WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Однако за это пришлось вести бесконечные войны, продолжавшиеся в течение десятилетий (восьмидесятилетняя война в Нидерландах, Тридцатилетняя война в Европе, столкновения с Францией, Англией, в других частях Европы).

Широкие военные действия, не прекращавшиеся в течение почти полутора веков, потребовали колоссальных бюджетных расходов. Создание сверхдержавы вообще является дорогим предприятием. А применительно к рассматриваемому периоду возникло и еще одно, дополнительное обстоятельство: именно тогда начались процессы удорожания войн, связанные с переходом от рыцарской конницы к широкому применению огнестрельного оружия17.

Серебро и золото создавали, как казалось поначалу, основу устойчивого финансирования страны в условиях металлического обращения. Приток драгоценных металлов означал резкое увеличение денежной массы, с одной стороны, и бюджетных ресурсов правительства, с другой. Наличие мощного денежного потока позволило власти не обращать внимания на экономическую ситуацию в стране, на формирование современной для своего времени налоговой и бюджетной политики.

Как это будет повторяться неоднократно в будущем в ресурсобогатых странах, экономическая политика испанского правительства оказалась в этих условиях поразительно близорукой. Отсутствовала долгосрочная экономическая политика, которая обеспечивала бы стимулирование производства: Предпринимавшиеся разрозненные меры ориентировались преимущественно на то, чтобы снимать социальное напряжение внутри страны и получать дополнительные бюджетные доходы. Попытки регулирования цен, передача монополий на торговлю и производство важных See: Nef J.U. War and Human Progress. An Essay on the Rise of Industrial Civilization.

Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1950.

товаров, высокие и несправедливые налоги, сохранение таможенных барьеров внутри страны – таковы основные элементы экономической политики Испанской Короны, которые уже в XVI веке выглядели довольно старомодно.

Скажем, рост цен на зерно попытались компенсировать госрегулированием цен, а когда это привело к дефициту – решили стимулировать импорт, что окончательно разрушило внутреннее производство и на несколько столетий превратило страну в импортера зерна.

Схоже обстояли дела с производством тканей.

Архаичной оставалась налоговая система, а уровень налогов – одним из самых высоких в Европе. Хотя примерно 97% земель принадлежало аристократии и церкви, прямые налоги взимались с крестьянства, ремесленников и торговцев. Причем ряд налогов взимался аристократией, которая затем передавала полученные средства Короне. Поэтому налоговая база оказывалась достаточно узкой, а налоговая система - неэффективной с точки зрения получения бюджетных доходов и имела исключительно фискальный характер, подавляя, а не стимулирую развитие экономики.

Между различными частями Империи (и даже внутри Иберийского полуострова) сохранялись таможенные барьеры, что мотивировалось отчасти фискальными соображениями, а отчасти отсутствием интереса властей к изменению сложившихся традиций. На территории страны имели хождение разные валюты, что превращало конвертацию и в крайне болезненную внутреннюю (а не внешнюю) проблему.

Между тем, со временем выяснилось, что обильный приток драгметаллов создает серьезные финансовые, а затем и политические проблемы.

Проблема первая. Возрастание потребности в деньгах происходило быстрее, чем получала корона из своих заокеанских владений, Следовательно, стала расти напряженность государственного бюджета и нарастать государственный долг. То есть, несмотря на обилие денежных ресурсов, страна столкнулась с ситуацией устойчивого бюджетного дефицита. А ведь этот феномен не был характерен для предшественников Карла I:хотя они иногда и заимствовали денежные средства, но как правило для решения конкретных задач и лишь временно. Теперь бюджетный дефицит стал проблемой хронической.

Механизм раскрутки финансового кризиса достаточно очевиден. С одной стороны, наличие обширных запасов серебра и золота позволяло Короне заимствовать в любых масштабах, поскольку сохранялась уверенность в возможности оплатить в будущем любые долги. С другой стороны, кредиторы также легко давали деньги под залог будущих поступлений металла (и под ростовщические проценты). Возникает ситуация, схожая с описываемой в современной литературе термином moral hazard, когда экономический агент может не особенно серьезно относиться к принимаемым решениям.

В результате задолженность Короны стала быстро расти. В первой половине 1570-х годов расходы бюджета в полтора раза превышают доходы, причем значительные суммы идут на покрытие старых долгов. Например, только в 1575 году на оплату старых долгов было потрачено 36 млн. дукатов, что составляло эквивалент шестилетних доходов. При доходе короны в млн. дукатов в 1577 году накопленный долг Короны в 2582 году составлял млн. дукатов. По некоторым данным, две трети долговых выплат в конце только на погашение процентов по кредитам в 1598 году (год смерти Филиппа II). В дальнейшем долг продолжал расти, достигнув в 1667 году запредельной для того времени суммы в 180 млн. дукатов18.

