WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Сравнивая восстановительный рост в 1920-е годы и сегодняшний, необходимо обратить особое внимание на два обстоятельства: первое — это время, когда исчерпываются ресурсы экстенсивного (восстановительного) роста, и второе — роль финансов в восстанавливающейся экономике и динамике финансовой ситуации.

Понятие совокупной факторной продуктивности (англ. — Total Factor Productivity) определяется как отношение совокупного выпуска к совокупным затратам. Рост совокупной факторной продуктивности (или выпуска на единицу затрат) связывают с ростом эффективности, обусловленным техническим прогрессом и лучшей организацией производства.

Факторы экономического роста российской экономики: Научные труды. № 70Р. М.: ИЭПП, 2003. С. 66, 138.

Громан В. О некоторых закономерностях, эмпирически обнаруживаемых в нашем народном хозяйстве// Плановое хозяйство. 1925. № 1, 2. Ту же проблему активно разрабатывал В. Базаров (см.: Базаров В. О «восстановительных процессах» вообще и об «эмиссионных возможностях» в частности // Экономическое обозрение. 1925. № 1; Он же. Перспективы нашего народнохозяйственного развития на 1925/26 год). К дискуссии этих авторов о восстановительном росте возвращается в своей работе В. Мау (см.: Мау В. Реформы и догмы:

1914—1929. М.: Дело, 1993).

См.: Громан В. О некоторых закономерностях, эмпирически обнаруживаемых в нашем народном хозяйстве. С. 101.

Исчерпание ресурсов восстановительного роста нельзя отождествлять с достижением докризисного уровня производства. В середине 1920-х годов именно эту ошибку допустили исследователи «восстановительных закономерностей». У рыночной экономики, какой была российская в 1913 г., всегда есть резервные мощности. Вовлечение их в производство позволяло некоторое время после достижения докризисного уровня сохранять высокие темпы роста. Ошибка дорого стоила В. Базарову и В. Громану: они были обвинены в сознательной антисоветской деятельности, в стремлении остановить «социалистическую реконструкцию»13.

Иная ситуация складывается в посткоммунистической России. Советский Союз был перегружен производственными мощностями, ориентированными на удовлетворение искусственного спроса, который формировался благодаря централизованному государственному планированию; из-за закрытости национальной экономики поддерживался спрос на продукцию низкого качества.

К тому же ее забирали страны-сателлиты в счет предоставляемых СССР — фактически безвозмездных и безвозвратных — кредитов. Часть мощностей, сохранившихся после краха социалистической системы, в принципе не может быть использована в дальнейшем. В этой ситуации выход из режима восстановительного роста должен произойти задолго до достижения уровня ВВП 1989 г.

Важно избежать иллюзии, что докризисные уровни производства и монетизации экономики достигаются в одно и то же время. Практика показала, что логику «восстановительной пропорциональности» к анализу финансовых проблем применять неправомерно.

Во время экстремально высокой инфляции 1917–1923 гг. в Советской России резко снизилась монетизация экономики. В. Громан и В. Базаров предполагали, что с началом восстановительных процессов быстро вырастет спрос на деньги, и это позволит без угрозы инфляции высокими темпами увеличивать кредитование народного хозяйства. Именно такие соображения В. Молотов: «Базаров признает, что действительность опровергает его теорию “затухающей кривой"». И. Сталин: «Вот как!» В. Молотов: «А ведь всего года два тому назад Базаров выпустил ученую книгу с большим количеством таблиц и диаграмм, доказывавшую противоположное. Теперь ему приходится от своих “ученых трудов” открещиваться» (см.: Как ломали НЭП: Стенограммы пленумов ЦК ВКП(б) 1928–1929 гг. / Под ред. А.Н. Яковлева. Т. 5. М.:

Россия XX век; Материк, 2000. С. 219).

были заложены в основу расчетов при разработке контрольных цифр народного хозяйства на 1925–1926 г.14 Гипотеза не подтвердилась.

