WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 46 |

В заключение отметим, что стереотипное восприятие красоты действует и в противоположном смысле: хороший — значит красивый. Мы переоцениваем физическую привлекательность тех людей, которые нам нравятся, не из-за их красоты, а по каким-то другим причинам. Так, например, люди, вызывающие у нас восхищение своими талантом, успехами, достижениями и т. д., кажутся нам также и внешне красивыми и привлекательными.

Пространственная близость При прочих равных условиях людям больше нравятся те, кто проживает неподалеку, в одной с ними местности. Таким образом, фактор пространственной, территориальной близости выступает существен-ной причиной для установления отношений. Об этом свидетельствует хотя бы такое явление, как землячество. Находясь вдали от дома, люди с большей охотой и доверием взаимодействуют с земляками. Мы бессознательно предполагаем, что люди из той же местности, где проживали или проживаем мы сами, лучше нам знакомы, чем другие, хотя на самом деле это может быть совсем не так.

Еще одна причина привлекательности пространственной близости состоит в том, что люди, живущие, работающие, вообще находящиеся в одной местности, имеют возможность чаще встречаться. Вследствие этого возникает эффект узнавания. Его суть в том, что повторяющаяся демонстрация одного и того же стимула приводит к его узнаванию и, следовательно, увеличивает привлекательность. Роберт Борнстейн (Bornstein R., 1989) полагает, что эффект узнавания носит социобиологический характер. Основываясь частично на том факте, что появление чего-то непривычного, незнакомого ассоциируется с возникновением негативных чувств, Борнстейн считает, что подозрительное отношение к новым стимулам является важным адаптивным достижением животных и человека, которое позволяет им выжить. Если происходит при-выкание к стимулу (в том случае, когда возникнув несколько раз, он не вызвал отрицательных последствий), то подозрение к нему постепенно исчезает. Впервые встретившись с человеком, вы, скорее всего, отнесе-тесь к нему настороженно. Повторные встречи с ним, если они не повлекут неприятности, приведут к тому, что вы станете относиться к нему как к “шапочному знакомому”.

Если мы положительно реагируем на чьё-то поведение, а вероятность такой реакции увеличивается по мере возрастания количества встреч с человеком, то это делает его более привлекательным в наших глазах.

Сходство Нам нравятся люди, чьи социальные ценности и установки, пове-дение и привычки согласуются с нашими. И мы не любим тех, чьи взгляды и поведение противоречат нашим. Если к тому же человек похож на нас в других отношениях — личностными характеристиками, стилем и образом жизни, привычками, даже одеждой, то его социаль-ная привлекательность для нас возрастет еще сильнее. Коротко говоря, мы любим тех, кто похож на нас, и не любим тех, кто не похож.

Ранние исследования, изучавшие эту закономерность, проводились в лабораторных условиях, и процедура предусматривала взаимодействие реальных людей с вымышленными. Например, испытуемому сообщалось, что ему предстоит взаимодействовать с человеком и что оба они должны заполнить анкеты, касающиеся их взглядов, мнений, установок, а затем обменяться анкетами, чтобы тем самым создать основу для предстоящего разговора. Прочитав ответы вымышленного другого, реальный участник мог обнаружить, что предполагаемый собеседник разделяет его убеждения и взгляды по каким-то проблемам либо на 80%, либо на 20%. В основном ответы составлялись таким образом, чтобы социальная привлекательность собеседника в глазах участника увеличивалась. Ну, а поскольку другой существовал как воображаемое лицо, то до реальной встречи, разумеется, дело так и не доходило.

Полевые исследования позволили более детально ознакомиться с влиянием сходства на социальную привлекательность. В одном из ранних полевых исследований Теодор Ньюком (1961) обещал студентам колледжа возможность свободного выбора соседей для поселения в комнатах общежития, если они заполнят вопросники, где изложат свои установки и выскажутся о том, какими установками и взглядами должен обладать предполагаемый сосед по комнате. В целом, результаты этого масштабного исследования показали, что те студенты, чьи установки были схожи в начале семестра, к концу исследуемого периода сдружились еще больше (Пайнс Э., Маслач К., 2000).

В другом исследовании проводился опрос 1800 молодых людей обоих полов в возрасте от до 18 лет. Сопоставление ценностей и установок учащихся с установками и ценностями их друзей подтвердило гипотезу о том, что сходство обусловливает взаимную симпатию. Кроме того, выяснилось, что сходство в некоторых аспектах более значимо для сближения, чем в других.

Например, сходства в таких пунктах, как пол, возраст, год учебы в школе, были наиболее существенными для установления дружеских отношений. Также важным для дружбы оказалось сходство установок в отношении употребления наркотиков. А вот сходство в отношении к родителям и преподавате-лям оказалось не столь важным (Kandel D., 1978).

