WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 41 |

Во-вторых, важно понять, следствием каких преимуществ, в том числе и налогового характера, является распространенность финансового лизинга в мировой практике финансирования инвестиций, являются ли выгодными участникам сделки эти операции независимо от наличия льгот, а также существуют ли какие-то особенности лизингового договора, позволяющие уменьшить совокупные налоговые обязательства сторон сделки даже в отсутствие специальных льгот для лизинга.

В-третьих, могут ли какие-либо положения отечественного законодательства дискриминировать финансовый лизинг по сравнению с другими видами финансирования и что можно сделать для устранения препятствий, если они есть.

В-четвертых, нет ли таких положений законодательства, которые могут содействовать уклонению от уплаты налогов – легальному или нелегальному.

Финансовый лизинг в качестве инструмента инвестиций, действительно, при определенных обстоятельствах обладает некоторыми преимуществами экономического характера. Если сравнивать финансовый лизинг с кредитованием инвестиций под залог имущества, то издержки финансирования капитала могут быть ниже при применении договора лизинга за счет снижения риска для финансирующей стороны. Так, в случае банкротства лизингополучателя имущество, используемое лизингополучателем по договору лизинга, не включается в конкурсную массу, поэтому для лизингодателя снижаются издержки, связанные с риском банкротства должника. В этом случае сторона, финансирующая инвестиции (в экономическом, а не в юридическом смысле), т.е. лизингодатель, имеет возможность установить плату за предоставление средств более низкую, чем при кредитовании под залог имущества. Но в этом случае основные риски перемещаются на лизингополучателя, пользователя имущества, что существенно отличает финансовый лизинг от обычной аренды. Вообще говоря, финансовый лизинг предполагает, что выбор актива, являющегося предметом лизинга, а также поставщика (производителя) этого актива осуществляется лизингополучателем.

Однако возможна ситуация, когда лизинговые компании создаются специально для внедрения какого-либо оборудования, производимого конкретной фирмой. В этом случае лизинговая компания связана с производителем и, следовательно, располагает большей информацией о характеристиках оборудования, чем лицо, которое намеревается его использовать. Обычный договор лизинга не предусматривает возможности расторжения одной из сторон, но нельзя исключить, что данный случай может быть предусмотрен контрактом. Но это не является типичным для финансового лизинга.

Нетрудно видеть, что указанные преимущества лизинга в первую очередь обеспечивают выгоды участникам лизингового договора, поэтому предоставление дополнительных льгот только на основании этих преимуществ не является оправданным.

Стороны лизингового договора в зависимости от налогового законодательства стран, резидентами которых они являются, могут иметь также выгоды налогового характера.

В связи с этим целесообразно подчеркнуть, что с точки зрения экономических последствий договор финансового лизинга эквивалентен продаже актива в кредит. Однако при этом лизингодатель юридически остается собственником актива, т.е. если законом не предусмотрена иная квалификация таких сделок, юридически сделка имеет характер аренды.

В связи с этим в мировой практике порядок налогообложения финансового лизинга может принимать следующие формы:

лизинговая сделка рассматривается как аренда (оперативный лизинг);

налоговые последствия лизинговой сделки определяются судом в зависимости от того, к какому виду договора – к продаже в кредит или оперативному лизингу – конкретная сделка ближе по экономическим последствиям;

договор финансового лизинга трактуется как продажа в кредит.

В первом случае, когда финансовый лизинг для налоговых целей трактуется как оперативный, т.е. амортизация и, возможно, другие связанные с собственностью на актив вычеты принимаются у лизингодателя, у участников договора возникают возможности налогового планирования, т.е. лизингополучатель может передавать по какимлибо причинам не используемые налоговые преимущества (в том числе и льготы, если они есть) лизингодателю. Например, если предприниматель намеревается инвестировать в создание нового для него производства, т.е. фактически создает целый завод, то можно с большой вероятностью ожидать, что первое время он не будет иметь прибыли. Таким образом, разрешенный вычет амортизации, а также процентных платежей, если он финансирует свои инвестиции из заемных средств, не может быть использован для уменьшения налоговых обязательств по налогу на прибыль, по крайней мере, немедленно. По прошествии ряда лет эти выгоды обесцениваются. При заключении сделки финансового лизинга взамен кредитования под залог возникает дополнительное преимущество участников - снижение их суммарных налоговых обязательств137. В других случаях лизингополучатель может иметь налоговые льготы или быть освобожденным от уплаты налога на прибыль вообще, у него могут быть налоговые каникулы и т.д. Во всех этих случаях лизинговый договор позволяет эффективно передать налоговые преимущества от лизингополучателя лизингодателю138. При этом экономические выгоды и обязательства относятся к лизингополучателю. Это обстоятельство может дополнительно снизить издержки предоставления средств для финансирования.

