WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
Экономика региона Лекарство от страха: какая поЛитика может снизить конфЛиктность на северном кавказе Ирина 1. Причины насилия СтародубровСкая кандидат экономических наук, еверный Кавказ является руководитель научного направления самой неспокойной, слож­ «Политическая экономия Сной и конфликтной тер­ и региональное развитие» риторией современной России.

ИЭП им. Е. Т. Гайдара У многих россиян это вызывает протест и отторжение, все более популярным становится лозунг «Хватит кормить Кавказ!» В со­ знании людей бытуют представ­ ления о регионе как о застойном, архаичном, агрессивном. Так ли это Исследования, которые про­ водились последние несколько лет на Северном Кавказе, серь­ езно корректируют понимание этой территории и населяющих ее народов. Многие трафаретные представления об этом регионе оказались мифами. Попробуем развенчать основные из них.

1. Северный Кавказ не является однозначно депрессивной территорией. Здесь все очень по­раз­ ному. Есть отдаленные горные территории, где экономика мог­ ла поддерживаться лишь за счет постоянных государственных дотаций. Какое­либо серьезно работающее, ориентированное на рынок хозяйство здесь вряд ли возродится (хотя и среди них есть исключения). Есть места активного развития товарного сельского хозяйства, в рамках как формальной, так и нефор­ мальной экономики, продук­ O I K O N O M I A • P O L I T I K A µ • Plt Ирина СТародубровСкая 107 ция которой доезжает аж до Хабаровска. Есть процветавшие до последнего времени центры развития туризма, в первую очередь горнолыжные курорты. Есть успешно работающие современные промышленные предприятия — и даже ростки постиндустриальной экономики.

2. Население северокавказского региона не является поголовно бедным.

Если посмотреть на структуру расходов домохозяйств, в них можно об­ наружить достаточно крупные траты: на образование и устройство на работу детей, на свадьбы и приданное, на строительство дома. Траты измеряются сотнями тысяч, а то и миллионами рублей. Во многих со­ обществах, если сын женится, родители должны обеспечить ему дом, а родители жены — обстановку. А ведь до последнего времени семьи на Кавказе были многодетными. Не везде достойную девушку выда­ дут замуж в семью, владеющую одним Камазом, два Камаза — более приемлемый вариант. Основные источники доходов — неформаль­ ная приусадебная экономика, отходничество (сельскохозяйственные работы в южных российских регионах, работа в торговле, на строй­ ках в крупных городах), заработки на нефтегазовых месторождениях в Сибири. Но и здесь все очень по­разному — так, доходы от при­ усадебной экономики на разных территориях могут различаться на несколько порядков, а то и больше.

3. Регион не является застойным и архаичным. В нем происходят интенсивные структурные сдвиги: миграция горцев на равнину, урбанизация и т. п. Если статистика этого не улавливает — не верь­ те глазам своим. На формирование потребительских стандартов, жизненных стратегий активное влияние оказывает глобализация.

Все это приводит к размыванию отношений традиционного об­ щества там, где они сохранялись до последнего времени, и к еще большему их ослаблению там, где этот процесс начался уже не­ сколько десятилетий назад. Рыночная экономика преуспела в этом гораздо больше, чем советская плановая система, построенная на вполне традиционных принципах, таких как коллективизм, ие­ рархия, жесткая фиксация социальных ролей, предопределенность жизненного пути.

Уход в прошлое патриархальных отношений, таких простых, понят­ ных и определенных, вызывает единодушное сожаление практически у всех наших собеседников.

«Вы понимаете …сознание родителей наших, дагестанцев, которые всегда за­ ботились об образовании, о благополучии своих детей. И взрослые дети, не как в России…, оставались с родителями, заботились о них. Эти понятия начали уже исчезать. Родители уже не думают, дети чем занимаются, где находятся вообще­то в большинстве случаев. Это было нашей гордостью, когда дети слушались родите­ лей. Уже в возрасте 30—40 лет не ослушивались, не пререкались. Это был какой­то, понимаете, метод сдерживания, воспитания, это было правильно вообще­то все, это не плохо было, что слушались. Он [родитель] ему [ребенку] не желал плохого.

Это тоже исчезает».

108 Лекарство от страха: какая политика может снизить конфликтность на Северном кавказе Как видно из приведенной цитаты, одним из серьезнейших по­ следствий разложения традиционного общества стала легитимация межпоколенческого конфликта, что во многом определяет современ­ ную ситуацию в регионе.