Причина ошибок в прогнозах — сам характер восстановительного роста.

Используемые обычно для прогнозирования ВВП методы малопригодны для анализа всплеска экономической активности, обусловленного стабилизацией хозяйственных связей.

В 20-е годы прошлого столетия проявилась характерная черта восстановительного роста – его предельно высокие темпы на начальном этапе, неожиданные и для экспертов, и для политической элиты. Никто из специалистов Госплана не ожидал, что темпы роста в 1923–1924 хозяйственных годах, после денежной реформы и стабилизации денежного обращения, будут столь высокими15. Предполагалось, что к 1927 г. экономический рост позволит довести национальный доход Советского Союза, причем без масштабных капиталовложений, почти до половины российского национального дохода последнего предвоенного года16. Действительность превзошла все ожидания:

СССР за это время практически догнал по национальному доходу предвоенную Россию. Хотя статистика тех лет довольно спорна – этот показатель оценивается в пределах от 90 до 110% ВВП 1913 г., но общая картина от этого не меняется17.

Нечто подобное наблюдается и в наши дни. В 1999 г. российское правительство предполагало, что в ближайшее время ВВП либо слегка вырастет (на 0,2%), либо даже упадет (2,2%). Международный валютный фонд прогнозировал рост на 1,5%. Реально ВВП России в 2000 г. вырос на 9%, промышленное производство – на 11%. В Украине, где в 2001 г. реальный рост ВВП составил 9%, прогноз МВФ составлял 3,5%18.

Восстановительный рост с его поначалу высокими темпами приходит неожиданно и воспринимается как подарок. Затем выявляется его менее Контрольные цифры народного хозяйства на 1925-1926 годы. Утвержденный Президиумом Госплана СССР доклад комиссии по контрольным цифрам. М.; Л.: Плановое хозяйство, 1925.

См.: Громан В. Конъюнктурный обзор народного хозяйства СССР за первое полугодие и 1925 года // Плановое хозяйство. 1925. № 6.

Davies R.W, Harrison M., Wheatcroft S.G. (eds.). The Economic Transformation of the Soviet Union, 1913—1945. Cambridge: Cambridge University Press, 1994.

О различных оценках соотношения ВВП Советского Союза и России в 1913—1928 годах см.: Кафенгауз Л.Б. Эволюция промышленного производства в России (последняя треть XIX — 30-е годы XX в.). М., 1994. С. 172—197; Народное хозяйство РСФСР за 60 лет. М., 1977. С. 23, 46—48; Федоренко Н. Россия на рубеже веков. М., 2003. С. 121, 122.

приятная особенность: по своей природе он носит затухающий характер19.

Восстановительный рост обеспечен имеющимися производственными мощностями20 и подготовленной прежде рабочей силой. У любой страны эти ресурсы небесконечны. Поэтому после резкого начального рывка темпы подъема начинают снижаться. Так было в СССР в 20-е годы прошлого столетия, то же происходило в России в 2001–2002 гг.

Сами высокие темпы восстановительного роста на его ранних стадиях задают ориентиры экономической политики. В 20-е годы XX в. задача избежать порожденного логикой восстановительных процессов замедления роста считалась важнейшей. Попытки увеличивать капиталовложения, чтобы форсировать экономический подъем, привели в 1925–1926 гг. к дестабилизации денежного обращения, росту цен, появлению товарного дефицита. Тогда, несмотря на эти негативные явления, резервы хозяйственного восстановления еще сохранялись. И советское правительство искало выход из сложившейся ситуации в обеспечении баланса денежного обращения, в преодолении инфляционных тенденций21.

В 1927–1928 гг. новая попытка подстегнуть экономический подъем проходит на ином фоне: основные резервы восстановительных процессов исчерпаны, темпы роста падают22. Вновь давшие о себе знать финансовые диспропорции – рост цен, обострение товарного дефицита – попытались разрешить не восстановлением сбалансированности финансовой денежной World Economic Outlook. Focus on Transition Economies. International Monetary Fund, October 2000.

