WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

на ликвидацию расхождения реального использования и формального 80 Северный Кавказ: проблемы и решения правового статуса каждого земельного участка. Для этого требуется откорректировать земельное законодательство республики и провести инвентаризацию земель. Любопытно, что Правительство Дагестана из года в год дает поручение провести инвентаризацию, но до сих пор это не сделано. Давно пора изменить категорию земельных участков согласно их реальному использованию. Необходимым представляется привлекать общественные структуры с каждой стороны имеющихся и возникающих земельных конфликтов. Важно также проводить зе­ мельную реформу, что называется, поштучно или в ручном режиме, как написал в своей статье Константин Казенин, и постепенно, о чем говорила Ирина Стародубровская. Обязательно просчитывать эконо­ мические выгоды и политические риски.

Кроме того, с моей точки зрения, разрешение земельных конфлик­ тов может быть разным в различных зонах. Для этого нужно выделить как минимум 5 зон: (1) север республики; (2) Ногайский и Тарумов­ ский районы, где на землях отгонного животноводства нет населен­ ных пунктов; (3) горы и предгорные территории; (4) южный Дагестан со своим совершенно особым менталитетом; (5) Прикаспийская низ­ менность без Южного Дагестана.

константин казенИн (заместитель главно­го­ директо­ра ИА REGNUM, Мо­сква). Земельная проблема на Кавказе лежит не только в плоскости технических решений, связанных с землепользованием, собственно­ стью на землю, но и в двух других очень взрывоопасных областях.

Это, во­первых, земля и ислам и, во­вторых, земля и межнациональ­ ные отношения.

В земельных отношениях все чаще используются исламские нормы, и здесь, конечно, чемпион — Дагестан. Возможно, и Ингушетия, но я еще Ингушетию не наблюдал непосредственно в поле. Я бы сказал, что по крайней мере в Дагестане основная причина все большего использования исламских норм, исламских способов регулирования земельных отношений — не только в общей предрасположенности к традиции сельского дагестанского общества, но и в том, что образу­ ется определенный вакуум: либо просто отсутствуют государственные земельно­правовые нормы, либо они слишком сложны. И вакуум, образуемый здесь, заполняется другими способами регулирования земельных отношений.

Я лично наиболее часто встречал ситуацию, когда тот или иной земельный конфликт решается по исламским нормам именно на зем­ лях отгонного животноводства. Есть несколько достаточно известных конфликтных узлов между конкретными селами, где конфликты ре­ шались с большим или меньшим успехом именно таким образом.

Но как раз на землях отгонного животноводства имеющиеся законо­ дательные нормы, государственные процедуры решения земельных вопросов действуют сложнее.

Почему нельзя объяснить это предрасположенностью к традиции, возвращением к традиции Что такое традиция, в том числе в отноше­ Северный Кавказ: проблемы и решения нии земельных норм, — в Дагестане это очень большой вопрос. Потому что всем прекрасно известно, что начиная как минимум с первой по­ ловины XIX века, с установлением и появлением имамата, идет почти непрерывная цепь эволюции, в том числе в правовой сфере. Поэтому говорить, что здесь есть некая единая традиция­абсолют, к которой вернулись, нельзя. Скорее это именно заполнение вакуума.

Теперь что касается земли и межнациональных отношений. Лично мои дагестанские наблюдения ясно показывают, что есть два вида конфликтов, связанных с землей. Есть старые конфликты, которые возникли еще в 1990­е годы. Их чаще всего неправильно назвать межэтническими, но там была некая разница интересов либо двух разных этносов, либо двух разных сельских общин. Прежде всего это касалось конфликтов, связанных с административно­территори­ альным делением, как в Новолакском районе. Или, например, два села: Костек и Новый Костек в Хасавюртовском районе. Там были приняты земельные решения, не устраивающие ни одну из сторон, и таком русле конфликта двух общин это и развивалось.

А есть конфликты более современные, которые возникают уже сей­ час. В них почти всегда одна сторона — это сельская община, другая сторона — это представитель, так сказать, чиновничьего класса. Из того, что я видел, самая распространенная ситуация, когда сельская община предъявляет претензии своему главе, потому что он заключает договоры, сдает землю в аренду, неформально допускает на земли, которые община считает своими, кого­то постороннего. Такая ситуа­ ция складывается гораздо чаще, чем конфликты двух сельских общин с разным этническим составом.

