WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |

Исследователи устано-вили, что убеждения преподавателя по поводу того или иного учащегося или целой учебной группы влияют на то, насколько успешно этот ученик или группа будут учиться. Если преподаватель заранее убежден, что какая-то учебная группа — “сильная”, то в конце года эти учащиеся действительно продемонстрируют более высокий показатель при тестировании на интеллект, чем та учебная группа, которую он считал “слабой”. В данном случае у преподавателя:

• имеется ожидание;

• его ожидания-убеждения влияют на качество его преподавательской деятельности;

• учащиеся стремятся отвечать на заинтересованное либо незаинте-ресованное отношение преподавателя к ним так, чтобы оправдать его ожидания (Майерс Д., 2000).

Здесь подтверждается мысль Гете, который писал: “Обращайтесь с людьми так, как будто они на самом деле такие, какими они хотели бы быть, и вы поможете им стать такими”.

Таким образом, всякий раз, когда достигается эффект самоосуществляемых пророчеств, ожидания их “авторов” получают поведенческое, как называет его Снайдер, подтверждение. Проще говоря, “пророк” добивается от индивида нужного ему поведения, т. е. тех действий, которые сам “предсказал”. Если вспомнить о “теории справедливого мира”, то, как видим, она отчасти права, и люди действительно время от времени добиваются и получают то, чего хотели (и заслужили). По этому поводу существует ехидное присловье: за что боролся, на то и напоролся.

Как и посредством чего удается одному человеку навязать другому собственные представления о нем, чтобы добиться, в конечном счете, реализации своих ожиданий Моника Харрис и Роберт Розенталь (1985), изучавшие эту проблему, описывают следующее вербальное и невербальное поведение, осуществляемое в случае позитивных, т. е. благожелательных ожиданий:

установление близкой межличностной дистанции, стремление к длительному взаимодействию, частые прикос-новения, взгляды, одобрение, похвала, улыбчивость.

Негативные ожидания передаются соответствующим образом. Если вы враждебно настроены к человеку, то, скорее всего, ваша враждебность, так или иначе, даст о себе знать. И человек, если он, конечно, не толстовец, вероятно, ответит вам той же монетой, т. е. взаимной враждебностью. Ведь большинство людей бессознательно до сих пор привержены закону талиона: око за око, зуб за зуб.

Правда, Д. Майерс дает еще один возможный вариант развития событий, связанный с использованием сильного притворства и лицемерия: “Иногда бывает так, — пишет он, — что мы, думая о человеке как о негативно настроенном к нам, необыкновенно милы с ним, а он, в свою очередь, любезничает с нами, опровергая, таким образом, наши ожидания” (Майерс Д., 1997, с. 145).

Понятно, что если такая развязка и бывает, то довольно редко.

Кстати, Майерс же вполне резонно замечает по поводу результатов исследований Розенталя и Джекобсон о влиянии ожиданий педагога на интеллектуальное развитие учащихся, что здесь не все так однозначно. Дальнейшее изучение проблемы показало, что эффект от ожиданий преподавателя не так уж велик и значителен, как свидетельствовали первые исследования. Хотя он, безусловно, имеется. По подсчетам самого Розенталя (1991), только в 39% случаев из 448 опубликованных отчетов об экспериментах сообщалось о достижении значительного эффекта самоподтверждаемых ожиданий преподавателей. Заниженные ожидания преподавателя, считает Майерс, не всегда перечеркивают способности ребенка, как и завышенные ожидания не могут превратить неспособного учащегося в отличника. Интеллект и академические успехи детерминированы не только социальным влиянием, но и природой. Это с одной стороны. А с другой — успешность обучения студентов зависит также от их собственных ожиданий в отношении преподавателя. Иначе говоря, как у преподавателей могут иметься ожидания по отношению к студентам, так и у студентов — в отношении преподавателя. В том случае, когда студенты воспринимают преподавателя как интересного, компетентного, яркого педагога и специалиста, тогда их ожидания приводят к тому, что повышается качество его профессиональной деятельности. Понятно, что сами студенты начинают учиться лучше. И напротив, изначально негативные ожи-дания в адрес преподавателя снижают уровень его работы, что в конечном итоге приводит к плохой учебе и студентов.

Однако было бы ошибочным полагать, что мы способны всегда вызывать ожидаемое поведение других людей. Человек, как мы уже знаем, ведет себя в соответствии со своей Яконцепцией, у него имеются собственные представления о себе, своих целях, задачах и поведении.

Поэтому всегда проблематичным остается вопрос: подтвердит или нет человек своим поведением ожидания другого человека.

Исследователи выделили несколько условий, которые препятствуют исполнению ожиданий.

