WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 47 |

Сегодня существует достаточное количество аргументов, опровергающих укоренившееся в обыденной психологии людей представление о природной предопределённости набора ролей, специфичных для женщины и мужчины. В частности наблюдение М.Мид за жизнью людей в Новой Гвинее свидетельствует о возможности обоих полов комбинировать их и свободно переходить от традиционно женских занятий к традиционно мужским и наоборот. Из этого следует вывод о том, что предписываемые мужчинам и женщинам стереотипы поведения сдерживают их личностное развитие и сковывают жизненный потенциал. С. Бем добавляет: любой человек может соединять в себе традиционно мужские и традиционно женские образцы поведения и качества, при этом он обретает новое свойство – андрогинию, позволяющее индивиду быть более адаптивным. Иными словами, выполнение многих ролей способствует психологическому благополучию человека. Дж.Хофстед считает, что различия гендерных ролей обусловлены соотношением маскулинности – фемининности в определённой культуре. Люди, живущие в обществе с преобладанием маскулинности, имеют более высокую мотивацию достижения, предпочитают деятельную жизнь, много и напряжённо работают.

Кросскультурные исследования показывают, что общества с преобладанием фемининности в культуре (Дания, Норвегия, Финляндия, Швеция) отличаются выраженным стремлением людей к равенству в гендерных ролях и личностно ориентированной педагогикой семейного воспитания. В обществах с доминирующей маскулинностью (Греция, Мексика, Япония) обнаруживается тенденция следовать жёстким гендерным ролевым предписаниям и придерживаться жёсткой дифференциации в гендерных ролях.

История вопроса о дифференциации половых ролей и связанных с ними стереотипов маскулинности – фемининности свидетельствует о том, что • «женское» и «мужское» долгое время считалось полярным, особенно в частях «деятельность» и «личностные качества»;

•различия «мужского» и «женского» считались предопределёнными свыше и всемерно закреплялись религией и андроцентрической культурой;

•гендерные роли мужчин ценились выше, чем гендерные роли женщин. Эта тенденция сохраняется до сих пор.

Для психосоциальной практики важно понимание того, как клиентка- женщина сама воспринимает, комбинирует и исполняет типичные гендерные роли. К ним относятся у женщин у мужчин дочь сын возлюбленная возлюбленный супруга (жена) супруг (муж) мать отец работница работник (или домашняя хозяйка) Имеет смысл согласиться с тем, что эти роли предопределены природой. Если их природную основу игнорировать, то итогом такого отношения к фактору пола станет социальная дезадаптация на почве психопатологизации личности. Примером тому могут послужить ситуации, когда родители ожидают ребёнка заранее определённого пола, но родившийся ребёнок в силу своих биологических признаков в состоянии оправдать родительские ожидания лишь на уровне поведения и в манере одеваться. Судя по известным психотерапевтической практике многочисленным случаям такого характера, жизнь, проживаемая вне соответствия со своим полом, обречена на страдания: ребёнку приходится подавлять свою природу, чтобы хоть как-то соответствовать ожиданиям родителей насчёт его половой принадлежности.

Как мужчина всего лишь пол человека, так и женщина всего лишь другая его составляющая. Игнорирование этого природного факта лишает мужчину и женщину возможности в полной мере осознать, что такое человек. По всей вероятности, стремление каждого из представителей природного пола к самодостаточности приводит к одиночеству. В данном случае уместно процитировать Н.А. Бердяева: «Человек – это как минимум двое в их явном и потаённом диалоге». Иными словами, Человек – это итог качественно исполненных мужчиной и женщиной гендерных ролей. Признание отдельно взятым мужчиной и отдельно взятой женщиной собственной «недовочеловеченности» по причине своей половинчатости содержит огромный притягательный для противоположного пола потенциал: женщина ищет возможность соединиться с мужчиной, мужчина стремится соединиться с женщиной. Чтобы реализовать многогранность собственной женской натуры, женщина - дочь стремится стать возлюбленной, супругой, матерью, работницей, бабушкой. Это и есть типичные женские роли. Но для того, чтобы продолжить свою жизнь на Земле, женщине может быть достаточно лишь одной из перечисленный ролей. Только в этом случае она становится «привязанной», зависимой, находящейся в ситуации риска остаться без поддержки и защиты и чаще всего остаётся нереализовавшейся женской натурой, отложившей часть своей жизни на «потом». Понимание женщиной собственных возможностей и условий благополучного обустройства женской судьбы в конкретном сообществе при данном государственном устройстве позволяет ей осваивать новые роли и по-новому комбинировать уже освоенные. В этом плане женщины нуждаются в организованной психосоциальной помощи.

