WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 47 |

Такая неопределённость в сознании и жизнедеятельности современных российских женщин спровоцирована процессом сексуализации общества, а в частности такими факторами, как возросшая свобода личности (личность чаще всего делает выбор в пользу собственного развития, а не жертвует им в пользу семьи), снижение уровня общественной морали, повышение уровня притязаний при одновременном снижении уровня возможностей их удовлетворить. Плюс к тому образцы поведения, навязываемые случайной литературой, порнофильмами, образом жизни определённой части общества; информационная экспансия;

сексуальный неомодернизм; плюральность сексуальных отношений; отказ воспринимать сексуальные отношения как высшую форму интимного общения.

Всё вместе взятое является свидетельством искажённого (неадекватного) отражения женщинами окружающей их действительности и себя в ней. Иными словами, современная «хорошо воспитанная» молодая женщина, став женой, рискует оказаться в состоянии социально дезадаптированной личности, определяя содержание своей роли. Возрастающее количество разводов и женщин, обращающихся за психологической помощью, свидетельствует именно об этом.

С точки зрения К. Хорни, мужчина и женщина, создавая семью, надеются удовлетворить следующие потребности:

мужчина надеется получить сексуальное удовлетворение, обрести спутника по отдыху, видеть рядом с собой привлекательную жену, обеспечить налаженный быт и ведение домашнего хозяйства, получить от супруги восхищение своей личностью и деятельностью; женщина желает проявить и пережить чувство нежности, хочет обрести в лице мужа хорошего собеседника и возможность поговорить, надеется встретить в супруге честность и открытость, рассчитывает на его финансовую поддержку и посвящённость семье. Однако темп современной жизни таков, что супруги чаще всего успевают лишь выражать свои желания, но обнаруживают, что на их удовлетворение не хватает времени – его «съедают» другие роли, в первую очередь те, в которых муж и жена реализуются вне дома и семьи.

Мать – ещё одна предопределённая природой роль женщины.

В любой культуре женщину признают как «производителя жизни» и «продолжателя рода». Мириманов В.Б. (1997) отмечает, что 40-15 тысяч лет тому назад женщина вошла в номенклатуру проторелигиозных образов в качестве человека, наделённого мистико-магической способностью производить и выкармливать детей. Малиновский Б.К.(1929) указывает, что часть полинезийских, африканских и южноамериканских племён до сих пор не связывают интимные отношения с последующей беременностью и рождением ребёнка. Деторождение они объясняют мистико-магическими действиями, которые совершают женщины согласно племенным традициям.

Очевидно, что материнская и сексуальная функции женщины изначально не были связаны и этически совпадали. В этом смысле Мария Богородица и Мария Магдалина мало чем отличаются друг от друга. Их разница была определена в последующую эпоху, когда в качестве повода для преследования женщин инквизиция выдвинула их «чрезмерную сексуальность».

История свидетельствует о том, что никогда не было эпох, в которых бы отмечалось явное преимущество женщин над мужчинами. Исключением являются лишь мифические амазонки.

Суть матриархата не в том, что женщины брали верх над мужчинами, а в том, что между ними были такие отношения, что отцовство не могло быть точно установлено и ребёнок, не имея конкретного отца, во всём разделял участь матери – наследовал её социальный статус и имущество.

Нуклеарная семья начала формироваться в период «неолетической революции» (Алексеев В.П.,1985).

В эпоху поздней античности и раннего Средневековья образ женщины-матери изменяется. Мать становится первым социальным педагогом и воспитательницей своих детей. Женщинамать уже не только роженица и кормилица. «Именно эта социальная роль и её эталонные примеры стали предметом многочисленных описаний и восхвалений в религиозных, философских и литературных текстах (с появлением письменности); умудрённая жизненным опытом мать стала почти что обязательным персонажем в театре и кинодраматургии, популярным образом в живописи и т.д.» (Киселёва Т.Г.,2002).

«Социальный заказ и дидактический спрос на этот образ резко вырос в эпоху Просвещения и продолжает расти по сей день» (Межуев В.М.,1978).

Судя по работам Абрамсон М.Л.,1996; Габдрахманова П.Ш.,1996; Бойцова М.А.,1996; Пушкарёвой Н.Л.,1996 и др., со времён Античности женщине-матери приписывались следующие свойства: богатый жизненный опыт, дар интуитивного предвидения событий, интуитивная связь со своими детьми, редкая доброта, сострадательность, умение понять своих детей и их поступки; от природы особая одарённость в умении убеждать и воспитывать;

чрезвычайная выносливость, стойкость и верность в отношениях со своими детьми; способность переносить ради них, за них, вместо них любые испытания. Как отмечает Т.Г. Киселёва, этот набор характеристик варьируется в силу культурных традиций разных народов, но в целом он остаётся относительно типовым в культурах большинства цивилизованных (постпервобытных) сообществ. По её мнению, из этого общекультурного эталона явно выпадают следующие образы:

Медея – психопатологичная мать, убивающая своих детей из ревности, чтобы отомстить мужу за утрату его любви и таким образом заявить о себе как о личности, с которой придётся считаться;

Богоматерь. Она и вписывается в эталон, и в то же время выпадает за его рамки своей пассивностью: Богоматерь следует принципу невмешательства в «драму мира».

