WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Сам по себе рост прямого участия государства в экономике или стабильная значительная доля последнего не являются чем-то экстраординарным, тем более в условиях кризиса. По имеющимся оценкам, к концу 2008 г. в рамках мер антикризисной поддержки в разных странах было израсходовано около 1,4 трлн долл. на докапитализацию компаний и около 880 млрд - на приобретение новых активов. Но среди ведущих стран мира крупные прямые покупки частных активов делали только США (663 млрд долл.) и Норвегия (51 млрд долл.). Великобритания, Франция, Италия, Германия, Нидерланды и Япония осуществляли докапитализацию без прямого приобретения активов22.

Финансовый кризис уже привел к возникновению если не противоречия в строгом смысле слова, то к весьма двойственной ситуации.

13  С одной стороны, именно кризисные явления позволили осознать количественные пределы прямого расширения государственного сектора. Проблемы управляемости разросшегося государственного сектора во всех аспектах, видимо, осознаются и в правительстве. Об этом, возможно, свидетельствует постепенный отказ государства уже в ходе кризиса от прямых методов поддержки, основанных на вхождении государства в капитал проблемных частных компаний и банков. Более того, возможность запуска новой "большой приватизации" вновь становится одним из обсуждаемых вариантов именно в ситуации кризиса, а не инвестиционного экономического роста.

С другой стороны, нет оснований говорить об отходе от дирижистских принципов, ибо приостановка прямой "антикризисной" экспансии замещается усилением косвенного контроля через узкий круг имеющих государственную поддержку банков, формирование привилегированных списков "значимых" предприятий, повышение имущественной активности госкорпораций и госхолдингов, неизбежную (хотя и не столь интенсивную, как предполагалось ранее) национализацию проблемных активов в "жестких" или "мягких" ее вариантах.

Как отмечалось выше, государство рассматривает возможность консолидации активов связи на базе ВЭБа23, объединения под крылом "Рособоронэкспорта" авиаперевозчиков в компании "Росавиа"24, создания госкорпорации "Российское финансовое агентство" (РФА). В управление последней предполагалось передать от Центробанка средства Фонда национального благосостояния и Резервного фонда, от ВЭБа – пенсионные накопления, а также внешний и внутренний долг страны25. Принято решение о создании "Автодора" – общенационального оператора дорожной сети, а "Ростехнологии" начинают освоение фармацевтического рынка.

Наиболее актуальны в связи с этим качественные оценки стратегии, целей (мотивов) и долгосрочных последствий (издержек) данного процесса. В первую очередь речь идет об экономической эффективности созданных в последние годы новых конгломеративных структур и госкорпораций.

Новая "большая приватизация" К середине 2008 г. началось замедление приватизационного процесса. Крупные сделки в этой сфере не были типичны и в предыдущие годы (хотя и по другим причинам). Однако финансовые проблемы потенциальных покупателей, как и нежелание государства реализовывать те или иные активы за бесценок в условиях кризиса, вызвали спад приватизации также средних и мелких объектов. Осенью 2008 г., в частности, было приостановлено использование таких методов приватизации, которые позволяют сбивать цену на объекты, априори имеющие минимальный спрос. Аналогичная ситуация, по всей видимости, касается возобновляемых доходов от использования государственной собственности (приостановка выплат дивидендов компаниями с государственным участием, выкуп земли и др.).

По официальным данным Росимущества, в середине января 2009 г. в реестре федерального имущества числилось 1 293 788 объектов недвижимого и движимого имущества (в том числе свыше 1,1 млн объектов учета, принадлежащих правообладателям на соответствующем вещном праве, и около 107 тыс. объектов государственной казны). В реестре были также учтены около 3600 пакетов акций, принадлежащих Российской Федерации, и почти 67 тыс. земельных участков. В ее собственности по-прежнему остается около 5700 ФГУП. План на 2008 год предусматривал продажу пакетов акций или государственных долей в 404 акционерных обществах и приватизацию (акционирование) 14  440 ФГУП; план на 2009 год (сентябрь 2008 г.) – 291 и 235 соответственно. При этом поступления в бюджет доходов от приватизации федерального имущества в 2008–2010 гг.

ожидались в размере 12 млрд руб. ежегодно.

