WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Статистическая ошибка маститого экономиста В газете «Ведомости» 19 марта 2008 г. появилась статья А. Илларионова «Много шума. Для чего». Выводы, изложенные в ней, вызывают некоторое недоумение, а методы анализа представляются весьма сомнительными. Так, обращает на себя внимание неожиданное утверждение о том, что рост государственных расходов на 3 п.п. ВВП в 2007 г. по сравнению с уровнем 2006 г. «скромнее роста государственных расходов на 15 п.п. ВВП – с 55% ВВП в 1991 г. до 70% ВВП в 1992 г., осуществленных Гайдаром 16 лет назад и вызвавших экономическую катастрофу 1992 г.» (курсив наш). Оставим на совести А. Илларионова слова об «экономической катастрофе», обратимся к цифрам.

Более развернутое сопоставление доли государства в ВВП за последние 22 года, каким оно – это сопоставление – представляется А. Илларионову, приведено в слайде к его выступлению на Московской межбанковской валютной бирже 21 марта 2008 г. (рис.

1).

Рис. 1. Государственные расходы в СССР и России в % к ВВП в 1985–2007 гг.

80 69,9 70 60 55,0 53,6 52,5 52,2 52,2 51,2 49,7 48,7 48,0 50 44,5 41,5 41,4 40 37,4 37,1 35,0 34,2 33,6 33,5 32,4 32,1 31,5 31,2 30 20 Источник: сайт Института экономического анализа http://www.iea.ru/article/econom_rost/crisis.ppt.

Приведенные на рис. 1 цифры, особенно «выброс» показателя 1992 г., входят в явное противоречие с общеизвестными фактами: получается, что либеральное правительство Е.Т. Гайдара в 1992 г. вопреки всем канонам либерализма не уменьшало долю государства в экономике, а, напротив, резко ее увеличило. Получается, что доля государства в ВВП в первый год рыночных реформ существенно выросла по сравнению с аналогичным показателем в централизованно планируемой экономике, где роль государства априори должна быть выше, чем в рыночной экономике.

Все это не укладывается ни в сложившуюся научную и политическую парадигму (даже противники либеральных реформ – см, например, Львов Д.С. Путь в XXI век:

Стратегические проблемы и перспективы российской экономики. – http://www.leadnet.ru/lvov/lvov2.htm – отмечают, что правительство Е.Т. Гайдара было ориентировано на сокращение бюджетного дефицита путем сокращения государственных расходов, а следовательно, и доли государства в экономике), ни в имеющиеся данные по В % к ВВП расходам на отдельные сферы государственной деятельности. Например, ассигнования на закупку вооружений сократились в 7,5 раза, централизованные капитальные вложения – в 1,5 раза, ценовые дотации – почти в 3 раза, практически полностью прекращалось безвозмездное финансирование иностранных государств (за исключением стран СНГ) и так далее, и тому подобное1.

Что же произошло Оказывается, представленные А. Илларионовым данные о доле государственных расходов в ВВП за разные годы на самом деле не сопоставимы между собой, потому что получены по трем принципиально различным методикам:

- период 1985–1991 гг. рассчитан на основании методологии Госкомстата СССР;

-период 1992–1994 гг. – на основании реконструкции государственных доходов и расходов Российской Федерации, приведенной в книге С.Г. Синельникова-Мурылева «Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы»2, с поправкой на уточненный объем ВВП;

- период 1995–2007 гг. в целом совпадает с данными бюджетной статистики Минфина России.

Для пояснения – простейший пример. Представьте себе, что вчера среднедневная температура воздуха была 15 градусов, а сегодня – 32 градуса. Стало теплее Да, если и в тот, и в другой день температура воздуха измерялась, например, по Цельсию или Фаренгейту, или по Реомюру. Если же температуру вчера измеряли по Цельсию, а сегодня по Фаренгейту, то окажется, что произошло значительное похолодание (32 градуса по Фаренгейту – это 0 градусов по Цельсию). В университетах профессора предупреждают будущих статистиков: никогда не стройте статистические ряды из показателей, рассчитанных по разным методологиям, такие ряды не имеют смысла. Когда А.

