WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 30 |

Расширяются возможности восприятия формы, цвета (хотя более четко цветовосприятие проявляется в возрасте 6 месяцев). К 8 месяцам (либо чуть позже) возникает зрительное восприятие глубины. Полагают, что к этому времени у младенца формируется зрительная обобщенная картина мира, и восприятие младенца тем лучше и быстрее развивается, чем более разнообразна окружающая его обстановка.

Параллельно зрительному восприятию развивается кинестетическое восприятие ребенка (хватание, ощупывание предметов), которое, дополняя зрительное, позволяет воссоздать более полную картину мира.

Естественно, продолжает совершенствоваться и слуховое, и обонятельно-вкусовое восприятие. Совершенствование сенсорного восприятия связано с ходом миелинизации сенсорных путей от рецепторных поверхностей в мозг и от одних мозговых отделов к другим и, конечно, с развитием и формированием структур центральной нервной системы, связанных с данной анализаторной функцией от стволово-подкорковых до неокортикальных зон.

В течение первого года жизни ребенок познает мир сначала в плане его восприятия, а затем – после 5-6-ти месяцев – в форме действия, проявляя, таким образом, зачатки наглядно-действенного мышления.

В годовалом возрасте ребенок воспринимает человеческую речь (хотя отдельные слова он уже воспринимал и понимал во второй половине первого года жизни). Ответно он ее пытается воспроизвести (похоже либо совсем непохоже); такую своеобразную детскую речь Выготский называл “автономной”. С появлением речи расширяется круг общения ребенка и соответственно круг его восприятия, которое продолжает развиваться в раннем детстве (от 1 до 3 лет). В это время все новые объекты, попадающие в поле зрения ребенка, привлекают его внимание и вызывают реакцию овладения и/или изучения их в действии (“полевое поведение”, по К.Левину). Ребенок раннего возраста ведет себя с опорой на восприятие, контролируя свои действия зрительно либо тактильно. В это время возникает также с опорой на восприятие элементарное (но не творческое) воображение с предвосхищением ситуации. Восприятие в раннем детстве носит аффективный характер, способствующий возникновению сенсомоторного единства. “В раннем возрасте господствует наглядное аффективно окрашенное восприятие, непосредственно переходящее в действие” (Л.С. Выготский).

Кроме восприятия внешнего мира уже в 2-летнем возрасте у ребенка возникает восприятие себя в мире (формирующееся совместно с самосознанием) – в это время ребенок начинает узнавать себя в зеркале.

В дошкольном возрасте (3-7 лет) восприятие утрачивает свой прежний аффективный характер, и перцептивные и эмоциональные процессы дифференцируются. Восприятие становится осмысленным и целенаправленным. Выделяется аналитический компонент.

Проявляется произвольность, обеспечивающая поиск, наблюдение, рассматривание.

Формированию восприятия в этом возрасте способствует становление и дальнейшее развитие речи, позволяющей дифференцировать предметы и их отдельные качества и свойства. В этот возрастной период восприятие настолько тесно связано с мышлением, что можно говорить о наглядно-образном мышлении, которое является переходным от нагляднодейственного мышления к словесному.

В начале младшего школьного возраста (7-11 лет) восприятие имеет еще черты дошкольного возраста: так, оно еще недостаточно дифференцировано, ребенок путает похожие буквы и цифры, выделяет при восприятии объекты по величине, форме и яркости более активно, чем по смыслу. Анализ при восприятии нарабатывается путем специального обучения (анализирующее восприятие), как и у дошкольников, а к концу этого возрастного периода формируется синтезирующее восприятие (также при соответствующем обучении).

У подростков (11-15 лет) продолжается интеллектуализация восприятия. Это связано с усложнением школьного материала. Геометрия и черчение способствуют развитию объемного восприятия. На базе интеллектуализированного восприятия развивается фантазирование и воображение, в том числе и творческое. Восприятие себя (своего “Я”) с разных сторон и в связи с этим развивающийся самоанализ способствуют формированию “Я-концепции”.

В ранней юности (15-17 лет) восприятие реальности обретает стабильные черты, которые сохранятся и в будущем. Возникают трансформации в восприятии времени – осознается временная перспектива, и устанавливается осознанная связь между прошлым и будущим через настоящее. Восприятие и осознание временной перспективы позволяет строить планы на будущее.

Функция восприятия, достигнув дефинитивного уровня у взрослого человека, сохраняется таковой до старости, когда (очень индивидуально), в зависимости от соматического состояния (особенно это касается нарушения кровообращения), могут возникнуть изменения восприятия (особенно в эмоциональной сфере), ведущие к проявлению обидчивости, ранимости и в результате – к неадекватному поведению. Но эти явления протекают весьма по-разному у разных людей.

5. ДВИГАТЕЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ И УПРАВЛЕНИЕ ДВИЖЕНИЯМИ Взаимодействие человека с окружающим миром происходит главным образом посредством движений. Павлов говорил о наличии настоящего анализатора движений. Но в отличие от остальных анализаторов, двигательный имеет кроме рецепторной, афферентной и корковой сенсорной части, еще и корковую моторную область, где на базе полученной сенсорной информации строятся двигательные программы, корректируемые проприоцептивными сигналами, поступающими от эффекторов по путям обратной афферентации (Анохин).

Двигательный анализатор не только обеспечивает кинестезию (при взаимодействии с кожным) и играет роль в регуляции движений, он также управляет и моторновисцеральными реакциями, влияя на работу внутренних органов и метаболизм организма, способствуя быстрой выработке двигательных навыков и созданию четкой модели схемы тела.

5.1. Развитие двигательного анализатора в онтогенезе Двигательная активность человека (и животных) совершенствуется по мере развития центральной нервной системы и является внешним проявлением всякой психической деятельности (Сеченов). Для двигательной системы характерна неравномерность развития отдельных мышц и мышечных групп. В течение всей жизни отмечается гетерохронность в развитии двигательного аппарата, что находит отражение в формировании различных функциональных систем в разном возрасте (Анохин).

Так, двигательные нервные окончания в мышцах появляются на 13-14-й неделе эмбриогенеза и продолжают формироваться в постнатальном онтогенезе, достигая существенного развития к 7-8 годам (Бабак), но только во взрослом состоянии заканчивается их формирование. Рецепторный же аппарат мышц развивается более быстрыми темпами, опережая в своем созревании формирование моторных нервных окончаний (Бабак). В первые годы жизни также происходит утолщение миелиновой оболочки нервных волокон. При старении же, напротив, возникают деструктивные процессы, и миелин деформируется и истончается (Семенова).

В раннем детстве (в отличие от взрослого организма) поддерживается гипертонус сгибателей (даже во сне), что приводит к стимуляции роста мышц и развития их функциональных возможностей (Аршавский). Для ребенка первого месяца постнатальной жизни характерно на фоне «сгибательной гипертонии новорожденных» проявление генерализованных двигательных рефлексов (таких как охватывание, или рефлекс Моро, подошвенный рефлекс Бабинского). Отдельные двигательные акты развиваются и консолидируются раньше, чем общая координация движений, которая обеспечивается сложным взаимодействием центральных механизмов управления движениями при регулирующей и модулирующей роли обратной связи.

Со становлением общей координации движений связано развитие ментальных функций ребенка – восприятия, внимания, памяти, речи и т.д. Обследование детей в возрасте до 3-х лет показало, что существует высокая корреляция уровня развития речи и тонких движений пальцев рук (корреляция же развития речи и общей моторики оказалась низкой).

Первые проявления словесного мышления у ребенка второго и третьего года жизни тесно связаны с «мышлением в действии». Особую роль играет овладение действиями с предметами, влияющее на формирование речевых обобщений (Кольцова).

У ребенка младшего возраста двигательные акты имеют диффузный характер. По мере развития центральных регуляций, улучшения анализа тактильно-кинестетических сигналов и усиления концентрации нервных процессов к 6-7-летнему возрасту, ряд двигательных актов в этом возрасте приобретает специализированную направленность (Суханова). Однако еще длительное время координация движений остается несовершенной из-за наличия существенной иррадиации возбуждения в корковых мозговых структурах.

Приобретению координированных двигательных актов способствует ориентировочноисследовательская деятельность ребенка (Запорожец). При этом основную роль играет на ранних стадиях онтогенеза двигательно-осязательная ориентировка (Анохин). При развитии координации движений ног в дошкольном возрасте формируется перекрестно-реципрокная координация, облегчающая движения при ходьбе и беге, а симметричная координация, обеспечивающая движение при прыжке, формируется в период младшего школьного возраста (к 7-9 годам). В координации движений рук отмечаются противоположные отношения: сначала развивается симметричная координация (дошкольный возраст) и лишь потом – перекрестно-реципрокная (младший школьный).

С возрастом развивается ориентация в пространстве и совершенствуется пространственная точность движений (Фарфель), особенно при тренировке. Эти координационно-двигательные параметры претерпевают существенные изменения, нарастая от 4-х до 10-11 лет, когда наступает стабилизация показателей координации, сменяющаяся их увеличением в 12-13 лет и достигающая взрослых характеристик к 16-летнему возрасту.

