WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 46 |

Плохое и хорошее настроение также способно влиять на точность нашего восприятия. Алиса Айзен и ее коллеги, проведя исследование, установили, что люди в хорошем настроении создают и используют более общие категории, чем люди в плохом настроении. Иначе говоря, в приподнятом настроении люди не замечают деталей, нюансов, оттенков, мелочей. Когда участников исследования просили рассортировать цветные картинки по каким-либо объединяющим признакам, то оказалось, что после смешного фильма они обнаруживали меньшее число классификационных оснований. И такие вещи, как верблюд, ноги, лифт, оказывались объединенными в одну категорию — средства передвижения. А вот после просмотра серьезной документальной ленты участники не обнаруживали склонности к образованию столь широких категорий, создавая более детальные классификации (Isen А., 1987).

Впрочем, даже без специальных исследований каждый из собственного опыта, наверное, знает, что люди в плохом настроении “при-дираются по мелочам”. И недаром студенты перед тем, как идти на экзамен, частенько спрашивают у товарищей, уже получивших оценку, в каком настроении находится преподаватель. (Попутно отметим, что подобные расспросы перед экзаменом не лучшим образом характе-ризуют преподавателя, как, впрочем, и студентов тоже.) Наше внимание и интерес привлекают также необычные, отличающиеся стимулы. Иными словами, наше внимание приковывают люди или события, выделяющиеся из общего контекста.

Высокий человек среди низкорослых или людей среднего роста, очень полный среди людей с нормальным телосложением, взрослый среди детей, женщина среди мужчин и т. д. — все эти люди вызовут повышенный интерес только тем, что будут выделяться на общем фоне, хотя в другом окружении они, возможно, не привлекли бы нашего внимания. Кстати, в том случае, когда имеется необычный стимул, наше восприятие более точное и адекватное, оно дольше и лучше сохраняется в памяти, чем в случае с эмоциональным возбуждением, вызванным ярким стимулом.

Как видим, многие факторы оказывают влияние на пробуждение нашего интереса и активизацию внимания. Но вне зависимости от того, сколько факторов действуют в момент формирования впечатления, категоризация, полагают Фиске и Ниберг, все равно состоится, она неизбежна. Другое дело, насколько далеко пойдет процесс дальнейшей конкретизации и детализации полученного впечатления. Или, другими словами, насколько подробной станет наша категоризация, будем ли мы стремиться узнать более близко этого человека. Если он нам мало интересен, то мы ограничимся общей констатацией, что это “обычный человек”, “простой студент” и на этом процесс категориза-ции закончится. Если же индивид покажется нам интересным и привлечет внимание, то процесс категоризации продолжится, мы будем стараться узнать о человеке побольше, т. е. станем наполнять первоначальную абстрактную, “бедную” категорию конкретным “богатым” содержанием.

Следовательно, от того, насколько глубокое впечатление произвел на нас человек, будет зависеть степень близости нашего зна-комства с ним, а также и то, насколько наши знания о нем будут соответствовать его реальным характеристикам.

Подтверждение Когда мы уже имеем о человеке какое-то впечатление (первичная категоризация осуществлена), то последующая информация о нем будет восприниматься нами сквозь призму уже сложившегося впечатления и связанных с ним ожиданий. Как это может проявляться в конкретных взаимодействиях, в нашем поведении Люди, как правило, заинтересованы в том, чтобы увериться в собственной правоте и поэтому стремятся во что бы то ни стало подтвердить свои впечатления и выводы. Выше мы уже говорили о том, насколько приятно сказать самому себе и окружающим: “Я был прав!” Помимо всего прочего, доказательство собственной правоты воспри-нимается людьми как гарантия своей социальной опытности, умение ориентироваться в социальном мире и в целом как умение жить. Уверенность в безошибочности своих суждений помогает, в конечном счете, справиться с тревожностью, беспокойством, страхом непонятного и неизвестного. Об этом также уже шла речь выше, где говорилось о формировании самосознания. Такие же закономерности действуют в случае с формированием впечатлений о других людях.

Набор приемов, используемых людьми для подтверждения своих впечатлений и выводов об окружающих, тот же, что и для подтверждения суждений о самом себе. Это избирательный подход к информации (селективность), игнорирование “неправильной”, “ненужной” или “неудобной” информации, самоподтверждаемые ожидания и самоосуществляемые пророчества. (Об эффекте самоподтверждаемых ожиданий и самоосуществляемых пророчеств речь пойдет дальше.) Что касается избирательности, то, сформировав о человеке определенное мнение, люди в дальнейшем стремятся воспринимать только ту информацию о нем, которая соответствует уже сложившимся у них представлениям. Причем эта информация будет расцениваться как очевидное доказательство обоснованности сделанных выводов. Более того, люди могут даже специально отыскивать только такие явные примеры поведения человека, которые бы заведомо подтверждали сложившееся впечатление о нем.