«Каков темп роста общей суммы товарной массы, если измерить его в процентном отношении товарной массы данного года к его предшествующему Для 1922/23 г. он равен 28%, в следующем году — 25, а в последнем из исследуемых лет — 17%. Мы видим совершенно определенный закон замедления темпа роста» (см.: Громан В. О некоторых закономерностях, эмпирически обнаруживаемых в нашем народном хозяйстве. С. 113).

Капитальные вложения в 1924–1925 годах (385 млн руб.) не намного превышали амортизационные отчисления (277 млн руб.) (см.: Квиринг Э.И., Кржижановский Г. Основные проблемы контрольных цифр народного хозяйства на 1928—1929 гг. М.: Плановое хозяйство, 1929. С. 129).

См.: Юровский Л. Денежная политика Советской власти (1917–1927). М.: Начала-Пресс, 1996.

Свидетельство исчерпания резервов восстановительного роста в 1925–1926 гг. — начало повышения себестоимости продукции. Это было связано с быстрым увеличением заработной платы, исчерпанием ранее созданных производственнотехнических резервов (см.: Малафеев А.Н. История ценообразования в СССР (1917—1963 гг.).

М.: Мысль, 1964. С. 101).

системы, а за счет демонтажа нэпа, изъятия зерна у крестьян, насильственной коллективизации23.

В 2002–2003 гг. в России развернулась дискуссия, насколько правильно поступает российское правительство, ориентируясь на скромный – 4%-й – рост ВВП и отказываясь от более амбициозных планов. Те, кто знаком с экономической историей России, вспомнят эпизод, когда председатель Совнаркома А. Рыков на заседании Политбюро ВКП(б) в марте 1928 г. подал в отставку в ответ на требования других партийных вождей еще больше ускорить индустриализацию страны24. Это было непростое решение. Известный советский экономист академик С. Струмилин в то время говорил: «Я предпочитаю стоять за высокие темпы роста, чем сидеть за низкие»25.

В 2002 г. стало очевидным, что ресурсы восстановительного роста в России скоро будут исчерпаны. За 1998–2002 гг. численность занятых в российской экономике выросла на 8,9 млн чел. – с 58,4 до 67,3 млн. Дефицит квалифицированной рабочей силы привел к быстрому росту реальной заработной платы: за 2000–2002 гг. она выросла в 1,7 раза. Подобная тенденция наблюдается и в других странах СНГ (табл. 3).

Приведенные данные со всей очевидностью подтверждают, что для восстановительных процессов характерен опережающий по сравнению с производительностью труда рост реальной заработной платы. Это отмечал и В.

Громан в своих работах 1920-х годов26.

Изданные в 2000 г. ранее секретные материалы ЦК ВКП(б) хорошо иллюстрируют, как решение задачи сохранения высоких темпов роста было связано с демонтажом нэпа (см.: Как ломали НЭП: Стенограммы пленумов ЦК ВКП(б) 1928–1929 гг. М.: Россия XX век; Материк, 2000.

Т. 1—5). Из выступления председателя Совнаркома А. Рыкова: «В этот период темп роста вложений в промышленность может замедлиться. Создавать же фетиш из темпа ни в коем случае невозможно. И теперь нам нужно обеспечить такое “питание” промышленности средствами, при котором она на протяжении минимального исторического срока смогла бы занять решающие позиции во всей системе хозяйства, чтобы мы не ощущали в деле рационализации и реконструкции хозяйства стеснения от того, что у нас машин нет, тракторов нет, нет химических удобрений, нет специалистов, нет тех кадров, которые могут осуществить эту реконструкцию» (см.: Как ломали НЭП: Стенограммы пленумов ЦК ВКП(б) 1928–1929 гг. / Под ред.

