WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 44 |

Налоговый кодекс Республики Молдова также содержит широкий перечень прав налоговых органов, близкий по своему содержанию к перечню прав российских налоговых органов до внесения изменений в российское налоговое законодательство в 2006 г. В частности, в Молдове право налоговых органов истребовать у плательщика документы не ограничено случаями проведения выездных проверок. Согласно ст. 145 НК Молдовы документы могут не только истребоваться, но даже изыматься у налогоплательщика «при необходимости документального подтверждения нарушения» и в «иных случаях». Из числа прав, несвойственных российским налоговым органам в настоящее время, следует также отметить право налоговых органов Молдовы создавать налоговые посты (ст. 146 НК Молдовы). Причем если в России такие посты создавались в 90-е годы только в организациях, производящих подакцизные товары, то в Молдове их создание допускается «в целях предупреждения и выявления случаев налоговых нарушений, в том числе случаев уклонения от погашения налоговых обязательств, а также в целях осуществления иных полномочий по налоговому администрированию».

Как и в действующем российском законодательстве, а также в законодательстве большинства других стран СНГ (например, в белорусском и казахстанском), налоговые органы Молдовы вправе предъявлять в суд иски о признании сделок плательщика недействительными. При этом недействительность затрагивает не только налоговые последствия, но и гражданско-правовые последствия сделок. Поскольку специальные нормы, посвященные порядку пересмотра налоговых последствий сделок, в Налоговом кодексе Молдовы отсутствуют, по отношению к ним применяются общегражданские правила недействительности.

Новый Налоговый кодекс Узбекистана, как и Налоговый кодекс Республики Кыргызстан, не содержит четкого перечня прав и обязанностей налоговых органов, их полномочия описываются в статьях, посвященных отдельным элементам налогового администрирования. Однако, поскольку процедурная составляющая полномочий налоговых органов практически не детализируется даже в этих статьях, их регламентацию нельзя признать достаточной. Характеризуя права налоговой службы Узбекистана в общем виде, можно отметить следующее. Во-первых, налоговым органам предоставлено право взыскивать недоимку со счетов налогоплательщика, а также за счет средств его дебиторов в бесспорном порядке (ст. 63, 64 НК Узбекистана). При этом, однако, взыскание за счет имущества производится через суд (ст. 65 НК Узбекистана). Еще одной особенностью Налогового кодекса Республики Узбекистан является тот факт, что налоговые органы фактически ограничены в праве истребовать у налогоплательщика первичные документы в ходе камеральных проверок. Дело в том, так называемый «камеральный контроль» исключен Налоговым кодексом Узбекистана из числа «налоговых проверок», к числу которых отнесено только несколько видов выездных (плановые, внеплановые и встречные). При этом истребование документов согласно ст. 94 НК Узбекистана может проводиться только в ходе «налоговых проверок», т.е. в процессе выездных контрольных мероприятий. Правда, при этом внеплановая выездная проверка может быть проведена налоговым органом в любой момент. Согласно ст. 86 НК Узбекистана внеплановая налоговая проверка прово дится при ликвидации юридического лица, а также при «необходимости проведения проверок, вытекающих из решений Президента Республики Узбекистан или Правительства Республики Узбекистан» и при «поступлении в орган государственной налоговой службы дополнительных сведений о фактах нарушения налогоплательщиком налогового законодательства». Таким образом, в случае недостаточности информации для осуществления камерального контроля налоговые органы Узбекистана могут прибегнуть к проведению внеплановой налоговой проверки. Интересно, что, несмотря на общую недостаточность регламентации процедур налогового администрирования, порядок вынесения решения по итогам налоговой проверки прописан в Налоговом кодексе Узбекистана достаточно четко. Вопервых, в ст. 102 НК Узбекистана указано, что налогоплательщик, представивший возражения на акт проверки, вправе присутствовать при вынесении решения по ее итогам. Во-вторых, в ст. 104 НК Узбекистана указано, что если налогоплательщик отказывается от добровольной уплаты штрафа по результатам вынесенного решения, то налоговые органы могут взыскать этот штраф только через суд. Таким образом, его права в ходе привлечения к ответственности оказываются защищенными в большей степени, чем в соседних республиках (например, в Кыргызстане).

