WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

116 Лекарство от страха: какая политика может снизить конфликтность на Северном кавказе вопросом. Ногайский район является территорией, где значительная часть (более 0%) земель относится к так называемым землям отгон­ ного животноводства, то есть используется не коренным населени­ ем, а переселенцами из горных районов (даргинцами и аварцами).

Бывшие горцы также заняли большую часть пастбищ на террито­ рии района, не относящихся к землям отгонного животноводства.

Фактически в распоряжении ногайцев осталась незначительная доля районных земель. Именно на основную часть этих земель (около 100 тыс. га) и претендовал проект, предусматривавший строительство завода. В сахарном заводе коренное население увидело угрозу с не­ скольких точек зрения.

Во­первых, отсутствие формальных прав собственности на выделя­ емые под проект земли не означало, как уже указывалось выше, что они по факту не закреплены за местными жителями. Тем самым при­ ход инвестора воспринимался как способ отобрать последние земли, еще остающиеся в районе в распоряжении ногайского народа. Тем более что, в соответствии с распространенным в районе мнением, сахарная свекла в характерных для данной территории климатических условиях расти не может.

Во­вторых, строительство завода воспринималось как способ обеспечения дальнейшей миграции горцев на территорию района.

Подобные выводы делались исходя из того факта, что проект пре­ дусматривает создание 1 тысяч новых рабочих мест. Однако, по общему мнению, население района не сможет обеспечить такое ко­ личество рабочей силы. Кроме того, среди местных жителей прак­ тически отсутствуют люди нужной квалификации — выращивание сахарной свеклы не относится к традиционным сферам деятельности ногайского населения. Необходимость привлечения в район допол­ нительной рабочей силы была озвучена и руководством республики.

Масла в огонь подлило то обстоятельство, что инициатором проекта являлся владелец фирмы из Хасавюртовского района Дагестана, на­ селенного аварцами.

Протесты населения достигли своей цели — строительство сахар­ ного завода было перенесено в соседний, Тарумовский район. Однако сохраняющееся в районе хрупкое равновесие было нарушено, по­ литическая мобилизация населения произошла, и конфликт зажил собственной жизнью, независимой от инвестиционного проекта, сыг­ равшего роль детонатора. На съезде ногайского народа14, проходив­ шем в конце мая 2011 года в центре Ногайского района Дагестана, в поселке Терекли­Мектеб, наряду с проблемой сахарного завода были подняты и более общие политические вопросы: необходимость объединения всех ногайцев в рамках одного административно­терри­ ториального образования, переход к прямым выборам главы района Основные территории компактного проживания ногайцев — Дагестан, Чечня, Карачаево­ Черкесия и Ставропольский край, а также Астраханская область. В Дагестане и Карачаево­ Черкесии существуют ногайские национальные районы.

Ирина СТародубровСкая и т. п. Даже после решения о переносе места строительства завода активность жителей Ногайского района не снижается, нарастает про­ тивостояние с руководством района, расширяется спектр политичес­ ких требований (теперь оппозиция выступает также против выбора представительного органа района по партийным спискам). По мне­ нию СМИ, «сам район постепенно превращается в полноценную зону конфликта»1.

Не менее серьезные риски связаны с тем, что в регионе, где элита нацелена на масштабное получение рентных доходов и культура на­ силия пустила глубокие корни, появляется огромный дополнитель­ ный ресурс — государственная поддержка инвестиционных проектов.

Тем самым ставки резко повышаются. Вытеснение и дискредитация потенциальных конкурентов, использование данной карты при ре­ шении политических вопросов становятся на повестку дня. Анализ, проведенный в работе «Северный Кавказ — модернизационный вы­ зов», показал, что первыми жертвами подобной борьбы могут ока­ заться те центры «модернизации снизу», которые самостоятельно, без масштабной государственной поддержки, возникли и пробились в столь неблагоприятной институциональной среде, а теперь могут рассматриваться как конкуренты новым масштабным государствен­ ным проектам. В этом году появилась такая жертва — известнейший горнолыжный курорт Приэльбрусье. 1 февраля 2011 года в Кабар­ дино­Балкарии произошел террористический акт, в ходе которого трое туристов погибли и двое получили ранения1. С 20 февраля на территории республики был объявлен режим контртеррористической операции (КТО). С момента введения КТО приток туристов в При­ эльбрусье полностью прекратился1. Серьезная угроза возникла для владельцев отелей и других объектов местной туристической инф­ раструктуры — в расчете на развитие бизнеса многие из них брали кредиты. На грани голода оказались наемные работники, а также мелкие предприниматели, в частности производители и продавцы сувенирной продукции. Неизвестными структурами активно произ­ водилась скупка земель по бросовым ценам. В Эльбрусском и в части Баксанского района режим КТО, продолжавшийся более месяцев, был отменен только ноября 2011 года.