Однако во всех этих случаях возникает снижение налоговых доходов бюджета по сравнению с ситуацией, когда осуществляется продажа в кредит или кредитование под залог имущества.

В связи с этим в ряде стран принят подход к лизингу с точки зрения соответствия налогового учета коммерческому. То есть если сделка по экономической сути является продажей в кредит, то она так и должна трактоваться с точки зрения налогообложения. В неко См., например: Tax Law Design and Drafting / Thuronyi V. (ed.) IMF, 1996.

Ниже приводятся примеры такого рода.

торых странах окончательное решение такого рода принимает суд, исходя из экономических последствий сделки, а не из ее юридической формы.

В других странах (например, в Канаде, Уганде, Лесото139) в налоговом законодательстве явным образом описаны характеристики сделки, которая рассматривается как продажа в кредит, при этом лизингополучатель для налоговых целей рассматривается как владелец актива, а лизингодатель – как финансирующая сторона. В этом случае возникают проблемы с определением цены актива, основной суммы предоставленного займа и величины уплачиваемых процентов. Они определяются расчетным путем.

Здесь нелишне отметить, что при международном лизинге возможно использование двойного налогового преимущества в тех случаях, когда лизингополучатель относится к юрисдикции с трактовкой финансового лизинга как продажи, а лизингодатель находится в стране, где для целей налогообложения принят подход к финансовому лизингу как к оперативному140.

Таким образом, поскольку финансовый лизинг создает преимущества прежде всего для сторон сделки, а также способствует снижению суммарных налоговых обязательств сторон, предоставление дополнительных льгот такого рода сделкам может повлечь только неоправданную дискриминацию иных методов финансирования инвестиций. Здесь можно добавить, что применение ускоренной амортизации могло бы быть отчасти экономически оправданным в случае оперативного лизинга - в этом случае возникает проблема moral hazard (морального риска, риска безответственности контрагента) в силу ненаблюдаемости действий арендатора и отсутствия у него стимула к бережному обращению с арендованным имуществом. Однако, во-первых, эта ситуация не имеет отношения к финансовому лизингу, а во-вторых, амортизация по нелинейному методу (близкому к методу убывающего остатка), предусмотренная в Налоговом кодексе, и без того предполагает списание значительной части стоимости актива в первые годы.

Там же.

Там же.

Среди положений Налогового кодекса РФ, не способствующих инвестированию при некоторых обстоятельствах, еще недавно существовало (а для применяющих упрощенный порядок налогообложения применяется до сих пор) необычное для мировой практики ограничение на перенос убытков на будущее. А именно, налоговую базу текущего периода можно было уменьшить на убытки прошлых лет только в пределах 30% прибыли текущего года141. Если предприятие не ожидает высокой прибыли в первые годы после осуществления инвестиций или если его деятельность связана с повышенными рисками (получаемые доходы или затраты могут сильно колебаться от периода к периоду), то это ограничение могло быть критичным при принятии решений о новых инвестициях: может оказаться, что ни амортизацию актива, ни процент, если источником финансирования являются заемные средства, невозможно принять к уменьшению налоговых обязательств в ближайшие годы, более того, эти вычеты могут вообще остаться неиспользованными142. Такая асимметрия налогообложения доходов приводит к увеличению предельной эффективной налоговой ставки и тем самым дестимулирует инвестиции, связанные с повышенными рисками или у предприятий с невысокой доходностью. Применение финансового лизинга (с учетом актива у лизингодателя) позволяет не только снизить предельную Обычно если перенос убытков на будущее ограничивается, то, за исключением случая слияния компаний, только по срокам, в течение которых можно принимать его к вычету из налоговой базы, причем причиной такого ограничения является не желание каким-либо образом увеличить доходы бюджета, а соображения простоты администрирования. Причем максимальные сроки переноса убытков на будущее обычно достаточно велики. Ограничения при слиянии компаний вводятся для предотвращения практики так называемой «торговли убытками».