В том же случае, когда “выбирать” не из чего и вся дальнейшая информация противоречит дальнейшей категоризации, люди могут просто игнорировать ее, не обращать на нее внимание, искренне не воспринимая ее, будто ее вовсе не существует. Конечно, это тревожный, болезненный симптом, свидетельствующий о наличии сильного соци-ального страха, неуверенности и беспокойства.

Особой разновидностью игнорирования информации является такое истолкование фактов, когда они воспринимаются, вопреки очевидному, в прямо противоположном значении. Довольно распространенной является, например, такая ситуация, когда родителям сооб-щают, что их ребенок совершил тяжкое преступление, допустим, убийство. А они либо не понимают, не воспринимают эту информацию, либо утверждают, что это ошибка, что это не было преступлением, что это было попыткой помочь, спасти и их ребенок действовал из лучших побуждений. Не стоит спешить обвинять этих людей в лицемерии, притворстве или кощунстве. Их реакция совершенно искренняя.

Просто в их представлении образ собственного ребенка и образ прес-тупника настолько несовместимы, что у них начинает действовать механизм бессознательной психической защиты.

В заключение отметим, что все вышеописанные приемы и способы подтверждения сложившихся представлений, к которым прибегают люди, чаще всего не осознаются ими и применяются бессознательно.

Уточнение, или рекатегоризация В некоторых случаях, несмотря на стремление подтвердить уже сложившееся о человеке представление, некоторые его характеристики не укладываются в созданную (придуманную) схему его личности. Если имеется такое явное несоответствие, то люди пытаются составить более точное представление, не отступая, впрочем, от первоначальной схемы. От нее не отказываются, а просто немного уточняют и видоизменяют.

Тот факт, что вся дальнейшая информация о человеке не соответствует сложившемуся о нем впечатлению, не обязательно приводит к ее игнорированию. Такая ситуация может также побудить к уточнению первого впечатления. Как правило, это случается, когда первое впечатление не очень четкое и определенное, поскольку сформировалось на основе общесоциальных, а не конкретноличностных характеристик человека. Скажем, если оно возникло только на основе социальных стереотипов. Дальнейшее знакомство с человеком приводит к “размыванию” стереотипов. Но это происходит не всякий раз, когда дальнейшая информация противоречит первичной категоризации.

Кроме того, даже в тех случаях, когда мы составили вполне четкое и определенное суждение о человеке и определили его как “хороший парень” или как “подонок”, сами эти характеристики достаточно неопределенны и нуждаются в уточнении, что и может побудить нас к рекатегоризации первичного представления.

Эффект самоосуществляемых пророчеств В эпоху советского энтузиазма большой популярностью пользо-вался гимн авиаторов, начинающийся словами: “Мы рождены, чтоб сказку сделать былью”. Социальные взаимодействия практически во всех сферах, а не только в области воздухоплавания, свидетельствуют о нескончаемых бессознательных попытках людей сделать былью свои фантазии. Или, говоря словами Марка Снайдера, претворить свою веру в реальность.

Раньше мы уже отмечали, что люди воспринимают других не пассивно, а творчески, т. е. имея уже собственные теории, представле-ния, ожидания как в отношении отдельных индивидов, так и в отношении целых социальных групп. Причем представления эти, по большей части, ошибочные. Тем не менее, дальнейший процесс взаимодействия может неожиданно подтвердить эти их изначальные неверные ожидания и представления. Такое явление получило название самоосуществляемых пророчеств.

“Самоосуществляющееся пророчество, — пишет Р. Мертон, — это изначально ложное определение ситуации, порождающее новое поведе-ние, которое приводит к тому, что первоначально ложное представление становится истинным. Подтверждение самоосуществляющего пророчества способствует сохранению ошибки, поскольку автор такого пророчества будет приводить фактическое развитие событий в качестве доказательства того, что он с самого начала был прав... Таковы примеры порочности социальной логики” (Цит. по: Снай-дер М., 1978, с. 146).

Суть этой логики в том, что человек своими представлениями о другом человеке может провоцировать его на такое поведение, которое как бы подтверждает эти изначальные представления.