А.Н. Яковлева. Т. 3. Пленум ЦК ВКП(б) 16–24 ноября 1928 г. М.: МФД, 2000. С. 38). Из его же выступления на ноябрьском пленуме ЦК ВКП(б) 1928 г.: «При обсуждении вопроса о темпе роста нельзя думать так, что каким-то законом всего переходного периода является постоянное возрастание темпа или даже удержание из года в год одного и того же темпа». Из выступлений И. Сталина на апрельском пленуме ЦК ВКП(б) 1929 г.: «Вопрос о темпе развития индустрии и о новых формах смычки между городом и деревней. Этот вопрос является одним из важных вопросов наших разногласий. …План тов. Бухарина есть план снижения темпов развития индустриализации и подрыва новых форм смычки» (там же. Т. 3. С. 37—38; Т. 4. С. 477—480).

См.: там же. Т. 1. С. 18.

Мау В. Альтернатива Струмилина // Ведомости. 2002. 27 марта.

Громан В. О некоторых закономерностях, эмпирически обнаруживаемых в нашем народном хозяйстве. С. 32.

Таблица Темпы роста реальной заработной платы в странах СНГ за 1996–2003 гг., % Год 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Страна Азербайджан 19,0 53,0 20,0 20,0 18,0 16,0 18,0 … Армения 13,0 26,0 22,0 11,0 13,0 5,0 9,9 14,Беларусь 5,0 14,0 18,0 7,0 12,0 30,0 7,9 3,Грузия 53,0 37,0 25,0 2,0 3,0 22,0 … … Казахстан 2,0 5,0 4,0 7,0 12,0 13,0 11,0 6,Кыргызстан 1,0 12,0 12,0 –8,0 –2,0 11,0 13,3 9,Молдова 5,0 5,0 5,0 –13,0 2,0 15,0 20,8 15,Россия 6,0 5,0 –13,0 –22,0 21,0 20,0 16,2 10,Таджикистан –14,0 –2,0 29,0 0,3 8,0 11,0 25,9 37,Украина –5,0 –2,0 –3,0 –6,0 1,0 21,0 20,1 37,Источник: Содружество независимых государств в 2003 году: Статистический ежегодник.

М.: Межгосударственный статистический комитет СНГ, 2004.

Конъюнктурные опросы, проводимые ИЭПП, показали, что оценки достаточных для удовлетворения ожидаемого спроса производственных мощностей на период 1998–2001 гг. изменились. Нехватка оборудования и квалифицированных кадров все чаще становилась серьезной преградой для подъема производства.

Падение темпов роста, после того как они достигают пиковых значений и в хозяйственный оборот вовлекаются наиболее доступные ресурсы, порождает экономико-политические дебаты о причинах замедления роста и о путях повышения его темпов. Поскольку источники восстановительного роста исчерпаны, встает новая проблема: как обеспечить экономическое развитие за пределами восстановительного периода, ориентируясь уже не на вовлечение старых производственных мощностей, а на создание новых, на обновление основных фондов27, привлечение новой квалифицированной рабочей силы. Все это возможно только при эффективном действии рыночных, экономических стимулов.

Об ограниченной роли новых инвестиций в процессе восстановительного роста во время постсоциалистического перехода см.: Wolf H.C. Transition Strategies: Choices and Outcomes. New York: Stern Business School, 1997. О специфике восстановительного роста, при котором увеличение инвестиций не является локомотивом роста, а следует за ним см.: De Melo M., Denizer C., Gelb A. From Plan to Market: Patterns of Transition // Blejer M.I., Skreb M. (eds.).

Macroeconomic Stabilization in Transition Economies. Cambridge: Cambridge University Press, 1997.

P. 17–72; Havrylyshyn O., Wolf T. Growth in Transition Countries. 1991—1998. The Main Lessons.

Paper Presented at the Conference «A Decade of Transition», International Monetary Fund.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.