Еще один параметр сходства исследовали С. Хилл и Д. Сталл, которые провели в студенческом общежитии опрос соседей, проживающих в одной комнате. Опрашивались студенты как мужского, так и женского пола, различающиеся по возрасту, вероисповеданию, этнической принадлежности. Наиболее важным и значимым для студенток, проживающих в одной комнате, оказалось сходство в социальных ценностях. Причем этот параметр сходства имел наибольшее значение для тех студенток, которые сами выбирали соседок по комнате. Для мужских пар сходство ценностей оказалось менее значимым, зато большую роль играло сходство интересов, увлечений, привычек и видов деятельности (Hill С. & Stull D., 1981).

На основании приведенных примеров может сложиться впечатле-ние, будто сходство вызывает расположение только у молодых людей — студентов и учащихся школ. Но это не так:

фактор сходства значим для всех. Исследования показывают, что в торговле машинами сходство хоть в чем-то продавца с покупателем — от одежды до места рождения (причем неважно, действительное или демонстрируемое) — облегчает возможность первому (т. е. продавцу) сбыть машину, а второму — расстаться с деньгами. Эта же закономерность обнаруживается и в других сферах деятельности, например, в страховом бизнесе (Чалдини Р., 1999).

Почему сходство вызывает симпатию В чем причина его привлека-тельности Наиболее убедительное объяснение этому явлению мы находим у З. Фрейда, который полагал, что человек изначально эгоис-тичен по своей природе. Социальные качества: способность к любви, дружбе, симпатии — человек обретает благодаря тому, что в детстве ему приходится идентифицироваться с другими детьми, т. е. призна-вать их равными себе. Научившись идентификации, индивид, таким образом, научается проецировать, иначе говоря, переносить на других свою любовь к самому себе. А дальше все просто: в других, чем-то похожих на нас, людях, мы обнаруживаем как бы частицу самих себя — ее-то мы и любим. Таким образом, в симпатии к другим людям находит социальное выражение наш эгоцентризм. Любовь к другим, замечает З. Фрейд, кладет предел себялюбию и эгоизму. Следовательно, в других людях мы любим самих себя. Сходство облегчает процесс идентификации, поэтому чем больше сходства с собой мы находим у другого человека, тем больше он нам нравится (Фрейд З., 1997).

Связь между сходством и симпатией симметрична. Мы симпати-зируем тем, кто похож на нас, и не любим тех, кто не похож. Мы уже знаем, что, с точки зрения психологии масс (Лебон Г.), любое различие между людьми, но прежде всего в верованиях и убеждениях, вызывает даже не антипатию, а ненависть. И чаще всего побуждает к столкновениям и вражде. Этот же факт находит объяснение и с позиции психологии личности. В предыдущем разделе, где речь шла о Я-кон-цепции, мы уже говорили, что непохожие на нас люди угрожают нашему самосознанию. Уже само их существование является вызовом нашим убеждениям, взглядам и ценностям, нашим представлениям о собственной нормальности. Понятно, что это порождает тревогу и беспокойство, затрудняет нашу жизнь.

Таким образом, возможны два варианта взаимоотношений: либо сходство-симпатия, либо непохожесть — антипатия. Хотя большинст-во фактов говорит в пользу того, что первый вариант более вероятен, чем второй.

Поэтому необходимо сказать и о другом. Мы не всегда испытываем антипатию к людям, чьи установки расходятся с нашими. Более того, в некоторых случаях мы даже предпочитаем, чтобы взгляды другого отличались от наших собственных. Например, если у человека более низкий статус, чем у нас, или он имеет какую-то отталкивающую черту во внешности или в характере, то мы можем даже желать, чтобы его установки не совпадали с нашими. Это желание — результат того, что сходство установок с таким непривлекательным для нас человеком может угрожать нашему самосознанию и самооценке.

