WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 44 |

только о доходах, полученных самостоятельно, а также о доходах в форме дивидендов и об иных доходах (по процентным ставкам, гонорарам и т.п.), полученных от зарубежной дочерней компании. Таким образом, нераспределенные прибыли дочерней компании не включаются в налогооблагаемый доход российской материнской компании в Российской Федерации. В качестве специального исключения из данного общего правила в законодательстве многих стран существует режим «контролируемой зарубежной компании».

По данным ОЭСР, правила КИК приняты или находятся в процессе принятия в 25 странах мира133. В некоторых странах правила КИК считаются наиболее важной мерой пресечения злоупотребления транснациональными организациями юрисдикциями с низкими налогами.

Итак, общие правила о контролируемых иностранных компаниях предполагают, что, в случае когда держатели акций (материнская компания) находятся в стране, где действуют такие правила, часть нераспределенных прибылей зарубежной дочерней компании должна быть включена в налогооблагаемый доход материнской компании.

Основные характеристики законодательного режима для КИК, как правило, зависят от следующих факторов.

Критерии режима контролируемой иностранной компании Режим контролируемой иностранной компании – это такой вид режима, который выбран в отношении дочерних компаний, расположенных либо в определенных странах (в том числе с низкими налогами), либо и/или только в отношении определенных видов доходов независимо от места расположения дочернего предприятия.

http://www.oecd.org/dataoecd/55/14/37861293.pdf, http://www.oecd.org/dataoecd/49/27/37154675.pdf, См. также: Tax Co-operation Towards a Level Playing Field // Published by:

OECD Publishing, OECD, Paris, 2006, “Fee position paper on controlled foreign company legislations in the EU”. Fdration des Experts Comptables Europens. Paris, April, 2002.

Большинство стран, в том числе Франция, Германия и Великобритания, применяют принцип подсудности в том плане, что применение законодательства о КИК зависит от местоположения компании. В основе лежит принцип сопоставимости налогов, т.е. эффективная ставка налога на прибыль КИК не может быть существенно ниже ставки, применяемой в стране резидентства ее владельцев. В некоторых странах это обеспечивается путем составления официального списка стран, которые считаются «налоговыми гаванями» и к которым соответственно применяются правила КИК. Такие нормативные положения можно объяснить тем, что, по общему предположению, если компания организуется в стране с сопоставимым налоговыми ставками, то вряд ли это может быть связано с попыткой уклонения от налогов.

В некоторых (в немногих) странах – например, в США и Канаде – фактическое местоположение КИК не учитывается. По законодательству этих стран КИК может быть расположена в любой стране. Такие страны, как США, Канада, Дания и Германия, применяют «транзакционный подход», согласно которому на счет владельцев КИК относятся все доходы, подпадающие под правила КИК.

В США, правда, действие правил КИК не распространяется на доходы, «налогооблагаемые по высоким ставкам». Кроме того, в соответствии с правилами о зачете налоговых сумм, уплаченных за пределами США и Канады, суммы налоговых обязательств, уплаченных КИК, в частности, в офшорной зоне, вычитаются из налогового обязательства, подлежащего уплате в США или Канаде. Если такие выплаты были значительными, то соответственно и сумма вычета будет таковой, так что, возможно, никаких дополнительных отчислений не потребуется134. Такие положения также могут применяться в соглашениях об избежании двойного налогообложения.

Часто некоторые аспекты налогообложения могут проистекать из этих договоров. При этом национальное право по КИК будет содержать ссылки на эти договоры.

http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2006/wp06161.pdf В других странах – например, во Франции, Финляндии и Новой Зеландии – действует «подход организационной единицы»135. Это означает, что КИК рассматривается как единое юридическое лицо с материнской компанией независимо от того, какие виды доходов она получает. Принципиальная разница этих двух подходов заключается в том, что в первом случае учитывается каждый вид доходов отдельно, и на счет владельцев КИК относится только соответствующий доход, т.е. от тех видов деятельности, которые поименованы в законе136, в то время как во втором случае это либо весь доход КИК, либо вообще ничего (даже в странах, применяющих «подход организационной единицы», доходы от реальной предпринимательской деятельности, а не дивиденды или проценты, не считаются доходами владельцев компании). «Подход организационной единицы» позволяет минимизировать административное налоговое бремя реализации правил КИК, а также бремя для налогоплательщиков, связанное с исполнением налогового законодательства, поскольку в этом случае нет необходимости анализировать каждую статью доходов на предмет ее соответствия установленному виду деятельности.