Отметим, что в случае упрощенной системы налогообложения такое правило может быть особенно жестким, поскольку фактический вычет расходов не просто откладывается, может оказаться, что даже по истечении десятилетнего срока вычет не будет использован в номинальном выражении. Кроме того, особый порядок взимания минимального налога, который в последующие годы принимается к зачету не в счет налоговых обязательств, а вычитается из налоговой базы (т.е. в лучшем случае возмещается 15% уплаченного минимального налога), причем не должен вместе с убытками прошлых лет уменьшать текущую базу более чем на 30%, приводит к еще большей асимметрии налогообложения.

эффективную налоговую ставку, но и получить дополнительные выгоды (сторонам сделки). Однако в этом случае лизинг получает преимущества по сравнению с другими видами финансирования инвестиций. Льготы могли бы быть оправданы тем, что вводятся для компенсации некоторых издержек, связанных с налогообложением, возникающих именно при таких сделках в отличие от других. Однако в российском налоговом законодательстве нет таких положений, которые дискриминировали бы именно лизинг.

Что касается возможности выбора участниками договора стороны, которая учитывает лизинговое имущество, то это положение также приводит к выгодам сторон в ущерб обществу в целом. Например, при наличии льгот по налогу на прибыль организаций или специальных режимов для малых предприятий, в случае, когда лизинговая компания является малым предприятием (критерии признания предприятия малым, действующие в настоящее время, это во многих случаях позволяют), может быть выгодно право вычета амортизации использовать лизингополучателю. Однако отметим, что выгоды от такой формы налогового планирования существенно снижаются в силу того, что при учете лизингового имущества у лизингополучателя к вычету принимаются лизинговые платежи только в части, превышающей начисленную амортизацию. Поскольку амортизация начисляется нелинейным способом, это означает, что в первые годы будет вычитаться только амортизация, а затем – только лизинговые платежи. Такой контракт может быть выгодным в том случае, когда лизингодатель имеет льготы или облагается по ставкам ниже, чем лизингополучатель, или – в некоторых случаях – если это иностранная компания. Если же лизингополучатель, как в описанных далее примерах, не имеет налогооблагаемого дохода, не является плательщиком налога на доход или имеет существенные льготы, вычетами может пользоваться лизингодатель. Также данную возможность выбора можно использовать с большой выгодой при международных лизинговых сделках. Однако такая возможность в отсутствие требования публичного уведомления о наличии лизинго вого имущества143, кроме увеличения возможностей налогового планирования, увеличивает асимметрию информации на финансовых рынках: если нельзя определить, какая часть имущества компании на ее балансе находится в ее собственности, риски прочих (не лизингодателей) инвесторов возрастают.

2.4.2. Обзор международной практики налогообложения финансового лизингаСША Правила определения того, признается ли операция арендой (лизингом)145 для целей налогообложения, сложились на основе ряда судебных решений и постановлений Налоговой службы146. Для целей налогообложения арендой (лизингом) признается операция, известная как оперативная аренда для финансовых целей, в то время как операция, известная для финансовых целей как капитальная аренда, признается продажей в рассрочку (financed sale).

Чтобы операция признавалась арендой (лизингом), должны быть соблюдены следующие условия:

1. Арендодателем должно быть сделано минимальное безоговорочное вложение «с риском» в имущество, а именно вложение в размере не менее 20% его стоимости, и на протяжении всего срока аренды вложение арендодателя в имущество должно оставаться не менее 20% его стоимости.

2. У арендатора не должно быть возможности покупки имущества по цене ниже рыночной.

Такое требование существует в Испании. Большинство стран жестко регламентируют, у какой стороны имущество на балансе, если сделка имеет признаки финансового лизинга. Отметим, что это относится к бухгалтерскому учету, но налогообложение в таких случаях, как правило, соответствует этим же требованиям.

Данный раздел написан в соавторстве с С. Шаталовым.

В английском языке слова leasing и lease означают аренду. В русском языке слово «лизинг» применяется чаще всего как синоним словосочетания «финансовый лизинг» или «финансовая аренда» (finance lease).

Internal Revenue Service – Налоговая служба США.

3. Арендатор не может предоставлять арендодателю какой-либо заем для приобретения имущества или предоставлять гарантии по каким-либо долговым обязательствам, возникшим в связи с приобретением имущества арендодателем.

4. Наличие у арендодателя цели получения прибыли от участия в операции, а не только ухода от налогообложения.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.