Первое — Уильям Сванн и Робин Или установили, что если ожидания сильно расходятся с той Яконцепцией, кото-рая имеется у объекта ожиданий, то эффект самоподтверждаемых ожиданий, скорее всего, достигнут не будет. Второе — Хилтон и Дарли (1985) выявили, что если ожидания слишком очевидно выражены, то человек просто из “духа противоречия” может не захотеть их подтвердить. Более того, он может даже специально стремиться к тому, чтобы не подтверждать, но опровергнуть чужие ожидания. Так, скажем, если вы считаете кого-то лодырем и неряхой, то этот человек может поставить перед собой осознанную цель разубедить вас в ваших представлениях.

Третье — большинство людей не захотят подтвердить негативные ожидания. Например, если вы считаете человека лжецом, то тем самым навряд ли заставите его лгать. Если вы ожидаете, что он — вор, то и в этом случае ваши ожидания не сделают из него вора (Майерс Д., 1997).

Другое дело, как вы будете интерпретировать поведение человека, в отношении которого у вас имеются определенные ожидания. Мы уже знаем, как важно для человека подтверждение первичных впечатлений. Поэтому вполне возможно, что если человек был определен вами как лжец, то даже его честное поведение может быть воспринято и интерпретировано вами как лживое. Здесь не раз уже говорилось: мы сами создаем свою социальную реальность. Человек видит только то, что хочет видеть и игнорирует любую информацию, которая не соответствует его ожиданиям.

Процесс “подтверждения предсказаний” может иметь и отдаленные последствия, он не обязательно прекращается после окончания общения индивидов. Если окружающие считают человека хорошим специалистом, профессионалом своего дела, то он, вероятно, постарается оправдать их ожидания. Он может начать повышать уровень своего профессионализма, совершенствоваться как специалист и в целом думать о своем дальнейшем росте, о своих перспективах.

В этой связи Р. Грановская и И. Никольская указывают на возможность терапевтического воздействия применения эффекта самоподтверждаемых предсказаний (Грановская Р., Никольская И., 1999). Человека, попавшего в трудную ситуацию, считают эти авторы, следует похвалить, поднять его в собственных глазах, помочь ему повысить самооценку. Если авансировать человека доверием и обращаться с ним как с достойной личностью, то это может побудить его к совершенствованию. И напротив, упреки, обвинения в его адрес, даже справедливые, могут привести его к ожесточению, равнодушию, депрессии и даже деградации: “раз я такой плохой, то мне один путь — вниз”.

Добавим, что в данном вопросе авторы излагают позицию известного австрийского психотерапевта, автора теории логотерапии Виктора Франкла, который полагал, что если убедить человека в том, что он лучше, чем кажется сам себе и окружающим, то тем самым можно открыть перед ним перспективу здорового саморазвития.

Кроме того, укажем еще на одну грань самоподтверждаемых ожиданий, которую отмечает Д.

Майерс, ссылаясь на исследования Стивена Шермана. Речь идет о том, что убеждения и предположения отно-сительно самих себя тоже могут стать самореализуемыми. Если мы предполагаем у себя наличие каких-либо качеств, например альтруиз-ма или, напротив, эгоизма и непорядочности, то эти качества, в конце концов, действительно могут проявиться в нашем поведении. Таким образом, последствия самоподтверждаемых ожиданий, причем как в отношении других людей, так и в отношении самих себя, имеют свойство проявляться и в отдаленном будущем (Майерс Д., 1996).

И последнее. Ошибкой было бы считать, что самоподтверждение ожиданий происходит только в сфере обыденных, бытовых, житейских взаимодействий. Вспомним, что когда рассматривались методы социально-психологических исследований, мы говорили о таком методическом просчете, как экспериментные ожидания, влияние которых необходимо свести к минимуму, поскольку они способны обессмыслить исследование, т. к. снижают достоверность полученных результатов. Они начинают отражать ожидания экспериментатора, а не реальное положение дел. Как видим, экспериментальные ожидания тоже из разряда самоисполняемых предсказаний. И ученые, как и все остальные люди, находятся во власти их влияния.

Позднее, в главе о межгрупповых отношениях, мы еще раз обратимся к проблеме самоисполняемых предсказаний, чтобы проиллюстрировать, как конкретно посредством невербальных способов запус-кается механизм их действия (Уорд К., Занна М., Купер Д., 1974).

Некатегориальные способы социального познания Несмотря на то, что невозможно избежать категоризации в процессе социального познания, поскольку только так мы в состоянии упорядо-чивать потоки социальной информации, на что указывает Шелли Тейлор, люди не всегда ограничиваются только категориальным способом восприятия других людей (Пайнс Э., Маслач К., 2000).