При этом важной основой для координационной деятельности является устойчивость в прямостоянии (Уфлянд, Латманизова), которая также повышается с возрастом, достигая показателей взрослых к 14 годам, что связано в значительной степени с развитием проприоцептивной чувствительности, обеспечивающей сигнализацию о выполнении движений (обратную связь); совершенствуется способность дифференцировать темп движений и напряжение мышц, а также способность к тонким изменениям темпа движений, что естественно связано с тренировкой и растущей точностью кинестетического анализа.

Кроме проприоцептивных влияний на координацию движений значительная роль отводится и зрительным сигналам, обеспечивающим уточнение движений (Васютина).

Что касается инволюционного периода, то здесь нет однозначных результатов, и хотя мышечная сила при старении снижается уже после 30 лет (Уфлянд, Френкель), однако у долгожителей (старше 90-100 лет) ее показатели нередко сохраняются на уровне 50-60летних (Муравов). То же относится и к другим характеристикам двигательной системы.

Кроме того, для двигательной системы характерна неоднозначность динамики ее различных показателей при старении: наряду с выраженным снижением одних ее параметров, отмечается стабилизация (а в ряде случаев и некоторое повышение) других.

Сохранность двигательных функций стареющего человека во многом зависит от конституционных особенностей и тренированности организма, а также от функциональных резервов сердечно-сосудистой и дыхательной систем.

5.2. Модели управления действием Для нормального протекания локомоторного акта весьма важным является наличие точного управления двигательной системой, а для регулирования сложного скоординированного движения необходима предварительно выработанная программа управления, которая должна быть не слишком жесткой, чтобы иметь возможность коррекции двигательного акта.

По Бернштейну, координация движений есть преодоление избыточных степеней свободы движущегося органа и превращение его в управляемую систему, т.е. координация – это организация управляемости двигательного аппарата. Бернштейн предложил схему замкнутого контура взаимодействий, обеспечивающую управление движениями (Рис. 5.1) Обязательными элементами этой саморегулирующейся системы являются следующие звенья (Рис. 5.1): 1 — эффектор (мотор), работа которого подлежит регулированию по определенному параметру; 2 — задающий прибор, вносящий в систему требуемое значение этого параметра; 3 — рецептор, воспринимающий фактические значения параметра и сигнализирующий о них в прибор сличения; 4 — прибор сличения, воспринимающий расхождение в величине и знаке (w) фактического (Iw от Istwert) и требуемого (Sw от Sollwert) значений; 5 — перешифровывающее устройство, трансформирующее показания прибора сличения в корректирующие импульсы, посылаемые по обратной связи к регулятору; 6 — регулятор, управляющий по заданному параметру функционированием эффектора. Центральным звеном такой кольцевой системы управления является ее задающий элемент (2), в зависимости от свойств которого получается конструкция либо стабилизирующая (когда Sw имеет постоянное значение), либо “следящая” (когда Sw имеет переменные характеристики). В задающем приборе на основе программы формируется двигательная задача, позволяющая прогнозировать будущее.

Рис. 5.1. Простейшая блок-схема аппарата управления движениями (по Бернштейну).

По своей сути эта система весьма сходна с функциональной системой Анохина (Рис.

5.2), в которой процессы сличения происходят в акцепторе результатов действия, где сверяются ожидаемый и истинный результаты действия. Это достигается благодаря наличию обратной афферентации, направляющей движение, и результативной, которая может быть поэтапной, сообщающей о выполнении отдельных этапов программы, и санкционирующей, сигнализирующей о полном завершении действия по выработанной программе.

Главные блоки этой системы: блок афферентного синтеза, получающий разнообразную афферентацию по специфическим и неспецифическим путям, соотносящий полученную информацию с доминирующей мотивацией и сведениями, хранящимися в памяти; блок выбора цели и принятия решения, обеспечивающий выбор определенного акта действия из всех возможных (отсекание избыточных степеней свободы); блок акцептора результатов действия и программы действия, где вырабатывается программа, прогнозируется результат, откуда запускается по этой программе действие и куда по путям обратной афферентации от рецепторов параметров результатов действия поступают сведения о характере результатов действия для сличения с предполагаемыми результатами. Система Анохина, как и система Бернштейна, обеспечивает прогнозирование результатов, т.е. допускает возможность так называемого “опережающего отражения”. С позиций этой системы и в ее пределах можно рассматривать и феномен экстраполяционного рефлекса, а также саморегуляцию гомеостаза (Судаков — Рис. 5.2).

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.