То же самое в Карачаево­Черкесии — на отгонных горных пастби­ щах: местные фермеры постоянно находятся в страхе перед приходом внешних арендаторов. Даже в тех местах Карачаево­Черкесии, где есть некий этнический подтекст в земельных вопросах, допустим в Зелен­ чукском районе (там смешанное население — карачаевцы и русские, есть одна почти полностью казачья станица — Исправная), та зе­ мельная напряженность, которая возникает (как это озвучивают сами местные жители­казаки), скорее состоит в том, что они видят злую (с их точки зрения) волю некого районного и республиканского чи­ новника, который кому­то не тому отдал землю, а им ею пользоваться не дает. То есть я бы сделал акцент на сдвиг от конфликта межоб­ щинного к конфликту между общиной и чиновником, что, конечно, происходит на фоне крайне запутанных механизмов установления прав на землю.

В связи с этим — последний момент, о котором я скажу, — в дан­ ном случае на примере Дагестана. Все это происходит на фоне того, что, несмотря на озвученные сегодня опасения по поводу судьбы выборов в этом регионе, в Дагестане национальный фактор в респуб­ ликанской политике в последние годы явно ослабевает. Все основные альянсы, которые там есть, — они почти все не моноэтничны.

82 Северный Кавказ: проблемы и решения Когда говорится о землях отгонного животноводства, конфликт ин­ тересов местного и неместного населения происходит на фоне боль­ шого количества межнациональных браков — между этими самыми местными и неместными. То есть нет ни мощного национального фактора в республиканской политике (по крайней мере он ослабе­ вает), ни бытового национализма в целом. Почему же, когда речь идет о разных решениях по землям отгонного животноводства, на первом месте всегда этнический фактор Как мы поделим районы А не получится ли так, что изменится национальный состав, если мы отгонные села введем в равнинные районы И что тогда будет И т. д. и т. п. Почему этот вопрос остается основным, несмотря на явное общее понижение роли этнического фактора По­моему, дело здесь только в одном: другого источника нефор­ мальной легитимности власти в глазах населения, по крайней мере на районном уровне, там сейчас нет. Но это не тот регион, где могут безропотно принять любого районного начальника, которого поста­ вит республика. Там все гораздо сложнее. Хотя влияние республикан­ ской власти сейчас, как я считаю, растет на муниципальном уровне.

Тем не менее это сложный механизм. Население хочет активно участ­ вовать в формировании районного самоуправления. Как, через что К партиям там никто серьезно не относится. Ничего другого там нет.

Остается, к сожалению, единственный работающий механизм — это механизм национальный — за неимением ничего другого. Таково мое видение.

Еще один момент — из совершенно другой области. Вопрос о сель­ скохозяйственных землях — особенно в Дагестане и частично в Ингу­ шетии (на Западном Кавказе в меньшей степени) — нельзя отделять от демографической проблемы на фоне традиций, связанных с тем, что родители всем сыновьям, кроме младшего, должны построить от­ дельный дом. Отсюда стремление использовать сельскохозяйственные земли под застройку — это особая проблема.

ахмет ярлыкапов (старший научный со­трудник Института этно­ло­гии и антро­по­ло­гии РАН, Мо­сква). В ситуации, когда нет нормаль­ ных, внятных законов, когда нет нормальных правил игры, дейст­ вительно будет идти замещение, и наиболее реальное замещение, наверное, пойдет по шариатской линии. Хотя ислам действительно признает частную собственность, есть и другие формы права на зем­ лю. Кстати, исламское право сейчас является одним из самых реаль­ ных конкурентов светскому праву, которого фактически нет. Можно долго дискутировать о том, есть исламское право как целостное яв­ ление или нет, но есть реальная система, которая работает.

Здесь вспомнили проект Немецкой деревни. Это гигантский про­ ект, который требовал, помимо огромных земельных ресурсов, ко­ торые в Дагестане в дефиците, вложения больших денег. Увлечение гигантоманией, к сожалению, не продуктивно. Яркий пример — это то, что случилось в Ногайском районе с проектом строительства са­ Северный Кавказ: проблемы и решения харного завода. Этот огромный проект, который ногайцы сразу отвер­ гли. Отвергли почему Я много разговаривал с местным населением и с фермерами, и фермеры мне говорят: «Зачем нам этот сахарный завод Я фермер, а я вынужден выливать молоко, полученное от сво­ их коров, но езжу за маслом в Хасавюрт. Нам нужны микропроекты, чтобы здесь были небольшие маслозаводы, небольшие колбасные заводы». То есть вот такие проекты очень нужны населению, а не подобные Немецкой деревне гигантские проекты, которые на самом деле приводят к серьезным осложнениям. Это, во­первых. А во­вто­ рых, такие проекты действительно не будут реализованы, потому что идет серьезное отторжение со стороны населения. В частности, с про­ ектом сахарного завода — что там люди увидели Просто схему отъема 100 тысяч га земли. А все из­за того, что сегодня мы наблюдаем со стороны населения тотальное недоверие к власти.

