WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 38 |

В заключение еще раз отметим, что вербальные и невербальные средства коммуникации являются частями одной и той же коммуникационной системы. Поэтому процесс коммуникации осуществляется по многим или даже всем каналам одновременно. Иногда информация, поступающая по различным каналам, может передавать один и тот же смысл, нести одно и то же содержание. Параллельное выражение одного и того же содержания одновременно по нескольким каналам усиливает эффект воздействия. Но иногда сообщения, поступающие по различным каналам, могут быть противоречивыми, несогласованными между собой, что, Семечкин Н.И. Социальная психология естественно, затрудняет их интерпретацию. О чем это может свидетельствовать, мы поговорим ниже. Сейчас же приступим к характеристике каналов, или средств, коммуникации.

1.3. Средства коммуникации Все каналы коммуникации обычно разделяют на вербальные и невербальные. К первым мы отнесем лингвистический и паралингвистический каналы, ко вторым – взгляд, выражение лица (мимику), прикосновения, телодвижения (позы), жесты, межличностную дистанцию, а также одежду, макияж и украшения. В.А. Лабунская предлагает несколько иную классификацию, рассматривая коммуникацию как совокупность знаковых систем. С позиции этого подхода, коммуникация представляет собой четыре системы:

• оптико-кинетическую (выражение лица, жесты, телодвижения);

• пара- и экстралингвистическую (вокализация, тональность голоса, темп речи, смех, плач, покашливание и т. д.);

• организацию пространства и времени коммуникации (межличностная дистанция, время протекания коммуникации, опоздания, точность и т. д.);

• визуальный контакт (взгляд) (Лабунская В., 1986).

Насколько можно судить, речь идет все о тех же каналах коммуникации, но, как обычно говорят в таких случаях, “только вид сбоку”. Кроме того, в предложенной классификации все, характеризующие речь признаки, отнесены к невербальным средствам коммуникации.

Ситуация коммуникации характеризуется тем, что коммуникатор (отправитель) имеет некое сообщение, а также потребность и намерение передать его получателю (Блакар Р.,1987).

Какие цели при этом преследуются Согласно лингвисту Джону Серлю (Серль Дж., 1978), в коммуникации могут быть достигнуты 5 наиболее общих целей:

1. Сообщение и описание чего-либо.

2. Влияние на кого-либо.

3. Выражение чувств и отношения.

4. Взятие на себя каких-то обязательств.

5. Непосредственно, или прямо, добиться чего-либо, например попросить, потребовать, приказать.

Понятно, что это деление условное и любая из описанных целей может имплицитно предполагать другие.

Передача сообщения может осуществляться многими способами и с помощью различных средств. Но наиболее привычным и естественным для нас средством является язык. Поэтому понятие коммуникации прежде всего ассоциируется с языком и речью. Ведь в повседневной жизни, в ординарных ситуациях именно посредством языка и речи (устных и письменных) осуществляется большинство наших коммуникативных взаимодействий.

Наша речь лучше всего нами осознается и контролируется, и хотя известный афоризм утверждает, что язык людям дан для того, чтобы скрывать свои мысли, верно и обратное: чтобы выразить свои мысли у человека, помимо языка, нет другого, столь же надежного средства.

Поэтому у нас имеются все основания, чтобы характеристику каналов коммуникации начать с языка и речи.

Глава 2. Вербальные средства коммуникации “Чтобы быть понятым кем-либо, – писал Г. Лебон, – надо говорить на языке слушателя со всеми свойственными его понятиям оттенками” (Лебон Г., 1995 б, с. 100).

2.1. Лингвистический канал Действительно, слова и предложения всегда содержат множество потенциальных смыслов и могут быть многозначными, многосмысленными. Слова имеют как денотацию – Семечкин Н.И. Социальная психология прямое или явное значение, так и коннотацию – невыраженное, неявное, но подразумеваемое значение. Так, например, слова “крыша” или “чердак” в прямом своем значении означают часть здания, дома, но в обиходном, особенно сленговом языке эти слова означают “голову”. Отсюда и бытующие высказывания: “крыша поехала” или “чердак варит”. Кстати, в этих выражениях глаголы “поехала” и “варит” также употребляются в коннотационном значении. Если вы проанализируете свою повседневную речь, а также речь окружающих, то найдете сколько угодно примеров коннотационного словоупотребления. Конечно, это может создавать проблемы в понимании. И чтобы их избежать, у людей, находящихся в процессе коммуникации, должно присутствовать симпрактическое включение как еще одно необходимое условие понимания, о чем пишут немецкие психологи Г. Гибш и М. Форверг. Данный термин, предложенный К.

Бюлером, означает одинаковую мысленную оценку ситуации собеседниками, в результате чего у них складывается единое ее понимание (Гибш Г., Форверг М., 1972).

