WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 44 |

№ 118-8 утверждено Временное положение о пребывании и определении на постоянное место жительства в Ставропольском крае, согласно которому право граждан на выбор места жительства в Ставропольском крае реализуется только на возмездной основе (пункт 3); определение на постоянное место жительства в населенных пунктах Кавказских Минеральных Вод Ставропольского края возможно лишь при наличии специального разрешения, которое выдается в пределах ежегодных квот, равных 0,5% числа жителей соответствующего населенного пункта (пункт 21).

Аналогичные решения были приняты в г. Москве, Воронеже и других регионах.

Энтов Р., Золотарева А., Луговой О., Ледерман Л. Неплатежи в российской экономике и регионах.М.: СЕПРА, 2001..

числом частных предприятий. Основной задачей выпуска подобных государственных обязательств являлась реструктуризация задолженности бюджета перед бюджетополучателями. Погашение КО осуществлялось как в наличных деньгах, так и путем обмена на казначейские налоговые освобождения (КНО), дающие право предъявителю зачесть налоговые обязательства по номиналу. В 1996 г.

Минфин России начал эмитировать КНО непосредственно в качестве обеспечения финансирования некоторых федеральных расходов.

Использование КНО имело неоднозначные последствия для бюджета. Во-первых, эмитируя КНО по ставке ниже рыночной, государство фактически перекладывало бремя обслуживания части государственного долга на бюджетополучателей: получив от правительства КНО вместо наличных денег, бюджетополучатели могли немедленно их реализовать лишь по цене значительно ниже цены размещения. Второй и, пожалуй, одной из наиболее серьезных проблем, с которыми столкнулось Правительство при использовании КНО и КО, явилось их использование предприятиями, намеренно накапливавшими недоимку исключительно с целью ее дальнейшего погашения с помощью данных ценных бумаг. Модифицированные схемы взаимозачетов использовались на федеральном уровне вплоть до 1998 г., но всем им в той или иной степени были присущи описанные выше недостатки КНО и КО.

На региональном и муниципальном уровнях использование различных схем взаимозачетов и денежных суррогатов при исполнении бюджетов было еще более популярным. Наиболее распространенной формой уплаты налоговых платежей долгое время являлись векселя крупных компаний (в основном региональных отделений естественных монополистов, оказывающих коммунальные услуги бюджетным организациям), а также векселя региональных и местных администраций. Выпущенные векселя обращались между региональными и муниципальными предприятиями и местными бюджетами, которые таким образом получали часть налоговых платежей и финансировали свои расходы. Зачастую векселя номинировались не в денежных единицах, а в единицах товаров, что приводило к фактиче скому дисконтированию налоговых обязательств, проходившему к тому же на фоне высокой инфляции.

Не менее распространенной формой погашения обязательств по налоговым платежам в местные бюджеты была оплата товарами или услугами. В 90-е годы существовало большое число примеров подобной практики в разных регионах России, все они характеризовались несколькими негативными признаками. Во-первых, низкой прозрачностью такого рода операций. Во-вторых, явными потерями бюджета от дисконтирования налоговых обязательств в процессе обращения денежных суррогатов (векселей предприятий, банков, региональных и городских администраций). Реальная стоимость полученных бюджетополучателями перечислений в виде денежных суррогатов или в натуральной форме практически всегда оказывалась ниже номинальной. То же можно сказать и о фактическом исполнении бюджета. В-третьих, при использовании взаимозачетов с заранее определенной цепочкой участвующих в ней предприятий ухудшалась структура расходов бюджета, так как государственные органы фактически были вынуждены финансировать именно те статьи, бюджетополучатели по которым участвовали в цепочке взаимозачетов. В-четвертых, при использовании схем взаимозачетов создавались стимулы для накопления недоимки с целью их последующего погашения с помощью инструментов, позволяющих дисконтировать налоговые обязательства. И, наконец, в-пятых, нарушалась прозрачность механизма финансирования расходов бюджета, усиливающая коррупцию.