4. Население на Северном Кавказе не является социально пассивным.

В регионе действуют различные общественные движения: нацио­ нальные, правозащитные, кое­где появляются объединения на ре­ лигиозной основе. В Дагестане до сих пор сохранились независимые СМИ. Общественная активность в различных формах — митинги, демонстрации, публикации в прессе — воспринимается как эффек­ тивный способ доведения своих интересов и потребностей до власть предержащих. Можно сказать, что гражданское общество, хотя и до­ статочно своеобразное, на Кавказе получило большее развитие, чем на большинстве российских территорий.

Представленная картина хотя и отличается от типичных россий­ ских регионов (причем в чем­то в худшую, а в чем­то — в лучшую сторону), но далеко не столь сильно, как набор широко распро­ страненных мифов и стереотипов. Так, может быть, особая напря­ женность на Кавказе — тоже миф Но это не так. Действительно, северокавказский социум отличается высокой степенью конфлик­ тности, распространением насильственных методов их разреше­ ния, активным противостоянием различных социальных сил, часто имеющим разрушительные последствия. Попробуем разобраться в причинах.

Во­первых, демографические тенденции в регионе существенно отличаются, или, во всяком случае, отличались до последнего вре­ мени от остальной России. Их характерная черта — незавершен­ ность демографического перехода, когда снижение смертности не сопровождается адекватным уменьшением рождаемости. Рост на­ селения, особенно при его высокой плотности, — благоприятная среда для развития конфликтов1. Если нет условий для активного экономического роста, усиливается конкуренция за статусы и ре­ сурсы, ограниченные достигнутым уровнем развития. Бурный рост неизбежно сопровождается структурными сдвигами, отрывающими людей от корней, от традиционной социальной среды, и превращаю­ щими их в горючий материал, легко поддающийся манипулированию и способный провоцировать социальные беспорядки. На Северном Кавказе оба эти процесса — отсутствие активного роста и интен­ Так, исследователи традиционных обществ обращают внимание на то, что в условиях не­ достаточной гибкости социальных и политических институтов всплески рождаемости обычно приводят к социальным катаклизмам, поскольку численно возросшее население не находит адекватных ресурсов для удовлетворения своих потребностей. Однако в тех условиях недоста­ точность ресурсов сама по себе оказывается регулятором численности: в результате ухудшения жизненных условий растет смертность; возросшие масштабы насилия приводят к убыли насе­ ления как итогу войн и восстаний; происходит также падение рождаемости, и исходный баланс восстанавливается, давая толчок новому циклу (см.: Goldstone J.A. Revolution and Rebellion in the Early Modern World. Berkley, CA: University of California Press, 1991).

Ирина СТародубровСкая сивные структурные сдвиги — парадоксальным образом сочетают­ ся. Ограниченность ресурсов и статусов воспроизводится в условиях масштабных миграционных потоков, еще более усиливающих на от­ дельных территориях конкуренцию между претендентами на ресурсы и социальные лифты.

Во­вторых, разрушение институциональной среды в регионе при­ обрело гораздо более масштабный характер, чем на остальной россий­ ской территории. Фактически параллельное размывание регуляторов традиционного общества и распад советской системы регулирования, не сопровождавшиеся реальным становлением постсоветского право­ вого пространства, создали своеобразный институциональный вакуум, заполнение которого происходило фрагментарно и хаотично. Какие­ то элементы регулирования пришли из криминального мира и мира теневой экономики, какие­то — воспроизвели черты традиционных институтов, какие­то были привнесены всплеском национальных дви­ жений 1990­х годов.

В результате где­то ставка сделана на традиции, в частности на религиозные2, где­то — на силовые методы отстаивания интересов3, где­то — и на использование элементов самоорганизации и граждан­ ского общества.

Причем различные институциональные системы, взаимодействуя между собой, не образуют органичного «симбиоза» — они активно конкурируют. Данный феномен получил название конкуренции юрис­ дикций4. И это способствует обострению конфликтов, поскольку его стороны могут опираться на разные системы норм и правил, причем часто даже не на те, которые вытекают из исторических и культур­ ных предпосылок, а на максимально соответствующие их текущим интересам.

«Вы говорите, сегодня в мечети собираются. Это старые традиции, когда общественным путем, народом разрешалось. Это было своего рода местное самоуправление вообще­то. Они пришли к тому, когда власти нету, тогда были мечети, и все там решалось. И автоматически пришли в мечеть… Власть когда буксует и когда не срабатывает, вот и образовывается мечеть.