Ирина Стародубровская. Вопрос, который хотелось бы проком­ ментировать содержательно, — вопрос о конкуренции юрисдикций — реально один из самых интересных и один из самых сложных. Тут несколько раз звучал тезис о том, что российское законодательство не работает, но работают нормы шариата. Честно говоря, у нас у каждо­ го свои частные наблюдения. Я всегда, когда речь идет о конкурен­ ции юрисдикций, привожу цитату одного главы сельского поселе­ ния, который сказал: «Вот видите там земли, по российскому закону они соседнего района, по шариату они наши, и мы там пасем скот».

И когда я спросила: «А соседний район не против», он ответил, что «вообще­то те высоты, с которых территория простреливается, наши, поэтому не против».

Честно говоря, у меня есть ощущение, что сейчас реальный аргу­ мент последней юрисдикции на Кавказе — это у кого те самые высо­ ты. По моим наблюдениям, когда речь идет об отношениях и конф­ ликтах внутри сообщества, там, где сообщество действительно сильно, альтернативные юрисдикции действуют. Это может быть шариат, адат, это могут быть некие новые правила, но они действуют. Там, где со­ общество сильно, оно может обеспечить правоприменение в соответс­ твии с этой юрисдикцией. Как только проблемы и конфликты выхо­ дят на отношения между сообществами, по моему ощущению, любая юрисдикция действует плохо, в том числе и шариат. Отсюда история о том, как не давалось добро, говорилось «харам» на использование той или иной земли в мечети, а после этого совершенно спокойно эта земля заселялась. И только, может, имам говорил, что нет, он сюда не пойдет, а все остальные прекрасно заселялись. Таких исто­ рий, к сожалению, не одна, не две и не три. И у меня ощущение, что суть проблемы не в том, что не работает российское законодательст­ во, а работает шариат. У меня ощущение, что суть проблемы в том, что эффективно не работает ни одна юрисдикция и что именно это и воспроизводит, с одной стороны, институциональный вакуум, а с другой стороны, совершенно хаотический процесс его заполнения, 84 Северный Кавказ: проблемы и решения где каждая сторона выбирает ту юрисдикцию, которая ей сегодня выгодна. И конкуренция юрисдикций перерастает в конфликт.

денис Соколов (руко­во­дитель Центра исследо­ваний регио­но­в RAMCOM, Мо­сква). Я хотел поговорить о Ставропольском крае и о русском вопросе, который очень часто возникает в связи со Ставропольским краем. Там он ставится с разной степенью остро­ ты. Говорят о вытеснении русскоязычного, русского населения из Восточного Ставрополья и вообще из Ставропольского края. Говорят об этнических конфликтах, которые являются основной причиной оттока русскоязычного населения из Cтавропольского края — прежде всего из Восточного Ставрополья. Вокруг этой темы проведено доста­ точно много разных экспертных сессий. Мы попытались в этом году разобраться, что происходит в Восточном Ставрополье.

Разбирались на примере нескольких районов — это Курской район, это районы Степновский, Нефтекумский, чуть­чуть Туркменский и Буденновский районы. Это в основном районы, которые распо­ ложены по границе Ставропольского края с Чечней, с Дагестаном, с Осетией. Отрицать полностью наличие этнического конфликта в Восточном Ставрополье я бы не стал, определенно этнический конфликт существует. Но то, что удалось обнаружить, мне кажется достаточно интересным. Есть несколько процессов, которые замечены в Восточном Ставрополье.

Первый процесс — отток населения. Я бы не говорил об оттоке русскоязычного населения, я бы говорил вообще об оттоке того ста­ рожильческого населения Восточного Ставрополья, которое там нахо­ дилось до начала ликвидации колхозов, до начала переустройства той хозяйственной системы, которая сложилась при Советском Союзе.

По нашим представлениям, это вызвано в большей степени не вытес­ нением со стороны миграционных потоков с востока, из республик Северного Кавказа. Это вызвано тем, что колхозы ликвидированы, ре­ альной работы у людей нет, перспектив для какого­либо дальнейшего развития в станицах и селах тоже нет, и молодежь уехала — уехала почти вся. Ее очень мало осталось именно в Восточном Ставрополье.

Даже когда люди вроде бы по прописке там живут, на самом деле их там нет. Там живут в основном люди пожилого возраста, которые просто держат хозяйство, получают свою условную ренту за паи, вы­ деленные в результате приватизации колхозов, и живут на пенсию.

Как только появляется возможность более­менее дорого продать паи или дома и цена, которую дают за дом или пай, позволяет им с ка­ кими­то накоплениями купить жилье где­нибудь в другом месте, они уезжают. И это связано в большей мере не с вытеснением, а именно с отсутствием хоть какой­нибудь работы. Это один процесс.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.