WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 46 |

Но есть и другая, альтернативная социальная функция организации. Она заключается в том, чтобы отладить механизм подражания низших — масс, высшим — то есть вождям, обеспечивая тем самым процесс воспроизводства в массах изобретений, новшеств, созданных творчес-ким гением элиты. Кроме того, искусственно организованные массы — церкви, партии, учебные заведения, армия, государство и т. д. — воспроизводят и во множестве тиражируют “слепки” вождя. Это незаурядные индивиды, из которых формируется промежуточное или передаточное звено между вождем и массами. Это ядро массы или ее действующая, творческая элита, которая воздействует на инертную массу. Тем самым обеспечивается интеллектуальное развитие и разви-тие общества в целом.

Выше мы уже говорили, что в стихийных массах, по мнению Лебо-на, уровень интеллекта падает до низшего предела. Так что у толпы интеллект ниже, чем у каждого конкретного индивида. В случае искусственных или организованных масс Тард приходит к оригиналь-ному выводу о том, что организация интеллектуальнее, умнее каждого из своих членов. Университет по интеллектуальному уровню превос-ходит работников университета, партия умнее своих членов, полиция и армия интеллектуальнее полицейских и военных. Такое положение дел объясняется тем, что в организованных массах каждый, даже самый неразвитый член организации, подражает высшим, руководящим чле-нам организации, то есть элите. Тем самым элита, а в конечном итоге, вождь подтягивают членов организованной массы до своего уровня. Следовательно, интеллектуальное развитие вождя и элиты способ-ствуют умственному развитию низших членов массы, которые подражают лидерам. Лидер, таким образом, с помощью организации лепит массы по своему подобию. В конечном итоге, пишет Тард, масса, превращенная в организацию, имеет те же ценности, те же установки, те же нормы, что и ее вождь. Перенимая изобретения элиты, массы развиваются интеллектуально и социально. Поэтому массы, благодаря элите и вождю, по уровню развития выше, чем составляющие их члены.

Вместе с тем, все значительное, что было создано в человеческой истории — это плоды индивидуального творчества элиты. Массы же способны лишь повторять, а не творить. Можно сказать и иначе: отсутствие творческих способностей есть признак массы, а их наличие — признак элиты.

Поэтому, полагает Тард, преклонение перед массой или народом, утверждение, что именно народ творит историю, что он является творческой силой общественного прогресса, есть не что иное, как лукавое лицемерие и демагогия. Все заявления, восхваляющие народ и массы, объявляющие их священными, богоносными и так далее всегда преследуют корыстные цели. Это всего лишь прием вождей, которые поют дифирамбы толпе, но лишь затем, чтобы она восхваляла вождей и преклонялась перед ними.

Таким образом, мы вновь подошли к проблеме отношения масс и вождей, к проблеме лидерства и авторитета.

Глава 2 Вождь — масса: проблема власти и социального лидерства Внимание Г. Лебона к фигуре вождя вызвано, прежде всего, тем, что, по его мнению, именно вождь, обладая, с одной стороны, патологическим стремлением властвовать, а с другой - способностью манипулировать массами, делает их реально опасными, угрожающими самому существованию общества. Толпы, следовательно, лишь инструмент в руках вождя и сами они, как любой другой инструмент, без направляющей силы и воли не могут быть ни творческими, ни разрушительными. Только вождь, эмоционально заражая массы и внушая им иллюзии, использует затем их коллективный идеализм как рычаг, приводящий толпы в движение. Таким образом, вождь играет на иллюзиях и грезах масс.

Правда, на первый взгляд, позиция Лебона не совсем последова-тельна. Опасность масс он усматривает в том, что вожди ими манипулируют, но в то же время в высшей степени похвально отзывается об идеях Никколо Макиавелли, который как раз и учит тому, как массами управлять, иначе говоря, манипулировать. Но, думается, что противоречие это мнимое. Ведь суть всех наставлений Макиавелли сводится к тому, чтобы удержать массы от беспорядков, хаоса и анархии, словом, чтобы не дать им возможности проявлять свою разрушительность. Точно такую же задачу перед психологией масс ставит и Г. Лебон, когда говорит о необходимости соединения психологии и политики, которая должна стать рациональной формой использования иррациональной энергии масс.

При этом Лебон исходит из того рассуждения, что все цивилизации, прошлые и настоящие, были созданы, поддерживались и сохранялись только благодаря умелому господству аристократии. А краткие периоды господства и торжества толп всегда вызывали социальные катак-лизмы, поскольку сами по себе массы способны лишь к разрушению.