В результате существенно пострадали перспективы развития туриз­ ма в Приэльбрусье, а возможно, и на всем Северном Кавказе. Сейчас еще рано оценивать размеры потенциальных потерь, известны лишь Сухов И. Ногайский мятеж. В самом большом районе Дагестана требуют беспартийных вы­ боров // Московские новости. 2011. сентября. mn.ru/blog_caucasus/2011090 /304 1 11.html.

Собственно, расстрел туристов 1 февраля был лишь первым звеном в череде терро­ ристических актов на данной территории, направленных на подрыв туристического бизнеса в Приэльбрусье. На следующую ночь была взорвана опора канатной дороги «Азау—Старый Кругозор», на поляне Чегет был обнаружен заминированный автомобиль.

Нам пришлось побывать в Приэльбрусье в период проведения КТО. Даже внешне картина выглядела чудовищно: стаи голодных собак, развивающиеся на ветру обрывки рекламы и полное отсутствие людей.

118 Лекарство от страха: какая политика может снизить конфликтность на Северном кавказе краткосрочные итоги. В середине декабря курорт был загружен только на 1 %, в «высокий сезон» (новогодние каникулы) в Приэльбрусье отдохнуло в два раза меньше людей, чем год назад. Экономические потери усиливаются еще и тем, что, неся дополнительные издержки на обеспечение безопасности, местные предприниматели не рискуют повышать цены даже в соответствии с инфляцией. Очевидно, что вос­ становление имиджа курорта потребует длительного времени и будет связано со значительными издержками.

Чем бы ни являлся теракт против туристов — эпизодом конку­ ренции элитных групп за доминирование в рамках «горнолыжного кластера», попыткой экстремистов сорвать планы экономического развития на Северном Кавказе либо элементом борьбы за власть в Ка­ бардино­Балкарии1, он ставит серьезнейшие вопросы о жизнеспо­ собности выбранной стратегии. Очевидно, что без принципиально новых подходов к обеспечению безопасности в данном регионе ус­ пешность развития туристического кластера, да и результаты реализа­ ции Стратегии в целом, оказываются под большим вопросом. А пока таких подходов не просматривается.

Так, никакой альтернативы жесткому силовому решению в ответ на всплеск насилия в Кабардино­Балкарии предложено не было. А оно, как всегда, сопровождалась грубым нарушением прав человека; убийст­ вом невинных людей, объявленных боевиками; нанесением ущерба имуществу мирного населения. Вновь усилились репрессии против «молящихся» — людей, регулярно посещающих мечеть и соверша­ ющих религиозные ритуалы. В период КТО в Эльбрусском райо­ не мечети пустовали — жители боялись там появляться. Общество «Мемориал» приводит пример провала инициативы руководства рес­ публики по подключению семей боевиков к выводу детей из «леса».

После видеообращения матерей к своим детям с призывом прекратить гражданскую войну через полтора месяца было опубликовано второе, из которого следует, что сыновья двух женщин, выступивших в ви­ деообращении летом, были убиты буквально у них на глазах во время спецоперации в г. Баксан19. Именно из подобных ситуаций и возни­ кает «замкнутый круг насилия», когда страдания и гибель невинных Эксперты выдвигают различные гипотезы. Так, директор информационного агентства Medium Orient Ислам Текушев предполагает, что теракты были инициированы силами, стре­ мящимися к смещению президента Кабардино­Балкарии Арсена Канокова: «Неизвестно, ког­ да кланы и местный криминал, представленный кабардино­балкарским подпольем, начали плотно работать над дестабилизацией обстановки ради достижения общей цели — смещения Канокова. …Заказчики прекрасно понимали, что убийство туристов в зоне горнолыжного ку­ рорта федерального значения, куда приезжают любители горного отдыха со всех концов России и европейских государств, не входит в рамки допустимых рисков, определенных российскими элитами на Кавказе» (Текушев И. Капкан для Канокова // Ислам на Северном Кавказе: история и современность. Прага: Medium Orient, 2011. С. 1 —1 9). В республике же широко распро­ странено мнение, что данный всплеск насилия напрямую связан с борьбой за контроль над туристическим бизнесом.

Бюллетень Правозащитного центра «Мемориал»: Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников. Лето 2011 года / Правозащитный центр «Мемориал» // Кавказский Узел. 2011. 1 октября. www.kavkaz­uzel.ru/articles/1941 4.

Ирина СТародубровСкая людей, часто родственников, друзей, знакомых, в ходе борьбы с тер­ роризмом усиливают стремление отомстить и ведут к активизации, а не к свертыванию вооруженной борьбы.