Попутно отметим, что многозначность, смысловая многоуровневость слов и высказываний, наличие тонкостей, оттенков, нюансов создает сложность не только для понимания бытовой речи, но и для языка науки. Поэтому в недавней истории методологии науки существовали даже совершенно утопические идеи создания некоего рафинированного языка науки, слова и высказывания которого были бы строго однозначными. Еще раз подчеркнем, что такая цель, даже в отношении терминов научного языка, навряд ли достижима.

Точно так же дело обстоит и с высказываниями и предложениями. В них тоже могут присутствовать как прямой смысл, так и скрытый подтекст, или иносказательное значение, которое в него привносит либо сам говорящий, либо слушатель, либо ситуация (Блакар Р., 1987).

Казалось бы, задача говорящего (коммуникатора) должна состоять в том, чтобы сделать высказывание как можно более понятным для слушателя. Но в том-то и дело, что люди не всегда прямо и непосредственно выражают то, что хотят сказать, прибегая к кодированию, зашифровыванию своих сообщений. Для этого, как правило, всегда существуют свои социальные причины. Так, скажем, имеется прямой смысл высказывания: “Я устал”. Но говорящий это может вкладывать в него и скрытые подтексты, например: “Отстаньте от меня” или “Неплохо бы получить вознаграждение”, “Я ничего делать не буду” и т. д. Любой из этих скрытых смыслов может быть вложен говорящим в сообщение в зависимости от ситуации или от того, кто является слушателем (получателем) сообщения.

Что касается произвольного вкладывания скрытых смыслов (кодирования) со стороны говорящего, то Р. Блакар пишет, что мы выбираем слова и выражения, которые создают или порождают тот контекст, в котором мы хотели бы видеть свои высказывания. Для этого в распоряжении говорящего (пишущего) имеются следующие средства:

• выбор слов и предложений;

• создание новых слов и выражений;

• выбор грамматической формы высказывания;

• выбор последовательности слов, выражений и высказываний;

• расстановка ударений, интонации, тон голоса и т. д. (т. е. средства из паралингвистического арсенала).

2.2. Выбор слов и выражений Забавный пример Р. Блакара иллюстрирует, как это может быть. Высказывания “Бутылка наполовину пустая” и “Бутылка наполовину полная” на первый взгляд констатируют одну и ту же ситуацию. Тем не менее, они, вероятно, могут по-разному воздействовать на настроение веселой компании, проводящей время за этой самой бутылкой. Кроме того, эти высказывания могут характеризовать и самого говорящего. Так, говорящий о полупустой бутылке, скорее всего, смотрит на ситуацию пессимистически, в то время как говорящий о полуполной смотрит на нее же с оптимизмом.

Добавим еще, что от того, какие выбраны слова, особенно глаголы, может также зависеть причинное объяснение происходящего (каузальная атрибуция). Роджер Браун утверждает, что когда используются глаголы, свидетельствующие об активности, напористости, то они побуждают слушателей к диспозиционной атрибуции в отношении действующего лица.

Например, в высказывании “Давид победил Голиафа” Давид сразу предстает героем, и именно Семечкин Н.И. Социальная психология его героизм послужил причиной победы. Причем здесь совсем не возникает мысли о том, что, возможно, Голиаф был совершенно больным, беззащитным существом, поэтому и не мог противостоять Давиду, который воспользовался его слабостью. Так что, возможно, причина победы Давида не в его героизме, а в слабости Голиафа, которого мог бы победить любой другой. Но использование активного глагола не дает повода для возникновения сомнений.

И наоборот. Глаголы, описывающие переживания чувств (“переживательные”), созерцательность, пассивное восприятие, заставляют приписывать причину не действующему лицу, а стимулу, внешним факторам. Допустим, высказывание “Татьяна Ларина влюбилась в Евгения Онегина” не наводит на мысль, что причина случившегося в самой героине, в ее неуемной влюбчивости, что она влюблялась во всех мужчин, включая кучера Петра. Скорее всего, данное высказывание заставляет предположить, что влюбленность Татьяны была вызвана личностными чертами самого Онегина, т. е. стимулом.

2.3. Создание новых слов и выражений Этот прием широко задействован в рекламе и идеологии. Как пример рассмотрим название одного из психотерапевтических направлений – нейролингвистическое программирование (НЛП). Очевидно, что уже само это название создавалось с расчетом на рекламный эффект, а проще говоря, является рекламным трюком. Ведь у людей, далеких от психологии, не знающих ни ее истории, ни направлений (в том числе и терапевтических), сочетание звучащих туманно-многозначительно слов “нейролингвистическое”, да еще “программирование” порождает представление о чем-то настолько технически надежном и безотказном (по аналогии с компьютерным программированием, как призналась автору студентка-первокурсница), что пресловутое НЛП начинает восприниматься ими, как психотерапевтическая панацея, а практики НЛП, как таинственные, всемогущественные колдуны, маги или как некие оккультные мастера “зомбирования”. Хотя за лукавым названием скрывается обычное для психотерапии средство – изменение установок у людей. Надо иметь в виду, что таких пышных, многозначительных названий, скрывающих суть, в разговорах, в рекламной деятельности, в пропаганде используется очень много.