Природа власти и подчинения Констатация того факта, что фундаментом любого социального организма являются отношения господства и подчинения, рассмат-ривается Лебоном как основная предпосылка существования вождей (или аристократии). Причем, меньшинство всегда правит большинством. Но и в самом правящем меньшинстве обязательно наличествует лидер — вождь.

Изначальный, исходный источник всякого авторитета, утверждает Г. Тард, находится в отце.

Следовательно, начало любых отношений господства и подчинения необходимо искать в семье. Ведь именно в ней и с нею возникает родительское влияние и власть отца. Семья, таким образом, действительно “первичная ячейка общества”, посколь-ку все другие виды и типы власти на всех без исключения уровнях социальной иерархии происходят от власти отца, являясь, по сути, ее трансформированными формами.

Эта идея Г. Тарда безоговорочно принимается и разделяется Лебоном. Но наибольшую поддержку она находит у З. Фрейда и В. Райха, которые осуществили ее дальнейшую детальную разработку, создав на основе этой гипотезы широкомасштабные теории. Фрейд — теорию клинического и социального психоанализа, ядром которой выступает концепция “комплекса Эдипа”;

Райх — теорию репрессированной сексуальности, как источника массовых социальных извращений в форме тоталитарного фашистского безумия.

Итак, Тард утверждает, что отец — праобраз всех вождей и источ-ник всех тех чувств, которые люди испытывают к властителю. Но поскольку именно отец является первым властелином в жизни челове-ка, он же — и первый образец для подражания детям. Или, говоря в терминах теории социального научения Альберта Бандуры, он — первая социальная модель. Отец, с точки зрения Лебона, объект восхищения, а согласно Фрейду, объект амбивалентных чувств — любви и ненависти, восхищения и страха. Так или иначе, семья выступает в качестве самой первой школы подчинения, где дети учатся повиновению через подражание старшим и прежде всего отцу. Семья, таким образом, дает навыки подражания, формирует привычку имитировать и подчиняться, а затем и потребность в конформизме. А. Бандура называет этот механизм инструментальным научением, Тард же — механизмом формирования потребности в подчинении. Сформировавшись, эта потребность повиноваться нуждается в удовлетворении. И как удовлетворение всякой потребности, удовлетворение потреб-ности в подчинении приносит человеку радость и наслаждение.

Следовательно, люди жаждут либо подчиняться, либо подчинять. И то, и другое они делают с удовольствием. В обществе, таким образом, всегда срабатывает одна и та же закономерность: как только люди объеди-няются, они бессознательно ищут того, кто смог бы заменить им отца, в образе, во власти которого они нуждаются. В конечном итоге все начинают подчиняться одному, происходит разделение на тех, кто руководит, властвует, и тех, кто подчиняется. Результат этот достига-ется не благодаря насилию и принуждению, а благодаря тому, что в процессе дифференциации на ведущих и ведомых реализуются потребности людей — властвовать и повиноваться.

Этот неожиданный вывод психологии масс, касающийся социального конформизма, вызывает особый интерес. И не только потому, что не совпадает с выводами современной социальной психологии личности, объясняющей конформизм как механизм регуляции самооценки (о чем речь пойдет в разделе “Социальное влияние”). Главное же здесь состоит в том, что такой вывод прямо противоречит широко распространенному убеждению, согласно которому индивиды и массы подчиняются постольку, поскольку их к этому принуждают. Причем мнение это распространено не только в обыденном сознании, но и в обществоведении, особенно в исторических и социологических тео-риях. И действительно, как можно, с точки зрения рационального взгляда, объяснить, почему в обществе всегда существует подчинение одних людей другими Почему одни властвуют, а другие с готовностью признают их власть Почему, наконец, большинство всегда подчиняется меньшинству Ведь если верить все тому же распространенному мнению, высшими социальными ценностями для большинства людей являются свобода и равенство.

Когда повиновение и покорность масс объясняются применяемым к ним насилием, то мы имеем дело с попыткой обнаружить в их поведе-нии рациональное начало. Психология же масс отрицает в поведении толпы какую-либо рациональность. Поэтому Тард, а за ним Лебон, Фрейд и Райх утверждают, что не насилие является источником социального принуждения, а потребность в социальном принуждении и повиновении выступает источником социального насилия. Иными словами, вождь господствует и принуждает потому, что ему хотят подчиняться и подчиняются. Этого жаждет большинство людей.

Лебон уточняет это положение, заявляя, что у масс имеется неистребимая потребность в восхищении. Она превращает их в рабов тех, кем массы восхищаются. По мнению Лебона, эта потребность не индивидуальной, а массовой, коллективной психики. Она-то и делает инди-видов, изначально свободных, но сбившихся в массы, несвободными, т. е. восхищенными, внушаемыми, повинующимися. Ведь в каждом человеке заложена часть коллективной души или коллективной психики.

