WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Однако при подготовке закона о бюджете на 2006 год заложенная в нем цена нефти была увеличена до 40 долл. за баррель. В итоге по принятому закону доходы федерального бюджета на 2006 год по отношению к ВВП составляют 20,7%. Эта величина находится примерно посредине между первоначально утвержденным бюджетом на 2005 год (17,8%) и его выполнением (23,7%). Расходы же (17,5%) превышают показатели как закона о бюджете на 2005 г. (на 1,2 пп.), так и его исполнения (на 1,3 пп.). Вместе с тем, уровень расходов позволяет обеспечить профицит в размере почти 3,2%, создающий определенный запас прочности на случай ухудшения внешнеэкономической ситуации (профицит в законе о бюджете на 2005 год был предусмотрен в 1,5% ВВП).

О степени этой прочности дают представление расчеты, проведенные по разработанной в ИЭПП структурной эконометрической модели российской экономики. Негативный вариант сценария предусматривает падение среднегодовой цены марки Urals до 28 долл. за баррель. В этом случае доходы бюджета снизятся по сравнению с уровнем, предусмотренным в законе, на 3 пп. к ВВП и от профицита почти ничего не останется. В случае же благоприятного сценария, который оценивается как вероятный и предусматривает цену порядка 50 долл. за баррель, доходы бюджета возрастут до 28,2% ВВП, а профицит — до 11,2%.

Дальнейшая работа над финансовой трехлеткой, проходившая уже в 2006 г., привела к увеличению цены нефти, закладываемой в расчеты, до 46 долл. за баррель. Соответственно по варианту, представленному Минфином, доходы федерального бюджета дополнительно увеличивались на 10% в 2006 г. и на 12 и более процентов в 2007 и 2008 гг. Подавляющая часть этого прироста доходов направляется в Стабилизационный фонд, но расходная часть бюджета также несколько увеличивается. Так в 2006 г. дополнительные расходы на цели финансирования национальных проектов, индексации зарплат бюджетникам и некоторые другие составят около 0,5% ВВП. Таким образом, с каждым шагом разработки и уточнения бюджета расходная часть его понемногу возрастает, повышая уязвимость и болезненность перспективы снижения цен на нефть.

Стабилизационный фонд со времени начала его формирования стал предметом ожесточенных дискуссий о том, как лучше его расходовать. Основные предложения связаны с использованием его на государственные инвестиции, особенно инфраструктурные, на снижение налогов, предоставление гарантий частным инвесторам, укрепление отечественной пенсионной системы, наконец, на ускоренное погашение внешнего долга. Давление неизбежно будет нарастать, поскольку при обилии острейших экономических и социальных проблем многим трудно смириться с наличием больших денег, не направляемых на текущие цели. При этом обычно не принимается во внимание, что увеличение расходов носит, как правило, устойчивый, стабильный характер, а повышенные доходы — временный, основанный на нетипично благоприятной внешней конъюнктуре. Если ее ухудшение потребует сокращения расходов, то придется «резать по живому».

Поэтому основной вопрос, который при ответственном подходе требует первоочередного ответа, звучит так: при каких условиях и на какой срок Стабилизационный фонд позволит сохранить экономическую устойчивость страны в случае падения нефтяных цен Пока же в большинстве дискуссий о том, как тратить фонд, этот вопрос «вежливо» обходится.

Виктор СтаРодубРоВСкИй В настоящее время в бюджетном планировании существует три, даже четыре, так сказать, степени защиты от ухудшения внешнеэкономических условий.

Первая — формирование бюджета, исходя из более низкой цены на нефть по сравнению с максимальной и со средней предшествующего года. Как было показано, защитная роль этого фактора с каждым шагом бюджетного процесса ослабляется. При более высоких фактических ценах по сравнению с заложенными возрастет профицит и возможности увеличения расходов, к использованию которых нужно относиться очень осторожно (в 2005 г. расходы федерального бюджета увеличились в абсолютном выражении, но не по отношению в ВВП, а профицит достиг 7,4%).

Вторая — профицит бюджета. В законе на 2006 год он заложен в размере 3,18%, что создает некоторую дополнительную «подушку» при снижении цен ниже 40 долл. за баррель.

Третья — допустимый дефицит бюджета, который покрывается обычно за счет внутреннего долга. По стандартам ЕС он не должен превышать 3% ВВП.

Наконец, четвертая — Стабилизационный фонд, накопленный до начала снижения цен. В конце 2005 г. он достиг, как отмечалось, 5,7% ВВП. Много это или мало По сугубо предварительным оценкам применительно к условиям закона о бюджете на 2006 год (40 долл. за баррель), при снижении цен до 20 долл. за баррель его хватит не более, чем на 2 года. Потом придется снижать расходы бюджета тем в большей мере, чем ниже окажутся цены. С учетом же вносимых в бюджет уточнений эти расчеты уже становятся оптимистичными.