Во-первых, иногда нам встречаются настолько оригинальные личности, что они просто не укладываются в имеющиеся у нас стереотипные, шаблонные схемы и трафареты. Понятно, что такие люди вызывают повышенный интерес. Нам хочется познакомиться с ними поближе, но привычные способы познания в данном случае не годятся.

Во-вторых, в деловых отношениях партнеров, при приеме человека на работу, или если нам предстоит долговременное взаимодействие с индивидом, например в браке, — во всех этих случаях категоризация не лучший способ знакомства. Ведь во всех перечисленных ситуациях мы очень заинтересованы в получении как можно более точной инфор-мации о человеке. Поэтому, преодолевая схематичное восприятие (а нужно сказать, что это не всегда и не всем удается), мы знакомимся с человеком постепенно, шаг за шагом, получая информацию о нем по крупицам, чтобы затем объединить ее в некое общее представление. Такой способ познания, напоминающий составление мозаичной картины, имеет свои сложности и особенности.

Дело в том, что при таком подходе мы не механически присоединяем одну, открывшуюся для нас черту человека к другой. Нас ведь интересует не просто набор характеристик. Мы пытаемся понять, что за человек перед нами. Иначе говоря, речь опять идет об определении, классификации человека, но уже не на основе клишированных, трафаретных, схематических представлений, а на основе разнородной, разрозненной, отрывочной информации. Здесь можно вспомнить о теории центральных черт характера Соломона Аша, о которой мы уже говорили раньше, и о современной ее модификации. Мы уже знаем, что наше впечатление о человеке предопределяет не одна, критически значимая черта, а совокупность таких черт.

Идя по пути фрагментарного составления портрета человека, мы, как полагает Норман Андерсон (1974), взвешиваем каждую его характеристику и стремимся дать ему некую средневзвешенную, или усредненную, оценку.

Какие именно черты человека станут для нас решающими, а также, какие критерии мы будем использовать для оценки, зависит от того, какого рода взаимодействие нас с ним связывает. Понятно, что те качества, которые важны для нас в наших друзьях, не обязательно должны иметься у слесарясантехника, вызванного для ремонта санузла, или у нашего делового партнера. Например, вы, вероятно, не будете настаивать на том, чтобы слесарь обладал теми же характеристиками, что и ваш приятель.

Выявление и оценки тех или иных характеристик — не такое простое дело, как может показаться. На каких поступках, действиях, поведении другого человека можно основываться, чтобы сделать вывод о его качествах Допустим, человек расточает в ваш адрес похвалы, восхищается вами в вашем присутствии.

Выраженная симпатия, как мы уже знаем, вызывает ответную симпатию. Нам нравится, когда нас хвалят. И наоборот. Поэтому человека, говорящего нам в глаза лестные слова, мы оцениваем как хорошего, порядочного человека. Но вот вы узнаете, что “за глаза” этот же человек вас порочит, злословит о вас, или же, молча, не афишируя своего отношения, он за вашей спиной строит вам всякие козни. Как теперь вы станете оценивать этого человека Возьмем другой пример: вы посчитали человека добрым и отзывчивым, но вдруг замечаете, что он не подает уличным попрошайкам, хотя у него и имеются деньги. Достаточное ли это основание, чтобы изменить свое мнение о нем Словом, некоторые действия и поступки обладают большей, чем другие, диагностической ценностью для выведения средневзвешенной оценки человека.

Какие качества в людях получают высшую, а какие — низшую оценку Если судить по исследованию Н. Андерсона (1988), который составил перечень из 555 наиболее употребляемых характеристик людей и предложил студентам оценить каждую из них по семибалльной шкале от “самой желательной” до “самой нежелательной”, то наиболь-шее предпочтение получила такая характеристика, как “искренность”, а наименьшее — “лживость”, “лицемерие”, “фальшивость”.

Конечно, это оценки только достаточно узкой выборки людей, а именно американских студентов. И вполне возможно, что в других выборках, в том числе и среди российских студентов, уже другие характеристики получат как самую высокую, так и самую низкую оценку. Тем не менее, исследование Андерсона очень показательно. Во-первых, оно дает представление о предпочитаемых социальных ценностях американского студенчества, а во-вторых, думается, выражает более общую тен-денцию, поскольку возможность понимать, предвидеть и предсказы-вать поведение других людей очень важна для всех, а не только для студентов. Поэтому “честность” и “искренность” оказались наиболее востребованными и предпочтительными характеристиками.

Литература 1. Грановская Р.М., Никольская И.М. Защита личности: психологические механизмы.

СПб.: Знание, 1999. 352 с.

2. Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов н/Д, 1996.

3. Гофман Э. Представление себя другим // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 188-197.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.