В то же время подход «все или ничего» не столь справедлив, как анализ, предполагаемый транзакционным методом.

Для страны, которая только собирается вводить в свое законодательство аналогичные положения, необходимо произвести анализ двусторонних и многосторонних договоров об избежании двойного налогообложения и обмене информацией, которые могут не позволить применить вышеприведенные положения. Зависимость налогового администрирования от обмена информацией в данном вопросе очень большая.

http://195.83.177.9/code/resultat.phtmllang=uk&c=25&r=&in=all&no=&words= controlled+foreign+companies&tr=one Доход не включается в доход материнской компании в случае, когда деятельность КИК направлена не на «сокрытие» прибылей в стране со льготным режимом налогообложения, а на осуществление активной предпринимательской деятельности в виде промышленной и коммерческой деятельности. К «пассивной» деятельности, как правило, относятся доходы, полученные от использования разных продуктов интеллектуальной собственности.

В настоящее время Российской Федерацией заключен ряд договоров об избежании двойного налогообложения, в которых применяется несколько модельных подходов к налогообложению дивидендов и определению квалифицирующей доли участия в уставном капитале, определению института налогового резидентства, а также предусмотрен обмен информацией по налогам.

При этом у Российской Федерации отсутствуют практические связи с соответствующими реестрами и базами данных других стран, и двусторонние договоры по обмену информацией в области налогообложения являются не только редкостью, но если они заключаются, то не находят надлежащего практического применения в том объеме, который реализуется между другими странами.

Кроме того, международные договоры по избежанию двойного налогообложения при наличии правил о КИК должны предусматривать адекватные меры для ограничения доступа к предоставляемым им льготам по зачету или иному способу в результате фактического выбора режима налогообложения той юрисдикции из двух, которая наиболее выгодна для лиц, не являющихся реальными резидентами стран – сторон соглашений, а также для обеспечения информационного обмена в связи с исполнением национального налогового законодательства. Особенно это касается законов, предназначенных для борьбы с уклонением и избежанием налогообложения, в отношении всех налогов. Большинство соглашений, заключенных Российской Федерацией, включая соглашения, заключенные СССР и остающиеся в силе до настоящего времени, не содержат таких положений и потому не столь эффективны, как могли бы быть.

В российском налоговом законодательстве также отсутствует качественное понятие «доходы от источника», что ограничивает возможности Российской Федерации конкурировать с другими странами за налоговые поступления от соответствующих компаний в рамках международного налогового сотрудничества. Дополнительно в случае отсутствия налогового договора с Россией большая часть выплат резидентам другой страны будет подпадать под российский налог.

Таким образом, можно отметить, что международные налоговые договоры по избежанию двойного налогообложения, заключенные правительством Российской Федерации с правительствами других стран, ограничивают виды дохода, с которых удерживается налог, а также ставки этого налога. Наверное, было бы полезно, чтобы положения налогового законодательства Российской Федерации были шире, чем положения указанных налоговых договоров, даже если целью является только предоставление льгот. Это расширило бы права Российской Федерации на налогообложение дохода, полученного из российских источников, при рассмотрении спорных ситуаций.

Понятие «контролируемая иностранная компания» В отечественном законодательстве должны быть установлены правовые критерии понятия «контролируемая иностранная компания».

В целом законодательство о КИК распространяется на организации, сформированные как самостоятельные юридические лица (например, Франция в силу особенностей ее территориальных правил налоговой юрисдикции относит к этому числу иностранные филиалы из-за присутствия в составе юрисдикции так называемых заморских территорий), которые «контролируются» налогоплательщиками-резидентами.

Критическим элементом любого законодательства о КИК является определение «контроля», или контрольного пакета участия в уставе компании. Во Франции, например, для применения законодательства о КИК достаточно владеть 10% акций компании, сформированной в «налоговой гавани», в то время как в других странах (Финляндия, Норвегия, Испания, Швеция) для этого необходимо иметь 50%-е участие. Кроме того, одни страны для целей определения, превышен ли допустимый порог участия, учитывают каждого акционера отдельно (Франция), другие – всех акционеров – резиден тов этих стран (Финляндия137, Германия138, Норвегия139, Швеция140, Великобритания141).