В эпоху романтизма, модерна и символизма её образ подвергается серьёзной переоценке с позиции психоанализа и трансформируется. Здесь она выступает в роли покровительницы, спасительницы, заступницы и т.п.;

Мать-правительница (матушка-царица). Пропп В.Я.(1996) отмечает, что это парный образ по отношению к батюшке-царю, своего рода совместный, супружеский патронаж властителей над народом.

Им, согласно крестьянскому фольклору различных народов, предписывалось исполнение родительских полномочий – наставлять и воспитывать;

Родина-мать – наиболее характерный образ для государств с тоталитарным политическим строем, особенно националистически настроенных. Это образ-лозунг для мобилизации сил нации на борьбу за спасение отечества. Т.Г.

Киселёва добавляет, что « для англичан, американцев, французов и некоторых др. «Мать-демократия» оказалась более актуальной, чем « Мать-родная земля». (Лозунг СССР в годы Великой Отечественной войны – «Родина-мать зовёт!»).

Современная психологическая наука и психосоциальная практика придают роли матери особое значение. В ней сформировалось представление о том, что качество контакта ребёнка с матерью уже в период его внутриутробного существования в значительной степени определяет качество его жизни после рождения. Иными словами, судьба человека на земле зависит от варианта исполнения женщиной роли матери по отношению к своему ребёнку.

В научной психологической литературе встречаются следующие возможные варианты психопатологизированной материнской роли по отношению к ребёнку:

•«Обременённая мать». Мать считает, что ребёнок препятствует её социальному продвижению. Она уходит от него и не возвращается. Последствия для ребёнка: ребёнок плохо общается с другими людьми, у него поздно формируется речь.

Ребёнок инфантилен. У него с трудом формируется Я-концепция.

•«Мать-рабыня». Мать относится к ребёнку как к любовнику, готова исполнить любое его желание. Если она живёт с отцом ребёнка, то не обращает на мужа внимания – он лишний в семье.

Последствия для ребёнка: у него нет опыта соперничества и компромиссов. Его отвергают во дворе. Однако матери это нравится – общением с ребёнком она заполняет пустоту и бессмысленность своей жизни. Если это дочь, то часто склонная к ожирению.

•«Мать ребёнка – «маменькиного сынка». Как правило, это мать-одиночка, желавшая ребёнка. Но ей постоянно нужно кудато уходить, тогда как ребёнок нуждается в ней. Его желания не воспринимаются матерью. Последствия для ребёнка: дитя инфантилизируется. Если это мальчик, у него развиваются женские черты характера. Его тянет к общению с маленькими детьми, он воображает себя девочкой. Иногда проявляет бунт против матери и учителей. Ребёнок уходит в мир фантазий и стремится быть исключительно всемогущим.

•«Мать, вооружённая детьми». Это волевая женщина, знающая «как правильно», делящая детей на «сильных», как сама, и «слабых», как их отец. Таким образом она использует детей в качестве оружия в борьбе с мужем, потерпевшим неудачу в карьере, за власть в семье. Последствия для детей мало предсказуемы, однако чаще всего плачевные (бисексуальность, гомосексуализм, алкоголизм, асоциальное поведение и т.п.).

•«Волевая мать». Она третирует слабовольного сына. Тот вынужденно играет роль слабого, но постоянно борется с матерью. Мальчик агрессивен, конфликтен, предпочитает занятия в одиночку (хобби, книги, ТВ, поделки). Он недоволен собой и тем, что делает, т.к. судит об этом по критериям матери.

Чувствителен, а потому компенсирует свою слабость и трусость занятиями спортом.

•«Мать ребёнка от недоразвитого отца». Мать считает отца недоразвитым, Ребёнка тоже. Сын для неё – «пустое место», как и его отец. Она уделяет внимание лишь внешним формам поведения сына. Сын вырастает с комплексом неполноценности.

И уходит в мир фантазий.

•«Мать с разбитой судьбой». Женщина посвящает себя ребёнку, но встречает нового мужчину и ради него бросает дитя.

Подрастая, ребёнок начинает бунтовать против родительского непостоянства: совершает побеги из дому, кражи...

•«Мать, борющаяся за выживание». Эта женщина изо всех сил борется за повышение социального статуса семьи и экономическое выживание. Мир она воспринимает как враждебный. Ребёнок становится жертвой этой борьбы. Он впадает то в депрессивное состояние, то выражает злобу и агрессию.