Как утверждает М. Снайдер в своей статье “Когда вера создает реальность...” (Снайдер М., 1978), мы являемся активными творцами образа другого человека, хотя считаем, что просто видим, объективно воспринимаем его. Это значит, что наше начальное впечатление о человеке, “какой он есть на самом деле”, будет определять наше поведение по отношению к нему. А наше поведение, в свою очередь, вызовет ответную реакцию человека таким образом, что наши первоначальные впечатления и ожидания подтвердятся. Из этого можно сделать еще один вывод: то, что мы считаем привлекательным или отталкивающим, страшным или нестрашным, красивым или уродливым в другом человеке, зачастую является отражением наших собственных качеств, которыми мы посредством механизма проекции, открытого З. Фрейдом, наделяем других людей.

Изложение принципа самоосуществляемых пророчеств восходит к незапамятным временам.

Еще Иисус Христос в Нагорной проповеди выразил его в ясной и простой мысли: поступай с другими так же, как бы ты хотел, чтобы они поступали с тобой. В новое время немецкий философ Иммануил Кант сформулировал эту же идею в своем знаменитом категорическом императиве.

Первое научное описание этого явления принадлежит социологу Роберту Мертону (Уорд К., Занна М., Купер Д., 1974).

Современные исследователи достаточно хорошо изучили процесс, посредством которого мы вызываем такое поведение людей, которое согласуется с нашими представлениями о них. Еще одно название этому явлению дают Джон Дарли и Рассел Фазио (1980), определяя его как самоподтверждаемые ожидания.

Говоря об этом эффекте, нужно помнить, что процесс подтверждения ожиданий носит двусторонний, реципрокный характер. Иными словами, свои “пророчества” относительно друг друга исполняют оба взаимодействующих индивида, поскольку одновременно являются субъектами и объектами воздействия.

Это явление “самоисполняемых ожиданий” как следствие межличностного взаимодействия подтверждено множеством исследований. В ходе одного из них Марк Снайдер и Уильям Сванн (1978) говорили, например, участникам состязания, где соперники противостояли друг другу, что их партнер либо враждебно настроен по отношению к ним, либо, наоборот, дружелюбно. Человек, убежденный, что его соперник настроен враждебно, действовал против партнера более жестко и агрессивно, чем в том случае, когда подобных предварительных ожиданий у него не было (Пайнс Э., Маслач К., 2000).

В другом исследовании Снайдера, Элизабет Танке и Эллен Бершайд, целью которого было изучение стереотипного восприятия физической привлекательности, студенты мужчины должны были провести десятиминутный телефонный разговор с незнакомыми студентками. В одном случае студентам вручались фотографии красивых девушек, так что они были уверены, что их собеседницы очень привлекательны. В другом случае студентам предъявлялись фотографии некрасивых девушек, и собеседницы представлялись им непривлекательными. В исследовании выяснилось, что студенты, уверенные в привлекательности своих собеседниц, были более дружелюбными, любезными, сексуально экспрессивными и в целом вели себя более галантно, чем те студенты, которые были уверены, что разговаривают с некрасивыми партнершами.

Как в первом, так и во втором исследовании срабатывал эффект “подтвердившихся ожиданий”. В эксперименте Снайдера и Сванна человек, партнер которого был уверен в его враждебности и, соответст-венно, также действовал агрессивно, в конце концов, начинал отвечать ему тем же, т. е. враждебностью и агрессией. Сходным образом дело обстояло и в исследовании с телефонными разговорами. Те девушки, чьи собеседники полагали, что разговаривают с красавицами, в разговоре были более благожелательны, милы и приветливы, чем и отлича-лись от студенток, собеседники которых полагали, что разговаривают с дурнушками. Отметим, что в реальности все девушки не отличались друг от друга по степени внешней привлекательности, а кроме того, совершенно не знали, что их собеседникам хоть что-то известно о том, как они выглядят. И, наконец, фотографии, которые получали студенты, не имели к их собеседницам никакого отношения, и вообще распределялись путем случайного выбора.

Аналогичные результаты были получены в исследовании Картиса и Миллера (1968), где людям, которым предстояло участвовать в разговоре, в одном случае сообщали, что собеседники их любят и хорошо к ним расположены, а в другом, напротив, не особенно их любят. Те, которые были уверены, что нравятся собеседнику, были склонны отвечать ему взаимным расположением. Они были более откровенны, тон их голоса был теплым, мягким, и в целом установка более дружественная.

Они же в разговоре с собеседником меньше и реже выра-жали несогласие.

Интересные выводы в связи с исследованием “самоподтверждаемых ожиданий” были сделаны Р. Розенталем и Л. Джейкобсон (1986), которые экспериментировали в учебных заведениях.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.