необходимых для актуализации потребности, более проста, чем полная комплексная поведенческая система: потребность + мотивация + эмоция.

Опираясь на представления Асратяна о многоэтажности замыкания безусловнорефлекторных дуг, Симонов предполагает и многоэтажность в представительстве различных эмоций в гипоталамусе, в гиппокампе, в миндалине, а также в неокортексе (Рис. 7.2, Рис. 7.3).

Рис. 7.2. Схема "многоэтажного" строения безусловного рефлекса (по Э.А. Асратяну).

Рис.7.3. Два возможных варианта функциональной организации мозговых механизмов потребностей и эмоций (I и II): Э1, Э2 эмоции; П1, П2 потребности; О1, О2, О3 операции (по П.В. Симонову).

Но возможно и иное: на сравнительно низком уровне (вероятно, в гипоталамусе) происходит интеграция соматических и вегетативных компонент эмоционального поведения, а на более высоком мозговом уровне (в гиппокампе, миндалине и тем более в неокортексе) представлены не эмоции, а операции, необходимые для вызова этих эмоций. Это оценка вероятности удовлетворения потребности и вытормаживание реакций на сигналы с низкой вероятностью подкрепления, при наличии сигналов с высокой вероятностью подкрепления; в случае же отсутствия сигналов с высокой вероятностью подкрепления (т.е. при наличии прагматической неопределенности) включается реакция на сигналы с низкой вероятностью подкрепления. В этой оценке, естественно, принимают участие “нейроны новизны”, которыми изобилует гиппокамп (Соколов, Виноградова), и “нейроны тождества”, представленные более широко в миндалине (хотя и в гиппокампе их немало). Кроме того, в этих структурах оценивается сравнительная значимость потребностей и из ряда конкурирующих эмоций происходит выбор той, которая наиболее адекватна доминирующей мотивации.

С этой точки зрения гиппокамп не следует рассматривать как систему центров страха, ярости, удовольствия и т.п., подобно гипоталамусу, а лишь как структуру, реализующую эмоциональные состояния, поскольку именно он обеспечивает реакции на сигналы с низкой вероятностью подкрепления. Это справедливо и для других высших структур мозга. В противовес гиппокампу, фронтальная кора обеспечивает реакции на высоковероятные события. Таким образом, система: “гиппокамп фронтальный неокортекс” совместно оценивает значимость конкурирующих мотиваций, при том что гипоталамус выбирает доминирующую, а миндалина учитывает и субдоминантные мотивации.

Несмотря на то, что в гипоталамусе сосредоточены центры основных положительных и отрицательных эмоций (Коган, Гесс, Олдс, Милнер), поведенческая реакция, вызванная стимуляцией гипоталамических структур, может как иметь эмоциональную окраску, так и быть лишенной эмоционального компонента. Так, например, раздражение в латеральном гипоталамусе кошки зоны, локализованной вентральнее нитевидного ядра, приводит к безэмоциональному нападению кошки на крысу; стимуляция области медиальнее нитевидного ядра вызывала нападение с яростью, а при раздражении зоны, расположенной дорсальнее нитевидного ядра, возникала ярость без нападения. Таким образом, можно считать, что на уровне гипоталамуса происходит интегрирование ряда эмоциональных реакций. А наблюдаемое “освобождение” эмоций при разрушении отдельных структур гипоталамуса (повышение агрессивности при разрушении вентро-медиального ядра, усиление эмоциональной реакции страха при повреждении дорсальной части центрального гипоталамуса) говорит в пользу существования на гипоталамическом уровне интрацентральных тормозных механизмов.

При стимуляции гипоталамуса можно неаблюдать все три категории эмоциональных проявлений (Валдьдман): эмоциональную реакцию (т.е. разнообразные моторно-вегетативные проявления аффективного типа такие как рычание, шипение, побег и т.д.), эмоциональное поведение (т.е. целенаправленные сложные поведенческие проявления, имеющие определенное биологическое содержание, с ярким экспрессивным выражением как, например, агрессивно-оборонительное поведение) и эмоциональное состояние (т.е. изменение реактивности на тест-стимулы с нарушением адекватности ответа и определенной аффективной окраской поведения). Что же касается локализации положительно- или отрицательно-эмоциональных структур в гипоталамусе, то Бовард полагал, что положительные эмоции связаны с активацией переднего и латерального гипоталамуса, т.е. с холинергическими процессами, а отрицательные эмоции, наоборот, с задним и медиальным гипоталамусом, т.е. с адренергическими эффектами.

7.4. Эмоции и вегетативный баланс Оба отдела вегетативной системы, находясь в принципе в реципрокных отношениях, обеспечивают определенный эмоциональный баланс, который между ними закреплен генетически и регулируется миндалевидным комплексом, Однако, по Гельгорну, генерация эмоций приводит зачастую к одновременному возбуждению и симпатических, и парасимпатических структур. При этом синергизм в “эмоциональной игре” этих систем имеет место чаще, чем реципрокные отношения. По Гельгорну, небольшой сдвиг вегетативного баланса в парасимпатическом направлении наблюдается при состоянии покоя, комфорта, расслабления; симпатический же сдвиг характерен для бодрости, оптимизма. Однако, дальнейшее нарастание симпатического тонуса, как правило, сопровождается напряженностью, тревогой, агрессией, а значительная активация парасимпатического отдела обнаруживается при сильном страхе, меланхолии, депрессии.