Таким образом, массы всегда ждут отца — вождя. Какими же характеристиками он должен обладать Что ему надлежит делать, чтобы восхищать, покорять, подчинять себе массы В каких, наконец, психологических отношениях находятся вождь и масса Психологический портрет вождя Взгляды теоретиков психологии масс на фигуру вождя не во всем совпадают. Так, точку зрения Г. Тарда относительно вождей условно можно назвать “элитаристской”. Он во многом следует традиции, заложенной Томасом Карлейлем, который считал вождей и вообще людей выдающихся “героями духа”, т. е. личностями, обладающими какими-то исключительными качествами: талантом, интеллектом, несгибаемой волей, силой духа, отвагой и т. д. (Карлейль Т., 1994). Следовательно, вожди — это элита, лучшая часть человечества, его гордость и высшее достижение.

Г. Тард тоже делит общество на элиту и массы. Элиту, по его мнению, отличает способность к творчеству и неспособность к подражанию. Массы же, наоборот, — способны лишь к подражанию и неспособны к творчеству. Поэтому массы, словно дети отцу, подражают и подчиняются элите — вождям. Общество своим развитием, прогрессом обязано именно вождям. Они, то есть выдающиеся личности, создают все прогрессивные идеи, совершают открытия, несут новое, небывалое ранее, внедряют новшества в массы. Таким образом, развиваясь сами, они развивают, подтягивают до своего уровня остальную часть общества, которая им безоговорочно подражает, и, следователь-но, подчиняется. В результате вождь и массы становятся поразительно похожими друг на друга. Отсюда вытекает, что основным способом существования масс является имитация, подражание своему вождю или группе вождей. Имитация и подражание в то же время выступают и формой внушения, так как с помощью этого механизма осуществляется воздействие вождя.

Вождь, по мнению Тарда, - организующее, цементирующее ядро массы, он - ее центр. Для того, чтобы внушение посредством имитации происходило более успешно, необходимы вожди второго плана, выступающие в качестве опосредующего звена между верховным вождем и массой.

Общество, следовательно, предстает в виде пирамиды, вершину которой занимает главный вождь, ниже находится группа вождей-посредников, а основание образуют массы.

Логика существования массы следует простой схеме: вождь задает образец, который тут же подхватывается, имитируется, распространяется. Исключительно важную роль здесь играют средства массовой информации, особенно современные. В результате происходит стереотипизация поведения тысяч и даже миллионов людей. Возникает единообразие мыслей, чувств и верований, заимствованных у вождя.

Поскольку личность вождя начинает занимать одно и то же, центральное, место в психической жизни множества людей, а, следова-тельно, оказывается как бы растиражированным в тысячах или даже миллионах экземпляров, постольку возникает впечатление о том, что существует “коллективное сознание”, как его называет Э. Дюркгейм, или “душа массы”, о чем говорит Г. Лебон.

На самом же деле, полагает Тард, существует лишь одна душа и одно сознание — это душа и сознание вождя, размноженные в массе. Масса — это тысячеликий вождь, бесчисленные его репликации, его зеркальные отражения. В этом, по мнению Тарда, и заключается таинственный и загадочный феномен коллективной психики. Душа вождя, его образ, запечатленный в душе каждого члена массы, — это и есть коллективная душа.

Кроме того, Тард выделяет еще один аспект в фигуре вождя. Так как вождь является организующим началом массы, ее основанием, то он же выступает и гарантом общественного порядка. Подобно тому, как в индивидуальной психике порядок поддерживается благодаря наличию в ней организующего центра в виде “Я”, или сознания, в психике массы порядок обеспечивает сознание вождя, который тем самым выступает в качестве социального “Я” массы. Поэтому порядок в обществе напрямую зависит от вождя.

Несколько иной точки зрения на фигуру и роль вождя придержи-вается Г. Лебон. Истинные вожди, по его мнению, люди особого склада. Они, как правило, осознают себя миссионерами, призванными осчастливить весь мир, все человечество. Поэтому сила вождя — в той идее, которой он заразился и фанатичным приверженцем которой он стал, — будь то идея религиозная, социальная, политическая — любая. Убежденность вождя в истинности и величии идеи, рабом которой он является, настолько глубокая, что он слеп и глух к любым доводам разума. Он вообще утрачивает способность ощущать и воспринимать реальность. Поэтому настоящие вожди — это люди с психическими отклонениями, психопаты. Характеризуя их, Лебон использует такие определения, как “полусумасшедшие”, “невротизированные”, “на грани безумия”.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.