Илларионов говорит о том, что в 1992 г. рассматриваемый им показатель вырос с 55 до 70% ВВП, он совершает именно такую школярскую ошибку. Эти цифры несопоставимы! К счастью, на самом деле приведенные А. Илларионовым 55% ВВП за 1991 г. есть с чем сравнить: в 1992 г. им соответствует показатель 33% ВВП, рассчитанный по той же методике и приведенный в упомянутой книге Синельникова. Значит, доля государственных расходов в ВВП не увеличилась, а снизилась, и очень значительно – на п.п. При всем несовершенстве советской статистики, но все же в силу самой сопоставимости последних показателей, такой вывод не лишен смысла. А главное – соответствует здравому смыслу. Ибо вряд ли можно было бы ожидать, что смена административно-командной системы на систему рыночную повысит роль государства в экономике. Это – абсурд.

Казалось бы, на этом можно было бы поставить точку. Ну, совершил маститый экономист элементарную ошибку – с кем не бывает Но есть смысл разобраться с тем, откуда возник рассматриваемый парадокс.

Объясняя приведенные им данные за 1992–1994 гг., А. Илларионов ссылается на работу С.Г. Синельникова-Мурылева «Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы». Он явно не принимает во внимание, что при реконструкции государственных доходов и расходов Российской Федерации, проведенной в этой книге, учитывались не только расходы, учтенные в месячных отчетах об исполнении бюджетов Российской Федерации Министерства Финансов, но и многие другие операции правительства, которые до 1992 г.

по разным причинам не учитывались в бюджетной статистике.

Например, огромные по масштабам кредиты, предоставлявшиеся в 1992 г. Россией бывшим республикам Советского Союза (8,7% ВВП), отсутствовали в бюджетной статистике до 1992 г. Однако эти расходы могут показаться новой статьей российского Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России 1991– 1997. – ИЭПП, Москва, 1998. – С. 105.

Синельников С. Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы. – М: «Евразия», 1995. – С. 163–167, 171– 176, 185–189.

бюджета по сравнению с ситуацией 1991 г. только человеку, слабо знакомому с экономической историей России и СССР. Россия и до начала реформ была донором (особенно в плане поставок энергоносителей) по отношению к большинству союзных республик. Сокращение подобных дотаций является серьезной политической проблемой, не решенной до конца и в настоящее время. В 1992 г. был сделан шаг по переводу данных отношений в денежную и возмездную форму. Вместо поставок товаров странам СНГ предоставлялись кредиты, с помощью которых они могли купить российские товары.

Таким образом, никого роста расходов по данному направлению на самом деле не произошло. Проблема донорства России по отношению к странам СНГ просто была оценена в денежном эквиваленте, и был предпринят первый шаг решения этой проблемы.

Насколько он был успешен – отдельный вопрос, но к росту доли государства в экономике самой России это не имеет никакого отношения.

Если учесть финансовые операции правительства, которые не были отражены в бюджетной статистике не только в 1992–1994 гг. (см. Синельников С. «Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы»), но и в предшествующие годы, то может получиться, что доля государственных расходов в ВВП в период 1985–1991 гг. была существенно (на десятки процентов ВВП!) выше, чем это указано на рис. 1. Однако в условиях полного развала статистики в 1991 г. и существенных методологических отличий советской статистики от международных стандартов проведение подобной реконструкции для более ранних периодов оказалось затруднительным.

Представляется целесообразным во избежание дальнейших недоразумений с использованием приведенной в работе С.Г. Синельникова-Мурылева расчетной доли государственных расходов в ВВП (73,5%) показать, каким образом должна быть скорректирована данная оценка, чтобы ее можно было сопоставлять с другими периодами.

1) Отчисления в производственные внебюджетные фонды не являлись в полном смысле налогами. Начисленные суммы в значительной степени оставались на предприятиях3. Следовательно, далеко не все доходы и расходы внебюджетных фондов в 1992 г. следует учитывать при определении параметров консолидированного бюджета.

Позднее была проведена определенная корректировка расходов и доходов внебюджетных фондов4. В результате оценка расходов внебюджетных фондов в 1992 г. была снижена на 5,9% ВВП с 13,4% ВВП до 7,5% ВВП.

2) Определенной коррекции с течением времени подвергся и показатель государственных услуг, предоставляемых народному хозяйству. Его снижение составило 2,6% ВВП с 16,6% ВВП5 до 14% ВВП6.

В результате этих двух корректировок получилось значение расходов консолидированного бюджета в 1992 г., равное 65,1% ВВП, что приведено в книге «Экономика переходного периода…1991–1997». Однако и эта цифра представляется не окончательной и не позволяет нам осуществлять сопоставление размеров государства в 1992 г. и в более поздние периоды. Необходимо проводить дальнейшие корректировки.