Не зная будущего, важно обратиться к прошлому. Резкие — до двух и более раз падения цен на нефть — не такая уж редкость за обозримый исторический период. Они наблюдались в начале 1986 г., на протяжении 1998 — начала 1999 гг. (в обоих случаях цена оказывалась в итоге близкой к 10 долларам за баррель), чуть меньше — в начале 1991 г. Разной была и их продолжительность. Что касается периодов повышенных цен, то устойчивый их рост наблюдался с конца 1973 по начало 1981 г. (то есть семь с небольшим лет), потом началось постепенное снижение, перешедшее в 1986 г. в резкий спад. Затем более десяти лет они колебались вокруг примерно 20 долл. за баррель. Нынешнее же повышение цен продолжается уже более шести лет, а уровень фактических расходов бюджета значительно выше, чем позволяет цена в 20 долл. Поэтому дальнейшее увеличение расходов весьма опасно.

Конечно, в каждой исторической ситуации действуют свои факторы.

Я понимаю, что любые приводимые аргументы могут показаться недостаточно весомыми и восприниматься как преждевременное паникерство. Я тоже недооценивал масштаб угроз, пока не довелось прочитать в предварительном варианте книгу Е. Гайдара, которая готовится к печати7. При всей известности остроты последствий падения цен на нефть в 1980-х годах, содержащийся в книге тезис о том, что именно это падение стало основной причиной краха советского режима и развала СССР, первоначально казался, по меньшей мере, чрезмерно пессимистическим. Но уровень аргументации на основе анализа обширного материала об опыте как СССР, так и практически всех «нефтеносных» стран, вынудил с ним согласиться. Так что при неблагоприятном развитии событий последствия могут быть более чем печальными.

Вместе с тем под давлением требований использовать благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру в интересах народного хозяйства Правительство РФ приняло в конце 2005 г. постановление «Об Инвестиционном фонде в Российской Федерации». Он образуется за счет средств, которые в противном С одной из глав книги читатель может познакомиться в этом номере журнала. — Прим. ред.

192 Российская экономика в 2005 году случае пошли бы на пополнение Стабилизационного фонда. Имеется в виду направлять ресурсы Инвестиционного фонда на поддержку предлагаемых бизнесом крупных проектов, обеспечивающих развитие инфраструктуры общегосударственного значения, элементов российской инновационной системы, а также институциональных преобразований. В принципе эти направления очень актуальны и отвечают целям государственных капиталовложений в условиях рыночной экономики. В законе определены условия равного доступа заинтересованных организаций к предоставлению господдержки, критерии отбора наиболее эффективных и высококачественных проектов и надежности их независимой экспертизы.

Основных проблем две. Во-первых, удастся ли на деле достигнуть высоких результатов при реализации отбираемых проектов Опыт разных стран показывает, что заявляемые в проектах показатели достигаются далеко не всегда, и нет заблаговременных гарантий, что средства фонда будут использованы эффективно, особенно в российских условиях. Во-вторых, в какой мере отвлечение средств в этот фонд будут ограничивать возможности Стабилизационного фонда компенсировать ухудшение ценовой конъюнктуры на мировых рынках. Ведь в случае падения мировых цен государство должно будет выполнять свои обязательства и направлять ресурсы Стабилизационного фонда в первую очередь на завершение начатых инвестиционных проектов.

Поэтому важно, чтобы Инвестиционный фонд был ограничен по размеру и не препятствовал формированию Стабилизационного фонда в объемах, позволяющих решать стоящие перед ним задачи. В обзоре предлагается, в частности, устанавливать неприкосновенный уровень Стабилизационного фонда не в абсолютных суммах, а в процентах к ВВП. Е. Гайдар выступал также с обоснованием необходимости снижения цены отсечения, определяющей границу, сверх которой начинается перелив средств в Стабилизационный фонд, до 20 долл. за баррель.

Представляется оправданным и подход Минфина, допускающий использование Стабилизационного фонда только на ускоренное погашение внешнего долга, что облегчает обязательные платежи в последующие годы и снижает нагрузку на этот фонд в случае ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры.

В 2005 г. удалось досрочно погасить 15 млрд долл. задолженности бывшего СССР Парижскому клубу. В итоге за первые три квартала государственный внешний долг снизился со 105,6 до 81,4 млрд долл., или на 22%. В то же время частные банки и компании увеличили за это время свою внешнюю задолженность со 108,9 до 146,9 млрд долл. США (+34,9%). Таким образом, суммарный внешний долг РФ по итогам 9 месяцев 2005 г. вырос с 214,5 до 248,3 млрд долл. США. Объем же государственного внутреннего долга РФ в ценных бумагах увеличился в целом за год примерно на 12,5% — с 756,до 851,2 млрд руб. (в долях ВВП — с 4,45% до 3,93%).