При этом узбекское налоговое законодательство обладает и некоторыми другими особенностями. Во-первых, следует отметить, что в Узбекистане, как и в Республике Беларусь, Президент обладает широкими полномочиями по предоставлению налоговых льгот (ст. НК Узбекистана). Во-вторых, в Налоговом кодексе Узбекистана практически отсутствует регламентация вопроса о способах обеспечения налогового обязательства. В разделе 2, посвященном порядку исполнения налоговых обязательств, отсутствует четкий перечень способов обеспечения. Согласно ст. 59 НК Узбекистана «к мерам по обеспечению исполнения обязательств по уплате налогов и других обязательных платежей относится требование, направленное налогоплательщику органом государственной налоговой службы, о необходимости исполнения его обязательства и о принимаемых мерах принудительного взыскания налоговой задолженности». При этом по тексту упоминаются также пени. Арест имущества не упоминается вообще, а приостановление операций может использоваться только по решению суда или в контексте борьбы с отмыванием «грязных денег». Согласно ст. 96 НК Узбекистана «приостановление операций по счетам налогоплательщика в банках осуществляется только на основании решения суда, за исключением выявленных случаев легализации доходов, полученных от преступной деятельности, и финансирования терроризма. В случаях воспрепятствования налогоплательщиком проведению налоговой проверки или отказа в допуске должностных лиц органа государственной налоговой службы для обследования территорий, помещений, в том числе мест, используемых налогоплательщиком для извлечения доходов либо связанных с содержанием объекта налогообложения, а также непредставления налоговой отчетности орган государственной налоговой службы вправе обратиться в суд с заявлением о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банках».

Отсутствие четкой регламентации вопроса о способах обеспечения налогового обязательства, а также порядка их применения представляется одним из серьезных недостатков Налогового кодекса Узбекистана.

Определенный интерес представляет практика регламентации полномочий налоговых органов на Украине. Как было сказано выше, налоговое законодательство Украины не кодифицировано, в открытом доступе нормативные акты республики практически отсутствуют. Тем не менее анализ имеющихся источников позволил сделать вывод о том, что украинское законодательство в 2005–2007 гг.

претерпело ряд изменений, направленных на ограничение прав налоговой службы. Так, в 2005 г. был принят Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно усиления правовой защиты граждан и внедрения механизмов реализации конституционных прав граждан на предпринимательскую деятельность, личную неприкосновенность, безопасность, уважение к достоинству лица, правовую помощь, защиту)» № 2322-IV от 12 января 2005 г., которым был внесен ряд изменений в Закон Украины от 4 декабря 1990 г. № 509-XII «О государственной налоговой службе в Украине», устанавливающий права и обязанности налоговых органов. В результате большинство действий налоговых органов, носящих принудительный характер, в настоящее время требует санкции суда. Так, судебное решение требуется при изъятии подлинников документов, при взыскании штрафов, при продлении сроков выездных налоговых проверок и т.д. Хотя такой подход и направлен на защиту интересов плательщиков, в целом его нельзя назвать оптимальным, так как он существенно усложняет процесс налогового контроля и налогового администрирования, а также приводит к перегрузке судов мелкими, незначительными исками, в которых может отсутствовать даже предмет для спора. В совокупности это позволяет говорить о том, что баланс интересов налогоплательщика и государства в украинском налоговом законодательстве не достигнут.

В начале переходного периода в большинстве стран СНГ недоимки, штрафы и пени по налогам взыскивались с юридических лиц в бесспорном порядке, а с физических лиц – в судебном. За прошедшие годы во многих странах СНГ порядок взыскания недоимки, штрафов и пени с юридических лиц был усовершенствован. В настоящее время, как правило, не допускается взыскание в бесспорном порядке штрафов при отсутствии согласия налогоплательщика. В Республике Узбекистан57, а также на Украине58 штрафы, не уплаченные налогоплательщиком добровольно, могут быть взысканы только в судебном порядке, что приводит к необходимости обращаться в суд даже при взыскании незначительных по своему размеру санкций. Однако наиболее рациональный, на наш взгляд, порядок взыскания недоимки действует в тех странах, где подача жалобы приостанавливает исполнение требования и об уплате налога, и об уплате штрафа (Таджикистан, Казахстан, Кыргызстан, Беларусь). Это позволяет исключить как ограничение прав налогоплательщиков до рассмотрения спора судом, так и непроизводительные затраты ре См. выше.

См. Закон Украины от 4 декабря 1990 г. № 509-XII «О государственной налоговой службе в Украине», а также Указ Президента Украины от 23 июля 1998 г.

№ 817/98 «О некоторых мерах по дерегулированию предпринимательской деятельности».

сурсов налоговой администрации и судебной системы на ведение заведомо беспочвенных тяжб.