Например, нужны специально созданные условия для того, чтобы девочка могла сформировать собственное представление о том, что значит быть дочерью для отца и для матери, какое это имеет значение для её дальнейшей жизни среди людей. Такая работа уместна в системе общего образования. Однако она не осуществляется. И девочки усваивают содержание дочерней роли на собственном опыте, уподобляясь практике мамы и бабушки, а также черпают информацию из сказок, кино, произведений художественной литературы, являющихся творениями взрослых людей, причём по преимуществу мужчин. Как отмечает Т.Г.Киселёва (Киселёва Т.Г., 2002.), в литературе имеются описания дочерей героев, но они обезличены: хороша, добронравна, миловидна. Дочь обычно демонстрирует уже усвоенные в полном объёме достоинства матери.

В научной литературе психологического характера более полно исследована психопатологизированная роль дочери – жертвы дисгармоничных семейных отношений. Это случаи, когда девочка вынуждена принять на себя роль матери для своих «слабых» родителей или по отношению к одному из них; когда она является для родителей «клеем», скрепляющим супругов, – иначе семья распадётся; когда успехи дочери – единственный источник семейной радости и девочка стремится эмоционально насытить ею семью, чтобы заглушить собственные чувства, чаще всего депрессию. И это ситуации, когда злобу на жизнь и друг на друга родители переадресовывают собственной дочери – она служит «мусорным бачком» для своих дегенерирующих предков.

Сюда также относятся женские судьбы по типу «дочь рано умершей (погибшей) матери», «тайно удочерённая дочь». Психологи знают, что эти случаи требуют особого внимания. Став взрослыми, женщины – дочери рано умершей матери часто не осознают свои суицидальные импульсы (они чаще всего заявляют о себе в годовщины смерти матери) и не находят объяснений своей невесть откуда берущейся тоски и печали. Женщины- удочерённые дочери, не ведающие о том, кто они на самом деле, сталкиваются со своей реальностью в кошмарных снах, им приходится преодолевать страхи и опасения, которые на самом деле возможно разрешить только истиной. Скрываемая от дочери тайна обрекает её на мучения длиною в целую жизнь. Российское законодательство обязывает сохранять её и предусматривает наказание за разглашение тайны удочерения (усыновления). Психосоциальная практика показывает пагубность такой политики. (См. Психосоциальная технология «Патронатное воспитание» /Под ред. Н.А.Рыбаковой.- Псков, 2002.).

Набор стратегий поведения дочерей, воспитывающихся в семьях группы риска, вполне предсказуем: а) девочка может стремиться уйти из дому, от родителей; б) она может по мере взросления всё чаще занимать агрессивную позицию и начать борьбу против родителей;

в) девочка смиряется со своим унизительным положением и стремится уладить конфликты между родителями любыми доступными ей способами. Она остаётся с родителями (психологически и, зачастую, физически), потому что полагает, что они без неё пропадут.

Заметные изменения в личности девочек из семей группы риска происходят в подростковом возрасте. К.Хорни отмечает следующие варианты невротического развития: 1) девочка вовлекается в сублимированную активность и накапливает чувство отвращения к эротике; 2) девочка вовлекается в эротическую сферу, о ней говорят «помешалась на мальчиках»; она теряет интерес и способность к учёбе и работе; 3) девочка эмоционально обособляется, формирует установку « на всё наплевать», ни во что не вкладывает душу; 4) у девочки развиваются гомосексуальные тенденции. В основе представленных выше типов дисгармоничного развития личности девочек лежит страх – следствие запугивающей семейной и школьной педагогики. Девочки, развивающиеся в соответствии с 1,2 и 4-ым типами, находят способ избавления от страхов в том, что привязываются к достижениям и к мужчинам. Девочки, развивающиеся в соответствии с 3-им типом, чтобы заглушить в себе страх, отказываются от чувств вообще, становятся безучастными и бесчувственными.

Задача психосоциальной помощи девочке-подростку в этих случаях сводится к тому, чтобы научить её проявлять адекватную агрессивность. Критерии адекватной агрессивности: инициатива;

приложение усилий; доведение дела до конца; достижение успехов;

настаивание на своих правах; умение постоять за себя; формирование и выражение собственных взглядов; осознание своих целей и способность планировать в соответствии с ними свою жизнь.

Стадию жизненного пути дочери, охватывающую добрачный период, называют эпохой девичества. Девичество начинается с 1012 –и лет и заканчивается реальным возрастом вступления в брак.

Женщин, которые долгое время или никогда не выходят замуж, называют «старыми девами», а с точки зрения христианской религии считают «Христовыми невестами».