Денежно-кредитная политика, Или страдания от благополучия «Страдания от благополучия» в финансовой сфере, как отмечалось выше, связаны с тем, как согласовать под растущим напором нефтедолларов политику подавления инфляции и противодействия укреплению рубля. В итоге инфляция (декабрь к декабрю) была снижена незначительно: до 10,9% (на 0,8 пп.

по сравнению с предыдущим годом), а рост реального эффективного курса рубля оказался наибольшим за последние годы: 10,6% (декабрь к декабрю).

Виктор СтаРодубРоВСкИй Ситуация с инфляцией была особенно неблагоприятной в начале и в первой половине года. Рост потребительских цен за первое полугодие составил 8% (что соответствовало нижней границе целевого норматива на весь год) против 6,1% в 2004 г. При этом базовый уровень инфляции (без учета сезонных цен на плодоовощную продукцию и административно регулируемых цен) составил за этот период 4,4% против 4,3% в предыдущем году. Тем самым, явно возрос вклад административно регулируемых цен, и в первую очередь услуг ЖКХ, которые подорожали на 29,1% против 18,6% в первом полугодии 2004 г. Продовольственные цены росли опережающими темпами по сравнению с общим индексом цен (на 8,6%), причем особенно выделялась плодоовощная продукция, которая подорожала за это время почти в полтора раза. Во втором полугодии рост цен, (особенно сезонных) затормозился, и благодаря этому сложился более благоприятный годовой результат.

В итоге базовая инфляция увеличилась за год на 8,3%, что на 2,1 пп. ниже уровня 2004 г. Иными словами, несмотря на приток валюты, удалось более успешно ограничить рост монетарной инфляции. Хотя величина ее остается еще значительно более высокой по сравнению с потребностями нормального развития. Но этот успех был в значительной мере «съеден» увеличением немонетарной инфляции, особенно оплаты услуг ЖКХ, уровень которой составил за год 32,7%. Это обусловлено господством монополизма в секторе и переходе ряда регионов на полную бездотационную оплату этих услуг. Из продовольственных товаров выделялся рост цен на мясо и птицу (на 18,6%) и плодоовощную продукцию (на 14,3%).

В обзоре приводится сравнение уровня инфляции потребительских цен в России и в других странах СНГ. 2005 год оказался первым годом, когда мы по этому показателю опережаем все страны СНГ, публикующие соответствующую информацию. Точнее сказать — отстаем от них, в том числе от Азербайджана и Казахстана, также в немалой степени зависящих от экспорта нефти. Факторы, затрудняющие подавление инфляции в нашей экономике, явно более весомы.

Характерно, что на первое полугодие пришлась и подавляющая часть укрепления реального курса рубля, который вырос за это время на 8,7%.

Второму полугодию достался лишь оставшийся «довесок».

С учетом высоких цен на нефть и притока валюты, значительную часть которой должен покупать ЦБ, неудивительно, что золотовалютные резервы даже при досрочном погашении внешнего долга достигли к концу года рекордной величины в 182,2 млрд долл., увеличившись более чем наполовину.

Денежная масса М2 благодаря стерилизации особенно в Стабилизационном фонде выросла в меньшей мере — на 38,6%, но при этом несколько опередила темп предыдущего года (35,8%), хотя темп инфляции немного снизился.

Соответственно монетизация экономики по оценке Минэкономразвития увеличилась с 26% в 2004 г. до 27,95% в 2005 г.8 Монетизация — весьма консервативный показатель; он продолжает оставаться на низком уровне по сравнению со странами Центральной и Восточной Европы, не говоря уж о развитых странах.

В обзоре с использованием экономико-математической модели анализируется и интерпретируется соотношение спроса на деньги и предложения денег в течение двух последних лет (автор раздела П. Трунин). Вывод таков:

на протяжении почти всего 2004 г. предложение несколько опережало спрос.

Доклад Минэкономразвития «О текущей ситуации в экономике Российской Федерации в январе-ноябре 2005 г. и оценках до конца года», декабрь 2005. С. 23.

194 Российская экономика в 2005 году Этим автор объясняет ускоренный рост инфляции в первой половине 2005 г.

Обращается внимание на низкую величину денежного мультипликатора (отношения М2 к резервным деньгам), который составил только 2,8, при том, что во многих странах ЦВЕ это отношение превышает 3, 4 и 5 раз.

С учетом состояния денежного обращения приводимые в докладе оценки перспектив инфляции на текущий, 2006 год, не являются оптимистичными:

при среднегодовых ценах на нефть на уровне 40—50 долл. за баррель (сорт Brent) темпы роста денежной массы будут находиться в пределах 25—30% за год, что означает сохранение годовой инфляции на уровне 9,5—10,5%.

Минэкономразвития же, как известно, рассчитывает на 8-9%.

В 2005 г. Центробанк использовал в качестве операционного ориентира при проведении курсовой политики бивалютную корзину валют, в которую дополнительно к доллару был включен евро. При этом доля евро возросла к концу года с 10 до 40%, что более адекватно структуре внешнеторгового оборота.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.