WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Из таблицы 9 можно заметить, что для первых 10 банков по величине активов (на 1 октября 2007 года) увеличение ставок на рынке МБК практически не оказывает влияния на объем выданных кредитов. Скорее всего, эти банки могут воспользоваться альтернативными способами привлечения средств (например, выпуск облигаций или получение кредитов ЦБР), которые менее доступны малым банкам. Для банков, занимающих места с 11 по 50 по величине активов, повышение процентных ставок на рынке МБК уже гораздо более болезненно: рост ставки процента в реальном выражении на 1 п.п. приводит к сокращению темпа прироста кредитного портфеля на 0,1 п.п. При этом влияние роста стоимости заимствований на остальные банки практически такое же: увеличение реальной ставки процента на 1 п.п. вызывает уменьшение темпа прироста кредитов, выданных ими нефинансовому сектору, на 0,п.п. Что касается кредитов юридическим лицам, то темпы их снижения по мере роста процентных ставок также быстро растут при уменьшении размера банков.

Реакция банков на рост процентных ставок очень быстро возрастает по мере снижения размера банка. Данная ситуация объясняется высокой концентрацией российской банковской системы, в которой на долю Сбербанка России приходится 26% активов, а на долю 10 крупнейших банков – 54% активов.

Достаточность капитала также существенно влияет на реакцию российских коммерческих банков на ситуацию на рынке МБК. Первые 700 банков по величине достаточности капитала при увеличении реальной процентной ставки на рынке МБК на 1 п.п. практически не снижают темпы кредитования нефинансового сектора, а темпы прироста кредитования юридических лиц уменьшаются на 0,09 п.п. В то же время, на наш взгляд, результаты данной группы не следует считать показательными, так как средняя достаточность капитала по указанным 700 банкам составляет 27% при нормальном значении 12 – 13%. Такая ситуация опять же объясняется тем, что большая часть российских банков занимаются не классическим банковским бизнесом, а используются для реализации схем минимизации налогообложения.

Однако результаты двух других групп банков все же позволяют говорить о наличии канала банковского кредитования. В частности, банки, занявшие места с по 900 по величине достаточности капитала, при увеличении процентной ставки на рынке МБК в реальном выражении на 1 п.п. снижают темп прироста кредитов, выданных нефинансовому сектору, на 0,07 п.п., а юридическим лицам – на 0,17 п.п.

При этом для остальных банков соответствующие коэффициенты равняются 0,08 и 0,19.

Таким образом, наш анализ позволил подтвердить функционирование в РФ канала банковского кредитования. Увеличение процентных ставок на рынке МБК приводит к снижению темпов прироста кредитования нефинансового сектора (прежде всего, юридических лиц), причем данное снижение оказывается тем более существенным, чем меньше размер и достаточность капитала кредитной организации.

Заключение В данной работе были изучены основные подходы к анализу механизмов денежной трансмиссии, а также проведено исследование работающих трансмиссионных механизмов в посткризисный период в России (1999 – 2007 гг.).

Исследование проводилось как с помощью построения векторных авторегрессий, так и с применением микроэкономических данных по балансам коммерческих банков РФ.

Представленное исследование содержит комплексный анализ работающих механизмов денежной трансмиссии. При этом можно сделать следующие выводы.

Наиболее распространенными подходами к анализу трансмиссионных механизмов являются дескриптивный подход, метод векторных авторегрессий, а также использование данных индивидуальных банковских балансов для оценки эффективности канала банковского кредитования. При этом дескриптивный подход представляется нам слишком субъективным, причем фактически он представляет собой упрощенную версию эконометрических подходов.

Проведенный анализ взаимосвязи денег, цен и выпуска в экономике России позволяет сделать вывод о том, что шоки денежного предложения не оказывали прямого влияния на динамику выпуска на рассматриваемом периоде времени. На наш взгляд, данный вывод объясняется особенностями и быстротечностью процессов в реальном секторе экономики на протяжении рассматриваемого периода времени. В нашем случае все данные приходятся, фактически, на один цикл экономической конъюнктуры, т.е. мы проводим анализ взаимодействия денег и выпуска внутри одного среднесрочного экономического цикла. Кроме того, на динамику выпуска накладывался восстановительный рост после кризиса 1998 г., все влияние которого не может быть учтено включенными в модель экзогенными переменными. Так, наши оценки также показали, что ценовые шоки в течение полугода оказывают некоторое влияние на динамику выпуска. Однако данное влияние не носит какого-либо однонаправленного характера, а изменение выпуска имеет колебательный характер. По всей видимости, данный результат отражает адаптацию экономики в случае ценовых шоков.

Мы получили отрицательные результаты для всех каналов денежной трансмиссии на основе графиков импульсных функций отклика. Однако анализ статистических качеств уравнения выпуска в моделях позволяет выделить три возможных работающих канала трансмиссии: канал непредвиденного роста уровня цен, канал банковского кредитования и канала богатства домохозяйств. На наш взгляд, такие результаты вполне согласуются с общими представлениями о характере взаимодействия реального и финансового секторов в экономике России.