Проблема вторая - инфляция. Возникает своеобразная ловушка: обилие денежных металлов не только дает в руки властей большие денежные ресурсы, но также и снижает покупательную способность единицы драгметалла (см. Рисунок 1). Стала раскручиваться инфляция, что, в свою очередь, сокращало доступные Короне доходы.

Поскольку инфляция была еще малоизвестна Западной Европе, значительная часть доходов казны (равно как и других экономических агентов) устанавливалась в абсолютных величинах. Соответственно, со временем (во второй половине XVI века) стали падать традиционные бюджетные доходы, зафиксированные в абсолютных суммах. (См. Рисунок 2). В течение какого-то времени выпадающие доходы могли компенсироваться притоком американского золота и серебра, хотя, как выяснилось позднее, этого было недостаточно для создания устойчивой финансовой базы для амбициозной политики испанских властей. Однако уже во второй половине XVI века испанский бюджет сводится как правило с дефицитом. (Рисунок 3).

Кроме того, поскольку Испания по понятным причинам должна была принять на себя первый удар обесценения металлических денег, конкурентоспособность испанских производителей должна была снижаться – их товары должны были стоить в «звонкой монете» больше, чем в других странах. Возникал эффект, сродни «голландской болезни», хотя его роль была, по-видимому, не столь значительна, как в условиях современных глобальных рынков19.

. See: Parker G. Spain, Her Economies and the Revolt of the Netherlands 1559-1648 // Past and Present. 1970. No 49. P. 86; Parker G. War and Economic Change: The Economic Costs of the Dutch Revolt // Parker G. (ed.). Spain and the Netherlands, 1559-1659. Glasgow, 1979; Braudel F. The Mediterranean and the Miditerranean World in Age of Philip II. New York, 1972. Vol. 1.

P. 533; Koenisberger H.G. The Empire of Charles V in Europe // The New Cambridge Modern History. Vol. 2. Cambridge: Cambridge University Press, 1958. P. 312.

На этот эффект обращал внимание еще Э.Гамильтон, объясняя повышением цен и издержек в Испании падение не только собственно экспорта, но также судостроения и мореплавания. (См. Hamilton E.J. The Decline of Spain // Economic History Review. 1938.

Vol. 8. N 2. P. 177).

Рисунок 2. Рост уровня цен в Испании в 16 веке20.

И н ф л я ц и я в И с п а н и и Инфляция в Ис пании Рисунок 1. Структура и размер доходов Короны Испании во второй половине 16 века21.

Сверху вниз:

- Обычные доходы + доходы из Америки (драгметаллы) + дополнительные доходы Flynn D.O. Fiscal crisis... P. 142.

Conklin J.. The theory of sovereign debt and Spain under Philip II. The Journal of Political Economy, Vol.106, No. 3, p 483- 1503-1511-1521-1531-1541-1551-1561-1571-1581-1591-1601-- Обычные доходы ++ доходы из Америки (драгметаллы) - Обычные доходы Рисунок 2. Соотношение расходов и доходов Короны Испании во второй половине 16 века22.

Сверху вниз:

- доходы - расходы Третья проблема непосредственно вытекала из двух предыдущих – экономика и политика Империи оказалась «подстроенной» под сложившуюся конъюнктуру валютных доходов, что сделало Испанию крайне уязвимой в двух отношениях. С одной стороны, обнаруживается политическая и коммерческая уязвимость перед кредиторами, которые хорошо знают, что Корона уже не сможет выжить без их лояльности и потому получают инструмент для шантажа. С другой стороны, уязвимость перед внешними шоками, то есть обостряется зависимость политической и экономической ситуации в стране перед конъюнктурными колебаниями.

Испания получала иностранные займы под высокий процент у финансового картеля, управляемого генуэзцами, а также у немецких, фламандских и испанских банкиров. В качестве обеспечения выступали как доли в очередном грузе серебра, так и отдельные налоговые статьи, а банкиры – и право на обслуживание финансовых трансакций Короны, в том числе и монополию в сфере международных денежных переводов и обмена валют. В государстве, чьи земли были разбросаны по всей Европе, эта функция была исключительно важна не только в экономическом, но также в политическом и в военном отношениях. Поскольку разные части Империи Conklin J. The theory of sovereign debt… имели в обороте разные валюты, стабильность денежных переводов была жизненно необходимо для поддержания здесь политической стабильности.

Еще более важным было осуществление финансовых трансакция для оплаты войн, которые постоянно вели испанские государи. Словом, некорректное поведение должника приводило к отказу кредиторов осуществлять денежные переводы с понятными негативными последствиями.