3) Курс рубля был существенно занижен по отношению к паритету покупательной способности (ППС), причем соотношение между номинальным курсом и ППС существенно изменялось на протяжении достаточно коротких промежутков времени7, в Синельников С. Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы. – М.: «Евразия», 1995. – С. 169.

Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России 1991– 1997. – ИЭПП, Москва, 1998. – С. 196–199.

Синельников С. Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы. – М.: «Евразия», 1995. – С. 165.

Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России 1991– 1997. – ИЭПП, Москва, 1998. – С. 198.

Так, отношение инфляции к изменению номинального курса доллара за 1992 г. составило примерно 11 раз, что в определенной мере отражает снижение отличия между текущим курсом и паритетом покупательной результате чего ряд показателей бюджетной статистики, первоначально номинированных в иностранной валюте, существенно завышался в процентах к ВВП. Такой показатель, как внешнее финансирование (11% ВВП), во многом определявший в начале 1990-х годов возможности государства по финансированию расходных обязательств, при применении не номинального валютного курса, а паритета покупательной способности рубля по отношению к доллару будет меньше в несколько раз, однако, не имея возможности использовать сколько-нибудь достоверные оценки паритета покупательной способности рубля, в работе «Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы», автор решил пользоваться номинальным курсом рубля, подчеркнув всю условность такой оценки8.

4) Аналогичные рассуждения применимы и к доходам государства от обязательной реализации части валютной выручки предприятий-экспортеров по заниженной обменной ставке рубля (2% ВВП), а также к расходам по субсидированию импорта за счет продажи валюты предприятиям-импортерам (примерно 10,5% ВВП) по завышенной обменной ставке. Оба показателя сильно завышаются вследствие применения для их оценки текущего курса рубля по отношению к доллару, а не паритета покупательной способности.

Учитывая, что оценить курс рубля, исходя из расчетного паритета покупательной способности рубля к доллару в 1992 г., представлялось затруднительным, в работе «Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы» не осуществлялась непосредственная переоценка доли государственных доходов и расходов в ВВП с учетом занижения курса рубля по отношению к паритету покупательной способности. Однако необходимо иметь в виду, что от 13% ВВП (внешнее финансирование плюс реализация части валютной выручки предприятий-экспортеров по завышенной обменной ставке рубля) до 23,5% ВВП (к предыдущим показателям добавляем субсидирование импорта за счет продажи валюты предприятиям-импортерам) государственных расходов требуют существенной переоценки из-за заниженного курса рубля. Поэтому показатели доходов и расходов консолидированного бюджета в 1992 г. несопоставимы с аналогичными показателями более поздних периодов.

5) Как было отмечено выше, кредиты, предоставлявшиеся в 1992 г. Россией бывшим республикам Советского Союза (8,7% ВВП), следует вычесть из общего результата расходов консолидированного бюджета, поскольку эти кредиты, повторим, никакого отношения к роли государства в экономике страны (к «величине государства» по известному выражению, принятому в среде либеральных экономистов) не имеют и не позволяют сопоставить расходы в 1992 г., например, с расходами в 1991 г. и даже с расходами 1994 г., поскольку к этому времени кредитование стран СНГ, как известно, прекратилось. В результате получим сумму расходов и ссуд за вычетом погашенных консолидированного бюджета в размере около 55% ВВП без учета влияния заниженного курса рубля.

6) В книге «Бюджетный кризис» отмечено, что автор не исключает «возможности того, что использовалась заниженная оценка ВВП за 1992 г.»9. Объем ВВП 1992 г., действительно, был пересмотрен в сторону увеличения с 18 063 млрд руб. до 19 006 млрд руб. Следовательно, скорректировав приведенную выше величину с учетом нового значения ВВП, получим, что сумма расходов и ссуд консолидированного бюджета за вычетом погашенных составила немногим более 50% ВВП без учета влияния заниженного курса рубля.

способности рубля: соответствующий рост реального курса рубля достаточно быстро уменьшал разрыв между номинальным курсом и ППС.

Синельников С. Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы. – М: «Евразия», 1995. – С. 168.

Там же с. 168.

Отдельно можно рассмотреть еще один вопрос, затронутый А. Илларионовым:

насколько велик «личный вклад» Е.Т. Гайдара, а также вклад его правительства в достижение «обнаруженной» критиком доли расходов консолидированного бюджета в ВВП 1992 г.

Во-первых, А.Н. Илларионов в интервью журналу «Континент» говорит: «Что происходит с бюджетным дефицитом В 1992 г. он вырастает почти до 32% ВВП.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.