По некоторым оценкам, ряд новаций в сфере управления государственным сектором, которые обсуждались или начали реализовываться в 2008 г., могли стать прелюдией к новому этапу "большой приватизации". Здесь надо назвать в первую очередь внедрение с лета 2008 г. независимых директоров в крупные смешанные компании (то есть имиджевая предпосылка повышения качества корпоративного управления перед публичным размещением акций), возможность увеличения срока приватизации с 1 до 3 лет (что позволяет пройти весь цикл подготовки к продаже того или иного пакета акций), потенциальную корпоратизацию (в подлинном смысле слова) созданных в 2007–2008 гг.

госкорпораций.

Даже на уровне официальных комментариев планы новых крупных продаж осторожно выносят за пределы 2010 г. Вполне реалистичные прогнозы длительности кризисных явлений в российской экономике (минимум в 2009–2010 гг.), по всей видимости, затянут решение этого вопроса (при учете только экономических факторов, то есть вне идеологии госэкспансии). Но уже сегодня достаточно очевидны два крайних сценария.

Первый сценарий связан с вынужденным возвратом к использованию приватизационных инструментов для финансирования бюджетного дефицита (как это было в 1990-е годы), невзирая на низкую стоимость продаваемых активов. Реализация такого сценария возможна на пике кризиса при низких ценах на нефть, истощении финансовых (золотовалютных) резервов и увеличении бюджетного дефицита. По сути, речь идет о распродаже части активов государства по бросовым ценам, при этом внутренние мотивы можно классифицировать в широких пределах – от кратковременного (в силу невозобновляемости источника) обеспечения взятых ранее социальных обязательств перед населением до "закрытого" размещения приватизируемых за бесценок активов среди узкого круга субъектов. Вполне реально и их сочетание, однако в первом случае можно говорить об ошибочной экономической политике, во втором – о дальнейшей консервации модели "приватизация прибылей, национализация убытков".

Второй сценарий более оптимистичный, он базируется на предпосылках "мягкого" выхода из кризиса после 2010 г., постепенном восстановлении капитализации фондового рынка (стоимости активов) и начале штучных продаж на волне экономического подъема. При этом "большая приватизация" должна быть ориентирована не на решение бюджетных проблем, а на задачи количественной оптимизации госсектора и отказа государства от несвойственных функций управления хозяйствующими субъектами, как это было в 2000– 2007 гг.

Возможен и альтернативный указанным сценариям вариант – дальнейшее количественное расширение госсектора (прямое и косвенное) в рамках антикризисных мер дирижистского характера, с последующей бессрочной консервацией в государственной собственности полученных объектов. С учетом рассмотренных выше антикризисных мер можно тем не менее предположить, что доминирующими становятся косвенные меры, что допускает реализацию того или иного приватизационного сценария.

Некоторые перспективы правового регулирования рынка Эффективное государственно-правовое регулирование сферы слияний и поглощений, реорганизации, обращения акций, совершения крупных сделок и решения других 15  вопросов, касающихся приобретения и сохранения контроля над активами акционерных обществ, важно для любой экономики. Эти сферы корпоративного управления в значительной мере определяют предпринимательский климат в стране, от которого напрямую зависят и рост инвестиций, и доверие к государству.

Возможность проведения слияний и поглощений возникла с появлением открытых акционерных обществ, то есть с начала 1990-х годов. Законом РСФСР N 948-1 от 22.03.1991 г. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" была введена норма об обязательном согласовании с Антимонопольным комитетом сделок по слиянию и присоединению акционерных обществ. Становление системы правовых норм, регулирующих корпоративные отношения, началось с января 1995 г. после вступления в силу первой части Гражданского кодекса РФ, содержавшего общие нормы реорганизации юридических лиц, открытых акционерных обществ, выпуска и обращения акций. Правовое регулирование слияний и поглощений было дополнено принятием федерального закона "Об акционерных обществах", вступившего в силу 1 января 1996 г.

В 1991–2008 гг. получили законодательное закрепление: основные положения о реорганизации обществ; механизмы приобретения крупных пакетов акций; способы и механизмы антимонопольного контроля сделок по слияниям и поглощениям; система специальных норм о слияниях и поглощениях обществ с государственным участием, финансовых организаций, стратегических предприятий, естественных монополий;

некоторые механизмы защиты интересов миноритарных акционеров (добровольный и обязательный выкупы акций, косвенные иски).

Однако созданные механизмы недостаточно эффективны. Так, механизм реорганизации компаний фактически не выполняет свою функцию на рынке слияний и поглощений из-за уязвимости компании в период реорганизации и усиления угрозы потери контроля, высокой формализации процедуры, лишающей реорганизацию экономической целесообразности, особенно в условиях быстро меняющейся рыночной конъюнктуры, длительности сроков реорганизации.