А где им собираться, кроме как в мечети». «Если дело государство не делает, …как будто бесхозный в пустыне народ… Ну делайте вы тогда. Если можете — делайте, если вы не мо­ жете, то народ сам делает. …Им ни отсюда, ни оттуда ни помощи нету, ни закона нету, ни порядка, они сами…» «Здесь если хочешь жить, за свою жизнь надо бороться, показать, митинговать, трассу закрывать, что­то делать, тогда на тебя обратят внимание, и там говорят, „год их не трогай­ те“, вот такое положение».

Ситуация «конкуренции юрисдикций» применительно к Республике Дагестан проанализи­ рована, например, Расулом Кадиевым (см.: Аналитическая справка юриста о правовой ситуации в Дагестане // Фронтир. 2010. Март. С. 34—41). Вообще, этнографы в основном используют другие термины для характеристики данной ситуации — правовой плюрализм, или полиюри­ дизм, — обосновывая наличие подобного явления на Кавказе в течение длительного времени, по крайней мере с момента завоевания Кавказа Россией. Тем не менее представляется, что термин «конкуренция юрисдикций» в данном случае лучше характеризует характер взаимоотношений между разными правовыми системами.

110 Лекарство от страха: какая политика может снизить конфликтность на Северном кавказе «Это партократы раздали [землю], а по законам ислама на чужой мусульман­ ской земле ты без [разрешения] не имеешь права заходить. Когда… Цумадинский, Цунтинский район переселяли, …они сказали — не пойдем. …Старики собра­ лись. Мы, говорят, в Чечню не пойдем, грех нам, Аллах накажет, это не наша земля. Тогда у стариков такое понятие было. Сейчас же нету этого понятия».

«Религиозный фактор здесь …играет инструментальную роль, когда удобно, он используется, когда нет — нет».

В­третьих, наибольшей деградации после распада советской сис­ темы на Северном Кавказе подверглась городская среда — основной проводник модернизационных тенденций. Именно на городские со­ общества, характеризовавшиеся смешанным национальным составом;

формирующимися на новой основе социальными сетями; большей, чем в сельской местности, ролью образования и квалификации для карьерного продвижения, советская модернизация оказала наиболь­ шее влияние. В постсоветский период изменение городской среды определяется такими основными тенденциями, как:

• интенсивная деиндустриализация;

• разрушение городского ядра, существенный отток из городов рус­ ского, а также местного образованного населения в 1990­е годы, замещение его «новыми кавказцами», часто с криминальным прошлым;

• массовое получение высшего образования в городах выходцами с сельских территорий с закреплением значительной их части в городе на постоянное место жительства;

• приток сельских мигрантов в город с целью получения работы;

• покупка в городах недвижимости обеспеченными сельскими жи­ телями как способ сохранения сбережений и демонстративного потребления, а также как база для последующей миграции;

• активное развитие пригородов и формирование городских агло­ мераций, особенно в регионах с ограниченной транспортной доступностью крупного города.

В результате в развитии городской среды с переменным успехом сталкиваются две противоположные тенденции: «село переваривает город» и «город переваривает село». В этих условиях возрождение городской культуры происходит очень медленно и противоречиво.

Изначально небольшие размеры многих городов; деградация в пост­ советский период видов деятельности, требующих высокой квали­ фикации; отток образованной городской элиты привели к тому, что порождаемые городской средой модернизационные тенденции — ин­ дивидуализм, конкурентность в занятии должностей, многообразие социальных связей, возможности продвижения в соответствии со спо­ собностями и талантами — на Северном Кавказе проявляются еще в меньшей степени, чем на остальной территории страны.

При этом массовое получение высшего образования северокавказ­ ской молодежью создает завышенные ожидания, которым во многом не суждено сбыться. Ограниченность спроса на высококвалифици­ Ирина СТародубровСкая рованную рабочую силу консервирует возможность максимально широкого использования личных связей при устройстве на работу.

Одновременно качество высшего образования в северокавказских вузах далеко не всегда соответствует требованиям работодателей.

Молодым людям часто приходится либо возвращаться к себе в село, где образование вообще оказывается ненужным; либо выезжать за пределы республик, еще более отрываясь от привычной социальной среды; либо оставаться в городе и выполнять работу, не соответству­ ющую их квалификации.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.