Можно говорить и о других потенциальных рисках реализации Стратегии СКФО: о вероятности повышения «коррупционной над­ бавки» в связи с приходом в регион больших денег; о нестабильности результатов инвестиционных проектов, опирающихся на админис­ тративный ресурс, а не на надежные гарантии прав собственности (хотя бы в рамках одной из юрисдикций). Но представляется более полезным поговорить о тех возможных мерах, которые способны по­ высить эффективность стратегической линии федерального центра на Северном Кавказе.

3. Есть ли выход Период разрушения традиционного общества, активной урбани­ зации, экономических сдвигов является сложным и травматичным для любого социума. Как отмечают исследователи, «…даже запад­ ные народы пережили преобразование общества как болезненный процесс. Они пережили почти четыреста лет политических и часто кровавых революций, господство террора, геноцида, ужасные рели­ гиозные войны, разграбление деревни, обширные социальные пе­ ревороты, эксплуатацию на фабриках, духовную немощь и глубокое одиночество в новых городах­гигантах. Сегодня мы видим такое же насилие, жестокость, революции и потерю ориентиров в развиваю­ щихся странах, которые переживают еще более трудный процесс пе­ рехода к современному обществу»20. Необходимо понимать, что высо­ кий уровень насилия на этом этапе в определенной степени является неизбежностью. Однако это не означает, что никаких возможностей воздействовать на положение дел (причем как в позитивном, так и в негативном направлении) нет. К сожалению, в последние полтора­два десятилетия реакция на подобную ситуацию в основном напоминала заливание огня бензином. Попробуем разобраться, какие меры могли бы действовать в противоположном направлении.

Стратегические ориентиры СКФО В работе «Северный Кавказ — модернизационный вызов» были предложены подходы к стимулированию модернизации на Северном Кавказе, альтернативные включенным в Стратегию СКФО. Однако сейчас, когда реализация Стратегии набирает обороты, вероятно, поз­ дно менять принятый стратегический курс. Поэтому здесь ставится гораздо более скромная задача — исходя из реализуемой политики как данности предложить меры, способствующие уменьшению кон­ Армстронг К. Ислам: краткая история от начала до наших дней. М.: Эксмо, 2011. С. 19 —19.

120 Лекарство от страха: какая политика может снизить конфликтность на Северном кавказе фликтности при ее проведении. Хотелось бы остановиться на двух группах подобных мер.

Во­первых, необходимо дополнить Стратегию СКФО требовани­ ями к предлагаемым проектам в части проведения информацион­ ной кампании и учета мнения населения. При этом должны быть определены критерии отказа в государственной поддержке примени­ тельно к проектам, последствия которых могут наиболее негативно влиять на социальную стабильность в регионе. Так, представляется целесообразным полностью отказаться от предложений, предусмат­ ривающих вывод из хозяйственного оборота значительных площадей плодородных земель (например, в результате их затопления), исходя из того, что подобные проекты, разрушая традиционные стратегии жизнедеятельности населения фактически без появления новых аль­ тернатив, могут провоцировать возникновение на территориях край­ них форм экстремистской деятельности. Необходимо также проводить серьезные консультации с местными сообществами и их лидерами в тех случаях, когда реализуемые в рамках Стратегии СКФО проекты могут негативно влиять на конкурентоспособность и перспективы развивающихся в регионе форм хозяйственной деятельности. Задача подобных консультаций — сглаживать противоречия интересов и до­ биваться подключения существующих «точек роста» к масштабным проектам, поддерживаемым «сверху».

Во­вторых, необходимо дополнить Стратегию СКФО механизмами поддержки «модернизации снизу», предусматривающими содействие реализации проектов в рамках местных сообществ, направленных на стимулирование устойчивости и повышение эффективности их эко­ номической деятельности. Подобные проекты имеют существенную специфику по сравнению с теми, которые поддерживаются в рамках Стратегии на настоящий момент. В частности, применительно к дан­ ным проектам:

• нижняя граница суммы проекта должна быть меньше;

• должно быть обеспечено содействие местным сообществам в раз­ работке проектов;

• должны быть предусмотрены институциональные механизмы контроля и ответственности местного сообщества (либо группы его членов) за реализацию проекта;

• должны использоваться более адекватные применительно к по­ добным проектам формы поддержки;

• должны быть выработаны формы доведения поддержки до участ­ ников проекта, исключающие, или, в крайнем случае, минимизи­ рующие коррупционную составляющую (что, наверное, является наиболее сложной задачей).

При разработке подобных механизмов целесообразно использовать практику международных финансовых организаций, которые нако­ пили как позитивный, так и негативный опыт реализации схожих проектов, связанных с деятельностью местных сообществ.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.