В частности, канал непредвиденного роста уровня цен объясняется наличием выявленной ранее реакцией выпуска на ценовые шоки. Роль канала банковского кредитования также нельзя отрицать на основе наблюдений в 1999 – 2007 гг., когда рост общего объема ликвидности в экономике привел к увеличению активов банковской системы, что в конечном итоге положительно сказалось на объемах кредитования реального сектора экономики. Существование канала богатства домохозяйств можно объяснить бурным ростом доходов населения в последние годы, который привел к значительному увеличению потребительского спроса, ставшего одним из ведущих факторов экономического роста.

Заметим, что наши результаты аналогичны выводам, полученным в предыдущем исследовании на тему изучению механизмов денежной трансмиссии в в 1992 – гг46. Как и в более ранней работе, мы не обнаружили статистически значимых работающих каналов денежной трансмиссии в российской экономике в 1999 – 2007 гг.

Данный результат, по всей видимости, отражает недостаточность инструментов денежно-кредитной политики ЦБ РФ, и следовательно, слабое ее влияние на реальный сектор экономики РФ. Основным фактором экономического роста в последние годы были высокие цены на энергоносители, вследствие которых основным каналом формирования денежного предложения в России стала покупка Банком России валюты.

В таких условиях говорить о целенаправленной и самостоятельной денежно-кредитной политике представляется неоправданным.

Так как одним из возможных работающих каналов денежной трансмиссии в – 2007 гг. стал канал банковского кредитования, мы провели дополнительную проверку его функционирования с помощью панельного анализа на данных по балансам коммерческих банков РФ. Увеличение процентных ставок на рынке МБК приводит к снижению темпов прироста кредитования нефинансового сектора (прежде всего, юридических лиц), причем данное снижение оказывается тем более существенным, чем меньше размер и достаточность капитала кредитной организации.

В целом проведенное исследование отражает, на наш взгляд, фактическую экзогенность денежно-кредитной политики РФ, которая определялась на протяжении рассматриваемого периода времени необходимости ЦБ РФ скупать поступающую в страну валюту, наращивая тем самым предложение денег. При этом денежно-кредитная политика практически не ориентировалась на нужды реального сектора экономики, что подтверждают полученные нами результаты о высокой вероятности отсутствия работающих каналов денежной трансмиссии в РФ. В то же время по сравнению с предыдущим исследованием данной проблемы экспертами ИЭПП ситуация несколько улучшилась, так как большую роль стали играть канал банковского кредитования и канал богатства домохозяйств, что отражает возросшую роль банковской системы в финансировании реального сектора и формировании потребительского спроса.

На наш взгляд, дальнейшими направлениями исследований денежно-кредитной политики Банка России может стать выявление фактических целей российских органов денежно-кредитного регулирования, а также анализ роли российской банковской системы в стимулировании экономического роста за счет предоставления кредитных ресурсов небанковскому сектору экономики.

См. Дробышевский С., Козловская А. (2002) «Внутренние аспекты денежно-кредитной политики России», Научные труды ИЭПП № 45P.

Литература 1. Дробышевский С., Козловская А. (2002) «Внутренние аспекты денежнокредитной политики России», Научные труды ИЭПП № 45P.

2. Моисеев С.Р. (2002) Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики // Финансы и кредит, №18, с. 38 – 51.

3. Abradu-Otoo P., B. Amoah, M. Bawumia (2003): “An Investigation of the Transmission Mechanism of Monetary Policy in Ghana: A Structural Vector Error Correction Analysis”, Bank of Ghana, Working Paper 2003/02.

4. Alfaro R., H. Franken, C. Garcia, A. Jara (2004): “The Bank Lending Channel and the Monetary Transmission Mechanism: The Case of Chile”, Central Bank of Chile, Working Paper No. 223/ August 2003.

http://www.bcentral.cl/esp/estpub/estudios/dtbc/pdf/dtbc223.pdf 5. Altavilla C. (2000): “Measuring Monetary Policy Asymmetries Across EMU Countries”, Working Group International Economics, Center for Economic Studies, Working Paper CES DPS 00.22/ May 2000.

6. Antohi D., I. Udrea, H. Braun (2003): “Monetary Policy Transmission in Romania”, National Bank of Romania, Occasional Paper No. 3/ March 2003.

7. Arnotov K., J. Hurnik (2005): “The Monetary Transmission Mechanism in the Czech Republic (evidence from VAR analysis)”, Czech National Bank, Working Paper No. 4.

8. Babich V. (2001): “Monetary Transmission in Latvia”, Baltic Economic Trends, 2001:2, pp. 16-28.

9. Bernanke B. S., A. S. Blinder (1992): “The Federal Funds Rate and the Channels of Monetary Transmission”, American Economic Review, Vol. 82, No. 4, pp. 901-921.