Уже в середине XVI века остро проявилась зависимость положения страны от притока американской валюты. Стоило во второй половине 1550-х годов сократиться поступлениям драгметаллов в казну, как последовал первый дефолт Короны в 1557 году, а за ним и второй – в 1560. Первому дефолту предшествовал невиданный политический дефолт: Карл I, понимая, по-видимому, остроту и системный характер нараставших проблем, отрекся в 1556 году от престола после сорока лет пребывания у власти.

Из Таблицы 1 можно сделать и еще одно любопытное наблюдение: хотя приток драгметаллов сократился во второй половине 1556-1560 годах более чем вдвое по сравнению с предыдущим пятилетием, их объем был сопоставим с поступлениями чуть более ранних периодов (конца 1540-х и ранее). Однако за пятнадцать-двадцать лет произошли серьезные изменения монетарного и структурного характера. С одной стороны, из-за инфляции снизилась покупательная способность американских денег, а с другой – по мере развития экспансионистских проектов Короны все более усиливалась ее зависимость от новых финансовых вливаний.

К концу XVI столетия Испания попадает в полную зависимость от положения дел в американских рудниках. Страна, имевшая ранее достаточно устойчивую финансовую систему, начинает регулярно объявлять дефолты – после 1557 и 1560 годов они.происходили далее в 1575, 1596, 1607, 1627, 1647, 1653 и 1680 годах23. Какое-то время (при Филиппе II) Испания еще продолжает расширяться, под властью ее оказывается и Португалия с ее огромными восточными колониями. Однако начинаются военные поражения, одно из самых тяжелых – разгром Непобедимой Армады в 1588 году. За финансовым кризисом следует денежный: не имея бюджетных ресурсов, Филипп III и Филипп IV начинают прибегать к «порче валюты», сокращая количество драгоценного металла в некоторых монетах24. Естественно, это дает лишь краткосрочные эффекты для бюджета, но никак не может предотвратить общей деградации страны. XVII век стал временем неуклонно ослабления экономики страны и превращения ее во второразрядную страну25.

Несмотря на нараставший ком проблем, наследники Карла I продолжали курс, в котором доминировали имперские и мессианские цели, и не продолжали игнорировать задачи создания благоприятных условий для экономического развития. Усиливалось отставание Испании от других Камерон Р. Краткая экономическая история мира от палеолита до наших дней. М.:

Росспэн, 2001. С. 170.

Motomura A. The Best and Worst of Currencies: Seigniorage and Currency Policy in Spain, 1597-1650 // The Journal of Economic History. 1994. Vol. 54. N 1.

Hamilton E.J. The Decline of Spain. P. 169-170.

европейских государству, выходящих на первые позиции (Нидерландов, Англии, Франции)26. Природные богатства (тождественные в данном случае «дешевым деньгам») сделали свое дело – первоначально создали иллюзию политической и экономической вседозволенности, способствовали трансформации государственных потребностей под новый уровень доходов, а затем привели к тяжелому кризису27. Кризису, который продолжался в Испании на протяжении следующих четырех веков.

Подведем итоги сказанному. Кризис Испанской империи был результатом не только и не столько завышенных амбиций, сколько непродуманной и неэффективной экономической и бюджетной политики.

Во-первых, сами завышенные политические амбиции были отчасти спровоцированы мощным потоком «дешевых» денег, нарастание которого идет рука об руку с активизацией усилий по созданию империи.

Во-вторых, экономические проблемы были порождены не столько войной, сколько неэффективной политикой. Истории хорошо известны случаи, когда страны достаточно успешно выдерживали тяжелые и длительные войны, не доводя до финансового и экономического краха.

Примеры Нидерландов XVI-XVII веков или Британии XVIII века демонстрируют другой ход событий28. Однако особенностями этих стран было отсутствие у них дешевых финансовых ресурсов, а также наличие более адекватных правительств, учитывающих в своей деятельности интересы производства и торговли29. Они не были искушаемы природными ресурсами, а потому должны были строить свое благополучие на более прочных основаниях.

«Castile followed an imperialistic policy that was not realistic in consideration of its (or anyone’s) resources: ‘in plain words, politically and military, Spain had bitten off more than she could chew’» (Flynn Op. cit. P. 143).

Осознание этого можно найти в рассуждениях некоторых испанских авторов уже в началеXVII века Санчо де Монкада писал еще в 1619 году, что «бедность Испании есть результат открытия Америки». (Цит. по Kamen H. The Decline of Spain: A Historical Myth // Past and Present. 1971. Vol. 81. November. P. 30).

See: Kennedy P. The Rise and Fall of the Great Powers. New York, 1987; Wilson Ch.

Taxation and the Decline of Empires, and Unfashionable Theme // Economic History and the Historians. New York, 1969 P. 120-127..

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.