Введенные в 2006 г. механизмы приобретения крупным акционером акций в порядке обязательного предложения и принудительного выкупа стали шагом вперед в регулировании взаимоотношений крупных и мелких акционеров. Но их реализация тормозится правовыми недостатками принятых норм определения цены и отсутствием надлежащих условий для их эффективной реализации.

Полномочия ФСФР в сфере контроля принудительного выкупа нередко сводятся к проверке формального соответствия действий контролирующего акционера. При отсутствии однозначно определенных в законе полномочий по оспариванию оценки и признанию недействительным заключения оценщика такой административный контроль не способен дать положительный эффект. Правовые нормы, регламентирующие полномочия этого органа оспаривать оценки выкупаемых акций, должны быть расширены, а финансирование – предусматривать средства, достаточные и необходимые для проведения альтернативной оценки.

В числе факторов нецивилизованного (в том числе криминального) функционирования российского рынка слияний и поглощений следует назвать неэффективную систему привлечения к ответственности судей арбитражных судов и судов общей юрисдикции, а также исполнительное производство. Привлечь судей к уголовной ответственности за нарушение правовых норм, влекущих причинение значительного ущерба участникам 16  корпоративных конфликтов, достаточно сложно. Судебная система в России традиционно выполняет, помимо основной функции отправления правосудия, негласную защиту государственных интересов или интересов, представленных таковыми по значимым делам. Можно лишь определить направления корректировки ситуации:

разработка системы мер по снижению зависимости судов от исполнительной власти;

изменение системы распределения дел в судах, чтобы оно не зависело от усмотрения председателя суда, с одной стороны, и исключало возможность контактов участников процесса с судьей до рассмотрения дела – с другой;

анализ причин неэффективности уголовно-правовых норм в сфере преступлений против правосудия, низкой эффективности механизма привлечения судей к уголовной ответственности;

разработка эффективного механизма привлечения судей к ответственности, предусматривающего четкое разграничение судебной ошибки и умышленного нарушения правовых норм;

развитие системы привлечения к ответственности приставов-исполнителей за нарушение норм ФЗ "Об исполнительном производстве";

развитие системы арбитражно-процессуальных норм в части обеспечения исков (механизмы контроля обоснованности и законности требований заявителя по иску, критерии для вынесения судом обоснованного решения об обеспечении иска, адекватные средства реагирования предполагаемого должника на принятые меры по обеспечению иска, в том числе на незаконные и необоснованные);

обеспечение определенности прав эмитента и реестродержателя в отношении реестра акционеров, создание эффективных механизмов контроля эмитентом, отвечающим за ведение реестра, за реестродержателя.

Отсутствие реальной конкуренции во многих отраслях экономики и ограниченные возможности ФАС влиять на деятельность наиболее крупных российских компаний и госкорпораций, в том числе в сфере слияний и поглощений, осложняют ситуацию в целом. За пределами антимонопольного контроля нередко находятся сделки слияний и поглощений, осуществляемые в оффшорах. При отсутствии качественных улучшений в сфере конкуренции развитие антимонопольного законодательства ориентировано на снижение уровня антимонопольного контроля сделок слияний и поглощений, предоставление государственных и муниципальных преференций.

Среди других направлений регулирования и развития правовой базы рынка, которые могут снизить масштабы корпоративных захватов и содействовать дальнейшему развитию цивилизованных механизмов слияний и поглощений, обеспечению защиты прав акционеров, можно назвать следующие:

разработка комплекса мер по противодействию вовлечению реестродержателей в корпоративные конфликты;

создание единой государственной системы учета прав на бездокументарные ценные бумаги;

системное изменение подхода к принятию решений об обеспечении исков и регламентации механизма принятия предварительных обеспечительных мер;

развитие (доведение до возможности "автоматической" или заявительной трансформации) механизмов преобразования акционерных обществ, не являющихся открытыми по сути, в общества с ограниченной ответственностью;

законодательное закрепление обязанности определять цену выкупаемых на основании добровольного предложения ценных бумаг по рыночной стоимости;

17  меры по дальнейшему развитию института оценки, направленные на снижение рисков получить неадекватную компенсацию при продаже акций компаний, которые не торгуются на бирже;

введение в федеральное законодательство дополнительных норм корпоративного поведения менеджмента при слияниях и поглощениях, раскрытия информации и др.;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.