Большинство стран, применяющих правила КИК, специально оговаривают, что для целей установления факта превышения допустимого порога участия учитывается как прямое, так и косвенное участие. Также в большинстве стран действуют правила конструктивного участия, в соответствии с которыми налогоплательщик считается владельцем акций, формально находящихся в собственности других лиц, если налогоплательщик и эти лица являются взаимосвязанными или заключают сделки без соблюдения правил «вытянутой руки» со своими взаимозависимыми компаниями.

Российские предпосылки к определению «контролируемой иностранной компании» Для Российской Федерации поиск определения необходимых критериев может дать следующие ответы:

– выбор определения, какая компания может быть признана дочерней для налоговых целей. Это можно сделать путем рассмотрения корпоративного права Российской Федерации:

• например, основы такого определения содержатся в Гражданском кодексе РФ, согласно которому общество может быть признано дочерним, если оно удовлетворяет одному из следующих критериев: имеет преобладающее участие в его уставном капитале, либо заключен специальный учредительный (уставный) договор, либо иным способом;

• в Гражданском кодексе РФ предусмотрено также определение «зависимое лицо». Таковым признается юридическое лицо, если другое (преобладающее, участвующее) юридическое лицо владеет более 20% голосующих акций акционерно http://ctsi.anu.edu.au/publications/WP/17.pdf http://www.itdweb.org/pages/Search.aspxlang= http://www.skatteetaten.no/upload/Annual%20report%202005.pdf http://www.itdweb.org/pages/Search.aspxlang= http://www.itdweb.org/documents/Andersson.pdf го общества или 20% уставного капитала общества с ограниченной ответственностью. При этом пределы взаимного участия юридических лиц в уставных капиталах друг друга и число голосов, которыми одно из таких юридических лиц может пользоваться на общем собрании участников или акционеров другого юридического лица, определяются законом;

• конкретизирующие положения имеют место в законах о юридических лицах (об акционерных обществах, об обществах с ограниченной ответственностью и т.п.);

• для выработки и оценки критериев отнесения к дочернему, зависимому юридическому лицу, к размеру участия («стратегическое», «портфельное») рекомендуется обратить внимание на такие дополнительные существующие варианты определения участия в уставном капитале юридического лица, как «прямая иностранная инвестиция», которая определяется через критерии участия в уставном капитале (например: «приобретение иностранным инвестором не менее 10% доли, долей (вклада) в уставном (складочном) капитале коммерческой организации, созданной или вновь создаваемой на территории Российской Федерации, или вложение капитала в основные фонды филиала иностранного юридического лица, создаваемого на территории Российской Федерации»).

Также при введении в отечественное законодательство критериев КИК необходимо дать ответ на вопрос о критериях института резидентства в отношении юридических лиц. При минимальном подходе можно исходить из тех критериев, которые сформулированы в договорах об избежании двойного налогообложения.

В отношении определения резидентства юридического лица во всем мире, как и в Российской Федерации, существуют и активно применяются коллизионные нормы, например, исходя из которых каждое государство решает вопрос о национальной принадлежности юридических лиц. Поскольку реальная экономическая жизнь всегда шире формальных критериев, которые могут быть установлены, то в зависимости от конкретной цели государства выбирают критерии для определения разных видов резидентства. Так, например, для определения подсудности может применяться принцип инкорпорации142, а для целей налогообложения – принцип места деятельности143 или места нахождения144. В некоторых странах используется несколько принципов по выбору – например, Великобритания применяет одновременно принцип инкорпорации и принцип места нахождения145.

Как для правильного применения норм о КИК, так и применительно к этому контексту, в договорах об избежании двойного налогообложения и договорах об обмене информацией недостаточно ссылаться на «нормы законодательства договаривающейся стороны» в признании того или иного вида юридического лица, поскольку различия в законодательном определении видов юридических лиц и их правовом статусе в разных юрисдикциях могут быть противоположными. Например, по английскому праву полное товарищество не является юридическим лицом146, а по французскому праву аналогичное образование является юридическим лицом. Очень часто в современной международной договорной практике используются подходы, когда в договор включаются оригинальные наименования всех видов юридических лиц каждой из договаривающихся сторон. Примером этого служат соответствующие документы Европейского союза, в которых перечисляются все виды юридических лиц каждой из стран, подписавших тот или иной документ147.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.