Таким образом, отсутствие формального запрета на неденежное погашение налоговых обязательств и использование взаимозачетов значительно способствовали развитию налогового кризиса середины девяностых годов.

С 1999 г. в связи со вступлением в силу первой части Налогового кодекса, в которой налог был определен как денежное обязательство, проведение неденежных зачетов было прекращено.

Использование денежных форм зачетов также значительно сократилось в связи с началом экономического роста и появлением у налогоплательщиков оборотных средств, а также в связи с принятием Бюджетного кодекса, согласно которому (ст. 235) финансирование расходов путем зачета денежных средств допускалось только при наличии встречных обязательств между бюджетом и получателем бюджетных средств (при наличии задолженности получателя бюджетных средств по платежам в бюджет). Это существенно ограничило возможности для проведения многосторонних зачетов, при которых налоговая задолженность зачитывалась налогоплательщикам – поставщикам бюджетных учреждений в счет кредиторской задолженности последних. Недостатком многосторонней зачетной схемы было то, что она создавала стимулы к накоплению несанкционированной или просто фиктивной кредиторской задолженности бюджетных учреждений перед поставщиками товаров, работ и услуг, которая погашалась путем освобождения последних от их реальных налоговых обязательств.

Впоследствии в 2000 г. были запрещены и прямые зачеты налоговой задолженности получателя бюджетных средств в счет обязательств бюджета по финансированию расходов19, а с 1 января 2008 г.

ст. 235 БК РФ утратила силу ввиду принятия Федерального закона от 26 апреля 2007 г. № 63-ФЗ, в связи с чем зачеты встречных обязательств полностью прекратили свое существование.

Еще одна проблема, которая была порождена недостатками определения налога и сбора, содержавшегося в Законе «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», и состояла в том, что многие фискальные по своей природе платежи вводились в действие актами исполнительной власти в обход налогового законодательства, была снята Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 ноября 1997 г. № 16-П20. В этом постановлении были впервые сформулированы признаки, при наличии которых тот или иной платеж должен подпадать под конституционное понятие Согласно поправкам, внесенным Федеральным законом от 5 августа 2000 г.

№ 116-ФЗ в ст. 235 БК РФ, ее положения «не распространяются на зачет налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет в соответствии с Налоговым кодексом и иными законодательными актами Российской Федерации о налогах и сборах».

Постановление КС РФ «По делу о проверке конституционности статьи 11.1 Закона Российской Федерации от 1 апреля 1993 г. «О государственной границе Российской Федерации» в редакции от 19 июля 1997 г.».

«федеральные налоги и сборы», установление которых в соответствии со ст. 71 (п. «з») и 57 Конституции Российской Федерации относится к полномочиям федерального законодательного органа. Впоследствии эти признаки нашли закрепление в понятии налога, данном в первой части Налогового кодекса. Согласно ст. 8 НК РФ под налогом понимается «обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований».

Новацией по сравнению с ранее действовавшим законодательством стало также закрепление понятия сбора, под которым понимается «обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий)». Это упростило отграничение сборов от платежей нефискального характера, хотя и не решило окончательно этой проблемы ввиду отсутствия в указанном определении сбора указаний на характер «юридически значимых действий», за совершение которых они могут взиматься. На наш взгляд, от нефискального платежа сбор отличается тем, что услуги, являющиеся объектом обложения, предоставляются исключительно государственными органами (или органами местного самоуправления) и не имеют рыночной стоимости, а потому размер сбора не имеет строгой привязки к расходам государства на оказание соответствующих услуг и зачастую предназначен для покрытия других расходов государства.

После 1999 г. судам также приходилось рассматривать дела, связанные с необходимостью определения статуса того или иного платежа в качестве «сбора» с точки зрения налогового законодательства. Однако это можно объяснить не только описанной выше нечеткостью формулировок Налогового кодекса, но и непоследовательностью позиции Конституционного Суда РФ при рассмотрении различных дел по вопросу о правомерности установления отдельных элементов платежей, имеющих фискальный характер, подзаконными нормативными актами. Ниже рассмотрены примеры подобных споров.