Что касается сексуальной свободы дочери в период девичества, то она зависела и зависит от национальных и социальных особенностей. Исследователи (Е.Вирдман,1990;

Муравьёва М.Г., 2000; Пушкарёва Н.Л.,1988; Рябова Т.Б., 1999 и др.) отмечают, что деревенские девушки в Европе были более свободны в добрачном сексуальном поведении, чем городские, а женщины из низов – свободнее женщин из высших слоёв.

Претензии к девственности предъявлялись в первую очередь к женщинам из именитых семей. Вплоть до начала женского движения в Европе (XIX век) девушка могла выходить на улицу только в сопровождении мужчины – слуги или родственника. Её общение с мужчинами было ограничено семейным кругом. В XIX веке исключение из правил составляли только девушки США.

Девушки были признаны полноправными членами общества лишь ближе к середине XX века. До этого времени они не могли участвовать в судебных разбирательствах (это мог делать за них родственник-мужчина, опекун или, в крайнем случае, – мать), не имели политических прав.

Современные девушки обращаются со своей девственностью в зависимости от той сексуальной философии, которая сформировалась у них под влиянием наследственности и социальной среды. В 1977 г. Де Ауджелли и Де Ауджелли предложили классификацию сексуальной философии незамужних женщин. Ими выделены следующие варианты:

неопытные девственницы – эти девушки редко встречались с мужчинами, мало интересовались сексом;

непреклонные девственницы – свято убеждены, что половые контакты до брака безнравственны и греховны;

потенциальные недевственницы – остаются девственницами до тех пор, пока не находят себе подходящего партнёра или подходящую ситуацию, чтобы расстаться с ней; порой за такой философией прячется страх забеременеть;

помолвленные недевственницы – имеют сексуальную связь только с одним партнёром, обычно это любимый ими человек, в ответных чувствах которого они уверены;

раскрепощённые недевственницы – эти девушки легко соглашаются на добрачный секс, получают физическое наслаждение и не требуют от партнёра любви взамен;

запутавшиеся недевственницы – девушки, вступающие в сексуальные отношения без реального представления о том, для чего они это делают, какую роль играет секс в их жизни, каким образом он отражается на их благополучии. Психологи обнаруживают за таким сексуальным поведением стремление дочери установить родственные отношения, пережить чувство связи с матерью. После полового акта девушки с такой философией и таким сексуальным поведением переживают двойственные чувства.

Современная российская женщина в эпоху девичества находится между двумя крайностями: первая является сексуальной закрытостью, вторая – сексуальной распущенностью.

Современные матери по преимуществу воспитывались в духе первой тенденции и их опыт является мало подходящим для дочерей. Современные дочери склонны практиковать противоположный вариант. Ни тот, ни другой не делает девушку счастливой женщиной, а общество - здоровым. Современная ситуация общественного развития требует разборчивости в реализации девушкой собственных сексуальных потребностей.

Однако в этой сфере самореализации дочерям учиться не у кого:

опыт матерей явно старомоден, а накопление собственного методом проб и ошибок чревато для дочерей непоправимыми последствиями. В таком случае психосоциальная работа с девушками представляется весьма актуальной. В её основу целесообразно положить понятие «сексуальная разборчивость», а в качестве методов работы, сообразно цели, практиковать те, которые позволяют девушкам в процессе специально организованного группового общения и взаимодействия исследовать слагаемые сексуальной разборчивости.

Если в семье несколько детей, то девочке предстоит освоить роль сестры (старшей или младшей) по отношению к своим сиблингам – родным и сводным. Психологическое содержание роли сестры по отношению к другой сестре или к брату изучена явно недостаточно, однако этот вопрос имеет особое значение при обустройстве судеб детей, лишённых родительской заботы.

В отечественной научной психологической литературе также недостаточно исследована роль падчерицы – неродной дочери и её взаимоотношения с мачехой, т.е. приёмной матерью. Судя по русским народным сказкам, падчерица чаще всего оказывается жертвой жестокой мачехи, однако своей добротой, своим терпением и трудолюбием достигает счастья в жизни. В действительности падчерице приходится много страдать, прежде чем она обретёт уверенность в себе и самостоятельность в осуществлении своих жизненных планов. Хорошо, когда она претендует на внимание по большей части у родного отца и по преимуществу получает поддержку у него, а не у мачехи. И вовсе не потому, что та плоха и недоброжелательна, а потому что родной отец дочери ближе. Роли «отец» и «дочь» предусмотрены природой, а роль мачехи – роль второстепенная, искусственно созданная - порождение человеческой культуры.

Наибольшую угрозу для падчериц представляет не коварство их мачех, а взаимоотношения с отчимом, т.е. ситуация, когда женщина воспитывает дочь в браке с другим мужчиной, который не является отцом девочки, или сожительствует с ним.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.