Ту же рекламную или идеологическую цель преследует неправильное использование слов и применение “пустых” слов. Последнее, кстати, отмечал еще Г. Лебон, говоря, что слова “демократия”, “равенство”, “братство” (добавим “прогресс”), хотя и бессмысленны по содержанию, но обладают взрывной силой воздействия на слушателей в определенных ситуациях.

2.4. Выбор грамматических форм Согласитесь, что неодинаковый смысл содержится в высказываниях: “Преподаватель Х поставил студенту Y двойку” и “Студент Y получил двойку у преподавателя Х”. Если в первом случае сразу представляется зловредный Х, ставящий несчастному Y двойку, то во втором – Y получает свою вполне заслуженную двойку у Х. Выбор активной или пассивной форм оказывает влияние не только на восприятие причинных отношений, но и приводит к переосмыслению ситуации в отношении того, кто является “главным действующим лицом”, т. е. тем индивидом, о ком говорят.

2.5. Выбор последовательности слов В предыдущих разделах мы уже упоминали о “законе края”, открытом Германом Эббингаузом, согласно которому лучше всего запоминается первая (“эффект первичности”) и последняя (“эффект новизны”) информация. Таким образом, выбор последовательности характеристик человека или описываемых событий способен создать нужный смысл и произвести требуемое впечатление. Кстати, Соломон Аш, чью теорию личностных черт мы уже обсуждали, в своем исследовании конформизма (1946), о котором мы будем говорить позже, также использовал принцип последовательности для формирования впечатления у испытуемых.

Семечкин Н.И. Социальная психология 2.6. Расстановка ударений, интонация, тон голоса и т. д.

Р. Блакар обозначает эти приемы как “суперсегментные характеристики”. Но здесь мы, собственно, уже имеем дело с паралингвистическим оформлением речи.

2.7. Паралингвистический канал Тон голоса, высота звука, интонации, скорость речи, вокализации и т. д. – т. е. все то, что относят к паралингвистическим средствам коммуникации, также несут и передают смысл, хотя непосредственно языком не являются. Если коротко охарактеризовать суть паралингвистического канала, то можно сказать, что он сообщает не о том, что говорится, а как это делается. Паралингвистические средства включают в себя как речевые модификации – высота голоса, ударение, темп, ритм речи, паузы, так и вокальные модуляции – смеющийся, плачущий, стонущий, воющий голос, а также разного рода покашливания, всхлипывания, покряхтывания, стоны и т. д. Блакар приводит пример простого предложения “Он меня ударил”, где с помощью подчеркивания ударения на одном из трех составляющих его слов, можно изменить смысловое значение сказанного, отвечая на три разных вопроса:

1. Кто же тебя ударил – Он меня ударил.

2. Что он тебе сделал – Он меня ударил.

3. Кого это он ударил – Он меня ударил.

Вокализация голоса, каким произносятся слова или фразы, может порой нести большую смысловую нагрузку, чем сами слова, а иногда даже перечеркивать смысл слов. Так, например, если на пляже вы услышите, как кто-то весело, смеющимся голосом кричит “Спасите!”, вам, скорее всего, не придет в голову бросаться спасать кричащего, поскольку в данном случае крик “Спасите!” будет свидетельствовать не об опасности, а о чем-то другом.

Говоря в общем, можно утверждать, что анализ паралингвистического сопровождения речи дает не меньше сведений, чем анализ самой речи. Так, скажем, низкий тон голоса может свидетельствовать о вежливости, скуке, грусти, в то время как высокий – о гневе, злобе, страхе, удивлении, вообще о возбуждении и даже о лжи.

Характеризуя интонации, Роджер Браун использует понятие “социальный регистр”, которым он обозначает способ выражения сообщений, адресованных определенному типу слушателей (Brown R., 1986). Чтобы лучше понять, о чем идет речь, вспомните, как взрослые люди разговаривают с маленькими детьми, какие при этом отмечаются лингвистические и паралингвистические особенности в их обращении. Это и предельно простые слова, и короткие предложения, нарочитое, преувеличенное интонирование голоса, разного рода сюсюканье, либо подчеркнуто правильное, выразительное произнесение слов, либо, наоборот, намеренное их коверканье в подражание ребенку. Эти характерные особенности разговора с маленькими детьми, иначе регистр данного типа, присущ всем культурам (в одних он более выражен, в других – менее).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.