•«Покинутая мать». Мать покинута мужем. Она меняет партнёров.

Ребёнок забыт и заброшен. Он ищет, к кому бы присоединиться.

Стремится преуспевать в сферах, не требующих самодисциплины.

Проявляет негативизм и демонстративность в общении с педагогами, прогуливает занятия, нарушает дисциплину.

Результаты личностного развития детей при таких вариантах исполнения матерью своей гендерной роли вполне предсказуемы – это «социальный неудачник или социальная неудачница», «социализированный преступник или социализированная преступница», «несоциализированный преступник или несоциализированная преступница». По мере взросления дети обнаруживают нежелание работать, неспособность любить, трудности в создании собственной семьи.

Е.Т.Соколова (Самосознание и самооценка при аномалиях личности.– М., 1989.) выделяет следующие стили материнского воспитания своих детей:

1.Сотрудничество, которое характеризуется гибкостью, сменой ролей, активностью - это здоровый вариант самореализации женщины в роли матери;

2.Изоляция, когда ребёнка лишают возможности участвовать в принятии решений, касающихся его самого, и по мере взросления он начинает сам себя изолировать от людей;

3.Соперничество, порождаемое придирчивостью, чрезмерным контролем и критикой друг друга, в условиях которого у ребёнка формируются невротические и психопатические черты характера;

4.Псевдосотрудничество, основанное только на эмоциях, когда при их чрезмерности игнорируются реальные факты; в таких случаях мотивация совместных решений матери и ребёнка не деловая, а игровая. У ребёнка формируется искажённое мировосприятие.

А.А.Бодалёв и В.В. Столин (Семья в психологической консультации./ Под ред. А.А.Бодалёва и В.В.Столина.- М., 1989) обращают внимание ещё на одну грань неадекватного самовыражения женщины в материнстве и выделяют следующие типы психопатологизированного материнского отношения к ребёнку: 1) Ребёнок, замещающий мужа; 2) Гиперопека и симбиоз:

мать стремится прожить жизнь за ребёнка; 3) Воспитательный контроль посредством нарочитого лишения любви («Мама такого (...) не любит»); 4) Воспитательный контроль посредством апелляции к чувству вины. Мать говорит ребёнку, что он неблагодарный, не оправдывает её надежд. Ребёнок пуглив, скован страхами, несамостоятелен. Чрезмерное чувство вины лишает его радости жизни.

Психологи (Бодалёв А.А., Броди С., Варга А.Я., Ковар Л., Соколова Е.Т., Столин В.В., Сысенко А.В., Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. и др.) отмечают, что, во-первых, все типы «отклоняющегося» материнского поведения по отношению к ребёнку проявляются в неполных и конфликтных семьях; вовторых, отклоняющиеся стили воспитания и типы социального неудачничества провоцируются извращённой ролевой структурой семьи, а именно: мать излишне мужественна, мало отзывчива и эмпатична, но слишком требовательна и категорична;

отец слишком женственен, мягок, раним и не способен управлять ситуацией; ребёнок- «козёл отпущения»; в-третьих, почти все перечисленные выше типы аномального отношения матерей к детям являются следствием деструкции семьи по одному фактору: пассивное отношение мужчины-отца к выполнению своей организующей функции в семье и замыкание всей семейной системы психологических связей на ребёнке.

Осознание того факта, что немногим российским детям выпадает счастье родиться и жить в условиях семейного благополучия, наталкивает на мысль о необходимости качественного совершенствования существующей системы подготовки молодёжи к семейной жизни, в частности, девушек к исполнению роли невестки (снохи) и к материнству.

Стоит отметить, что в отечественном законодательстве предусмотрена возможность лишения женщины её материнской роли в случаях ненадлежащего ухода за ребёнком. В то же время Декларация ООН по правам человека (Статья 26) провозглашает первоочередное право родителей на воспитание своих детей. Вряд ли возможно считать процедуру лишения материнства гуманным актом хотя бы по отношению к ребёнку. Мать остаётся для него матерью на основании одного главного факта – он пришёл на этот свет через её чрево. Этот факт никому на земле не дано исправить.

Отмена связи «родная мать – ребёнок» законодательным актом пагубно сказывается на судьбах последующих поколений рода. Более человечной представляется практика принятия социумом и ребёнком той матери, какая есть, и передачи детей на воспитание в другие, более воспитательно сильные семьи по договору между биологическими родителями и принимающей (фостерской, замещающей, патронатной) семьёй. Быть матерью также означает для женщины, что у неё в потенциале существуют такие грани материнской роли, как «сватья», «свекровь» и (или) «тёща». Психология этих ролевых отношений остаётся пока мало исследованной, однако её недооценка женщинойженой и женщиной-матерью самым негативным образом сказывается на качестве внутрисемейных отношений и, следовательно, на условиях воспитания детей в семье.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.