10. Bernanke B. S., J. Boivin, P. Eliasz (2004): “Measuring the Effects of Monetary Policy: A Factor-Augmented Vector Autoregressive (FAVAR) Approach”, National Bureau of Economic Research, Working Paper 10220/ January 2004.

11. Bernanke, B. S., M. Gertler (1995): “Inside the Black Box: The Credit Channel of Monetary Policy Transmission”, Journal of Economic Perspectives, Vol. 9, No. 4/ Autumn 1995, pp. 27-48.

12. Bernanke, B. S., I. Mihov (1998): “Measuring Monetary Policy”, The Quarterly Journal of Economics, Vol. 113, No. 3, August 1998, pp. 869-902.

13. Besimi F., G. Pugh, N. Adnett (2006): “The monetary transmission mechanism in Macedonia: implications for monetary policy”, Institute For Environment & Sustainability Research, Centre for Research on Emerging Economies, IESR Working Paper 02-2006.

14. Bogeti., Z. Mladenovi (2006): “Inflation and the Monetary Transmission Mechanism in Belarus, 1996-2001”, International Research Journal of Finance and Economics, Issue 1, January 2006. www.eurojournals.com/IRJFE1%201%20Bogetic.pdf 15. Boschen, J., Mills, L. (1995): “The Effects of Countercyclical Policy on Money and Interest Rates: An Evaluation of vidence from FOMC Documents.” Working Paper No. 91-20, Federal Reserve Bank of Philadelphia, 1995.

16. Brissimis S. N., N. S. Magginas (2006): “Forward-looking information in VAR models and the price puzzle”, Journal of Monetary Economics, Vol. 53, Issue 6, pp.

1225-1234.

17. Canova F., M. Ciccarelli (2006): “Estimating Multi-Country VAR Models”, European Central Bank, Working Paper NO. 603/ April 2006.

18. Cassola N., C. Morana (2002): “Monetary Policy And The Stock Market In The Euro Area”, European Central Bank, Working Paper NO. 119/ January 2002.

19. Christiano L. J., M. Eichenbaum, Ch. L. Evans (1998): "Monetary policy shocks:

what have we learned and to what end", National Bureau of Economic Research, NBER Working Paper 6400/ February 1998.

20. Coricelli F., B. gert, R. MacDonald (2006): “Monetary transmission mechanism in Central and Eastern Europe: Gliding on a wind of change”, BOFIT Discussion Papers No. 8/2006. http://www.bof.fi/bofit/fin/6dp/06abs/06pdf/dp0806.pdf 21. De Fiore F. (1998): “The Transmission of Monetary Policy in Israel”, International Monetary Fund, IMF Working Paper No. 114/ August 1998.

22. Ehrmann M., L. Cambacorta, J. Martinez-Pages, P. Sevestre, A. Worms (2001):

“Financial systems and the role of banks in monetary policy transmission in the euro aera”, European Central Bank, Working Paper NO. 105/ December 2001.

23. Elbourne A., J. de Haan (2006): “Financial structure and monetary policy transmission in transition countries”, Journal of Comparative Economics, Vol.34, Issue 1, pp. 1-23.

24. Gaiotti E., A. Generale (2001): “Does Monetary Policy Have Asymmetric Effects A Look At The Investment Decisions Of Italian Firms”, European Central Bank, Working Paper NO. 110/ December 2001.

25. Gaiotti E., A. Secchi (2004): “Is There a Cost Channel of Monetary Policy Transmission An Investigation into the Pricing Behavior of 2,000 Firms”, EconWPA, Macroeconomics, Paper No. 0412010.

http://129.3.20.41/eps/mac/papers/0412/0412010.pdf 26. Gambacorta L. (2001): “Bank-specific characteristics and monetary policy transmission: the case of italy”, European Central Bank, Working Paper NO. 103/ December 2001.

27. Ganev G., K. Molnar, K. Rybiski, P. Woniak (2002): “Transmission Mechanism Of Monetary Policy In Central And Eastern Europe”, Center for Social and Economic Research, Case Reports NO. 52/2002.

28. Garbuza Yuriy (2003): “The Transmission Mechanism Of Monetary Policy:

Investigating The Exchange Rate Channel For Central And Eastern European Countries”, National University of “Kyiv – Mohyla Academy”, MA thesis.

29. Gaytan Gonzales A., Gonzales-Garcia J. R. (2006): “Structural Changes in the Transmission Mechanism of Monetary Policy in Mexico: A Non-linear VAR Approach”, Banco de Mxico, Direccin General de Investigacin Econmica, Working Paper 2006-06.

www.banxico.org.mx/eInfoFinanciera/DoctosBM/%7B91E88DD9-EC0D-49FA8DB5-8B212D0B3781%7D.pdf 30. Golodniuk I. (2006): “Evidence on the bank-lending channel in Ukraine”, Research in International Business and Finance, Vol. 20, Issue 2, pp. 180-199.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.