Так, Законом РСФСР от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды» (ст. 6)21 Правительство РФ было уполномочено устанавливать порядок определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия. Во исполнение указанного предписания Правительство РФ приняло Постановление от 28 августа 1992 г. № 632 «Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» (далее – Постановление).

Принятие данного Постановления повлекло целый ряд судебных исков, которые рассматривались как в Верховном, так и в Конституционном Судах РФ. И Верховный, и Конституционный суды сошлись во мнении, что данная плата представляет собой фискальный платеж. Верховный Суд установил, что плата за загрязнение окружающей природной среды по своей правовой природе обладает всеми признаками налога, перечисленными в ст. 8 НК РФ (обязательна, индивидуально безвозмездна, представляет собой отчуждение денежных средств плательщика для финансирования государства).

Конституционный Суд склонялся к тому, что данная плата является сбором. В своем Определении от 10 декабря 2002 г. № 284-ОКонституционный Суд указал: «Платежи за негативное воздействие на окружающую среду как необходимое условие получения юридиче Подробнее об этом см.: Научные труды № 19Р. Проблемы налоговой системы России: теория, опыт, реформа. Т. 1 и 2. М.: ИЭПП, 2000.

Определение КС РФ от 10 декабря 2002 г. № 284-О по запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности Постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» и ст. 7 Федерального закона «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

скими лицами и индивидуальными предпринимателями права осуществлять хозяйственную и иную деятельность, оказывающую негативное воздействие на окружающую среду, являются обязательными публично-правовыми платежами (в рамках финансово-правовых отношений) за осуществление государством мероприятий по охране окружающей среды и ее восстановлению от последствий хозяйственной и иной деятельности, оказывающей негативное на нее влияние в пределах установленных государством нормативов такого допустимого воздействия. Они носят индивидуально-возмездный и компенсационный характер и являются по своей правовой природе не налогом, а фискальным сбором. Общие принципы обложения таким сбором, ряд существенных его признаков, а именно плательщики, объект налогообложения – виды вредного (негативного) воздействия на окружающую природную среду, а также в общей форме налоговая база – нормативно допустимые выбросы и сбросы загрязняющих веществ, размещение отходов и т.д., а также перечень нормативов допустимого негативного воздействия на окружающую среду и их существенные характеристики определены непосредственно федеральным законом. Что же касается порядка определения платы и ее предельных размеров, то федеральный законодатель предоставил право его установления Правительству Российской Федерации. Предоставление указанного правомочия Правительству Российской Федерации не может рассматриваться как произвольное и ничем не мотивированное.» По нашему мнению, комментируемое Определение Конституционного Суда противоречит его собственной позиции, выработанной при разрешении аналогичных вопросов, ярким примером которой может служить Постановление от 11 ноября 1997 г. № 16-П по делу о проверке конституционности ст. 11.1 Закона «О государственной границе Российской Федерации» (на котором, кстати, основывал свое решение по делу о правомерности установления платы за загрязнение окружающей природной среды Верховный Суд).

В данном деле Конституционный Суд указал следующее:

«Налог или сбор может считаться законно установленным только в том случае, если законом зафиксированы существенные элементы налогового обязательства, т.е. установить налог можно только путем прямого перечисления в законе о налоге существенных элементов налогового обязательства. Наделение законодательного органа Российской Федерации конституционными полномочиями устанавливать налоги означает также обязанность самостоятельно реализовывать эти полномочия. Вместе с тем […] Правительство Российской Федерации […] вправе на основании федерального закона установить порядок взимания сбора за пограничное оформление и конкретизировать установленные законодателем нормативные положения, определяющие существенные элементы налогового обязательства».

На основании этих аргументов Конституционный Суд признал соответствующим Конституции положение Закона «О государственной границе Российской Федерации» об установлении Правительством порядка взимания сбора за пограничное оформление и не соответствующими Конституции положения того же Закона об установлении Правительством Российской Федерации размеров сбора за пограничное оформление, а также категорий владельцев транспортных средств и грузов, иных лиц, освобождаемых полностью или частично от уплаты указанного сбора.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.