Как уже упоминалось выше, в ряде стран СНГ применяются некоторые механизмы взыскания налоговой задолженности, отсутствующие в налоговом законодательстве Российской Федерации. Например, в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Республике Беларусь допускается взыскание налоговой задолженности за счет сумм, причитающихся налогоплательщику от третьих лиц. Сам по себе переход к налоговым органам права требования налогоплательщика к третьему лицу является нормальной практикой и позволяет исключить возможность уклонения от уплаты налогов путем сговора между налогоплательщиком и его дебиторами, однако при том непременном условии, что такой переход не приводит к изменению объема и характера обязательства дебитора налогоплательщика.

Между тем по законодательству Казахстана и Кыргызстана такое изменение происходит, так как налоговые органы (в отличие от налогоплательщика, являющегося первоначальным кредитором по обязательству) наделены правом бесспорного взыскания долга. Аналогичная проблема существует и в налоговом законодательстве Республики Беларусь. Ст. 58 НК Республики Беларусь предусматривает право налоговых органов во внесудебном порядке взыскать недоимку с дебиторов налогоплательщика. Причем взыскание допускается производить «в отношении одного или нескольких дебиторов», а не в отношении всех дебиторов пропорционально объему их задолженности перед плательщиком. Это означает, что налоговый орган имеет возможность выбора, к кому из дебиторов предъявлять претензии, а к кому – нет. Такой подход существенно повышает риски коррупции и необъективности в процессе принятия решений налоговыми органами.

В Казахстане погашение налоговой задолженности допускается за счет принудительной дополнительной эмиссии акций налогоплательщика, которые поступают в собственность государства59. Это См. ст. 49 и 55 НК Республики Казахстан.

влечет переход управления юридическим лицом к государству в обход процедур банкротства.

В ряде стран (например, в Таджикистане, Азербайджане, Молдове) на приобретателя имущества налогоплательщика может быть возложена ответственность по его налоговым обязательствам в пределах разницы между рыночной и реализационной ценами имущества. Причем только в Молдове условием взыскания налога с приобретателя имущества является наличие между ним и налогоплательщиком отношений взаимной зависимости, которые повышают вероятность сговора с целью увода активов от налогообложения. Учитывая неопределенность механизма оценки рыночной стоимости имущества, эта норма может применяться государством для взыскания налогов практически с любых контрагентов налогоплательщика. На наш взгляд, те из описанных процедур, которые создают для государства как кредитора привилегии за счет участников гражданского оборота, нежелательны.

Стремление государства снизить негативное влияние инфляции на налоговые поступления в некоторых странах с переходной экономикой в первой половине переходного периода обусловило завышенный размер пени, который зачастую значительно превышал уровень инфляции. Однако на втором этапе налоговой реформы размер пеней постепенно снижался.

Так, в Республике Беларусь в первой половине 90-х годов на сумму просроченного налогового обязательства начислялись пени в размере 0,2% за каждый день просрочки60. В 1996 г.61 размер пени был привязан к учетной ставке Национального банка Республики Беларусь, действующей на момент взыскания средств. Одновременно с этим Правительство Республики Беларусь наделялось правом временно освобождать плательщиков от уплаты пени, а также отсрочивать их взыскание. В настоящее время согласно п. 4 ст. 52 НК Закон «О налогах и сборах, взимаемых в бюджет Республики Беларусь» от декабря 1991 г. № 1323-XII.

Закон от 20 июня 1996 г. № 447-XIII.

Республики Беларусь62 процентная ставка пеней за день просрочки принимается равной 1/360 ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь от неуплаченных сумм налога, сбора (пошлины). При этом предусмотренная ранее возможность освобождения от пеней с принятием Налогового кодекса РБ также сохранилась.

В настоящее время в большинстве стран СНГ действуют рациональные правила уплаты пени: как правило, они погашаются во вторую очередь или пропорционально с суммой основного долга, а их размер находится на уровне учетной ставки рефинансирования или чуть выше.

Определенную проблему в налоговом законодательстве ряда стран СНГ представляет отсутствие четкой регламентации вопроса о моменте, когда налоговое обязательство признается исполненным.

Встречаются варианты, когда этот вопрос либо не детализируется налоговым законодательством (Кыргызстан63, Азербайджан64, Таджикистан65), либо решается в пользу налоговых органов, а банковские риски при этом перекладываются на налогоплательщика (Молдова)66. При этом в целом ряде стран СНГ (Беларусь, Казахстан, Узбекистан) налогоплательщик освобождается об несения банковских рисков, а обязательство признается исполненным с момента переда Общая часть Налогового кодекса Республики Беларусь. Закон РБ от 4 января 2003 г. № 184-З.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.