На этом основании Симонов делает вывод о том, что оба отдела вегетативной нервной системы участвуют в реализации и положительных, и отрицательных эмоций и что между этими двумя отделами нет настоящих реципрокных отеношений, и может наблюдаться их одновременная активация и одновременное подавление. При этом каждое эмоциональное состояние имеет характерное для него соотношение адренергических и холинергических эффектов, и в ряду эмоций дважды наблюдается относительное преобладание холинового отдела при положительных и отрицательных эмоциях на пассивном поведенческом фоне и адреналового при положительных и отрицательных эмоциях на активном поведенческом фоне (Рис. 7.4).

Рис. 7.4. Нейрогуморальные основы эмоций (по П.В. Симонову).

Кроме того, в “эмоциональной игре” участвуют и другие медиаторы (Хенри). Так, повышение в мозге концентрации серотонина приводит к подъему настроения, а снижение к депрессии. При этом серотониновая “депрессия тревоги” отличается от норадреналиновой (при дефиците норадреналина) “депрессии тоски”. Вообще катехоламины обеспечивают высокий эмоциональный накал независимо от знака эмоций; при этом преобладанием дофамина, вероятно определяется возникновение положительных эмоций, а норадреналина и адреналина отрицательных. В эмоциональном пространстве “радость восторг” к действию дофамина, по-видимому, присоединяются ацетилхолин и опиаты. При среднем, умеренном уровне содержания норадреналина, адреналина, серотонина, дофамина и опиатов поведение лишается яркой эмоциональности и обретает черты "уверенности" (при высоком уровне тестостерона и низком кортизола и эндорфинов) либо "растерянности" с выходом в депрессию (при противоположных соотношениях: повышение уровня кортизола и эндорфинов и снижение тестостерона и катехоламинов норадреналина, дофамина и серотонина). Ингибиторы моноаминооксидазы, увеличивающие содержание норадреналина и дофамина, приводят к снятию депрессии и повышению настроения.

7.5. Эмоции, темперамент и межполушарные отношения Изучение эмоциональных возможностей у типологически различных людей привело к выявлению у них доминирующих эмоций. И хотя людям всех темпераментов доступен весь набор возможных эмоций, тем не менее для сангвиника доминирующей эмоцией является радость, для холерика гнев, для меланхолика страх, а флегматик, будучи малоэмоциональным, доминирующей эмоции не имеет (Симонов).

В отношении функциональных корреляций эмоциональной сферы человека с межполушарной асимметрией мозга известно, что, если левое полушарие у правшей связано с речью, абстрактно-понятийным мышлением, математическими способностями, то правое с чувственными образами, пространственными представлениями, музыкальными способностями, т.е., иными словами, если левое полушарие “разумно”, то правое “эмоционально”. Возможно, это обусловлено и тем, что правое полушарие имеет обширные кортико-диенцефальные связи, а левое больше связано с активирующими стволовыми образованиями. Есть также сведения о преимущественной роли левого полушария в генезе положительных, а правого отрицательных эмоций, часто “безотчетных”. При этом отмечается “завязанность” функциональной межполушарной асимметрии и положительно-отрицательных эмоциональных отношений на доминирование альфа-ритма.

Так, при выключении правого полушария настроение пациента улучшается только при доминировании альфа-ритма в ЭЭГ левого полушария, равно как и ухудшение настроения при инактивации левого полушария достигается также при доминировании альфа-ритма, но уже в ЭЭГ правого полушария (Деглин).

Ряд клинических наблюдений свидетельствует о различных тенденциях в нарушениях эмоциональной сферы у больных с право- или левополушарными поражениями (Брагина, Доброхотова). Так, если при поражении левого полушария у больных существенно повышается тревожность, то при правополушарных дисфункциях больные становятся беспечными и легкомысленными, что может определяться относительно жесткой связью правого полушария с потребностно-мотивационной сферой и с порождением целей, а левого с реализацией средств для достижения целей (Симонов). И тогда у человека с поражением левого полушария на базе наличной потребности определяется цель, но при отсутствии средств для ее достижения прогнозируется низкая вероятность удовлетворения и возникает фрустрация и тревога; в случае же поражения правого полушария построение целей затрудняется, диапазон потребностей суживается, а средства для достижения цели при этом оказываются в избытке, что и порождает положительно эмоциональные ощущения вплоть до эйфории. При этом левополушарный прогноз осознается и вербализуется, а правополушарный остается неосознанным, на уровне интуиции (Симонов).

Демонстрация слайдов различного эмоционального содержания раздельно в правое или левое поле зрения вызывает более быстрое реагирование правого полушария на печальные события, а левого на радостные. То же самое имеет место при распознавании мимики грустной и радостной. Вообще же правое полушарие реагирует быстрее, чем левое, на эмоциональные события, независимо от знака эмоции. По представлениям Дэвидсон и Геллер, знак эмоции зависит от соотношения активности левой (ЛФК) и правой (ПФК) фронтальной коры:

при ЛФК > ПФК имеют место положительные эмоции;

при ПФК > ЛФК возникают отрицательные эмоции.

Симонов это объясняет с позиций информационной теории: преобладание имеющейся информации над прогностически необходимой порождает положительную эмоцию, обратные же отношения отрицательную, а поскольку правая лобная кора связана со старой прагматической информацией, необходимой для удовлетворения мотивационнопотребностной сферы (Ин), а левая с вновь поступающей информацией (Ис), то и становятся понятными неравенства Геллер, т.е.

при Ис > Ин (что соответствует ЛФК > ПФК) возникает положительная эмоция;

при Ин > Ис (что соответствует ПФК > ЛФК) отрицательная эмоция.

Симонов, считая, что главными структурами, позволяющими производить прогнозирование событий с учетом доминирования в потребностно-мотивационной сфере, являются фронтальный неокортекс, гиппокамп, миндалевидный комплекс и гипоталамус, предлагает следующую концептуальную модель (Рис. 7.5).

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.