Вежливость и лесть Нет ничего удивительного, что нам нравятся вежливые, приветли-вые и обходительные люди. Вежливое обращение и приветливое выражение лица другого человека вызывает у нас безусловную симпатию, т. к. не угрожает нашей самооценке. Любая характеристика человека не сама по себе является положительной или отрицательной, приятной или нет. Определенную оценку она получает лишь в нашем восприятии. Одна и та же черта в различных обстоятельствах и у разных людей может восприниматься и оцениваться нами неодинаково. Иначе говоря, когда мы воспринимаем черты другого человека, то оцениваем их не вообще, а применительно к конкретным отноше-ниям, определяя, что они могут означать для нас. Поэтому вежливость и приветливость не просто абстрактно положительные характеристики человека. Уже само их наличие дает основание для подспудного пред-положения о том, что общение с человеком, обладающим этими чер-тами, будет для нас приятным и удовлетворительным. То же самое можно сказать и относительно противоположных характеристик: гру-бости, черствости, неприветливости. Человек нам неприятен не потому, что он вообще груб, а потому, что его отрицательная характеристика несет в себе некую скрытую угрозу и для нас. Несколько упрощая, можно сказать, что вежливые люди для нас выгодны, хотя бы потому, что приносят нам психологическую пользу: подтверждают наше само-сознание и не угрожают самооценке. А зачастую даже способствуют ее повышению. С позиций такого подхода, а его определяет теория соци-ального обмена, привлекательность другого человека для нас определяется тем, в какой мере он способен удовлетворить те или иные наши потребности — экономические, социальные, психологические.

Понятно поэтому, что лесть еще в большей мере, чем вежливость способна вызвать расположение у того, кому адресована. Особенно если она воспринимается как бескорыстная похвала. Но даже и в том случае, когда лесть расценивается как корыстная, людям она все равно нравится (Чалдини Р., 1999).

Взаимосимпатия Наконец, скажем и о том, что нам нравятся люди, которые выказывают нам приязнь, симпатию, расположение, словом, те, кому мы сами нравимся. Конечно, трудно провести разделительную черту между лестью и выражаемой симпатией, но делать это необходимо. Ведь приязнь и симпатия человека к человеку, как мы уже знаем, могут возникать бескорыстно и безотчетно, в отличие от лести, которая чаще всего обусловлена соображениями выгоды.

Симпатия и антипатия, приязнь и неприязнь, как правило, обоюдны и взаимны. Если кто-то, даже незнакомый человек, выказывает свое расположение к другому, то этого уже достаточно, чтобы вызвать ответную симпатию (Чалдини Р., 1999).

Взаимность прослеживается также и в антипатии: нам не нравятся люди, которые негативно настроены по отношению к нам. Но иногда антипатия может служить и основой для сближения. Это происходит в том случае, когда двое или больше людей объединяются против кого-то, кто вызывает у них общую неприязнь. Таким образом, совместная антипатия к третьему порождает между ними симпатию друг к другу, что выражается в формуле: враг моего врага — мой друг. Ироничное восприятие такой дружбы обычно выражается в вопросе: против кого дружите Глава 2 Приемы и методы социального познания Как видим, попытки понять человека и спрогнозировать его поведение, основываясь на информации о его внешности, хотя и имеют смысл, но часто приводят к заблуждениям.

К сожалению, ошибки в социальном познании, скорее, правило, чем исключение. Причиной этого во многом являются используемые нами приемы и методы познания и мышления. К числу наиболее распрост-раненных и в то же время чаще всего ведущих к ошибкам относятся методы вынесения суждений, которые в американской социальной психологии получили название эвристик1.

Эвристики Амос Тверски и Дэниэл Канеман определяют эвристики как типичные приемы образования суждений в условиях недостаточной или неопределенной информации (Тверски А., Канеман Д., 1974).

Сразу уточним, что эвристики необязательно и не всегда приводят к ошибочным выводам (Майерс Д., 1997). Более того, в большинстве случаев мы без них просто не можем обойтись, поскольку нам часто приходится делать выводы при отсутствии нужной информации и времени для логически выстроенного, систематизированного рассуждения, а ситуация требует быстрых решений.

Поэтому умозаключения, достигнутые индуктивным путем или на основе интуиции, в этих обстоятельствах являются единственно доступными методам осмысления проблемы.

Тверски и Канеман выделили два вида эвристик — представительности (репрезентативности) и доступности.

Эвристика представительности Что касается эвристики представительности, то она отражает такие особенности нашего восприятия, как преувеличение значения одних деталей, черт и характеристик и преуменьшение или вообще игнорирование других. Так, например, люди склонны преувеличивать значение размера, объема, массивности, яркости — словом, всего того, что можно обозначить понятием “представительность”. Если, например, обычному человеку предложить определить, какая из книг является значительным, фундаментальным, научным трудом (одна объемом в школьную тетрадь, другая — в тысячу с лишним страниц), то какую он выберет Вероятнее всего, массивный фолиант, т.

к. значительный, да к тому же фундаментальный научный труд ассоциируется у большинства людей с чем-то большим и объемным. Этот выбор может быть верным, а может быть и нет. Ведь сами по себе массивность и громоздкость еще не гарантируют научность и фундаментальность. И правильнее было бы сначала ознакомиться с обеими работами, да плюс к тому еще иметь и необходимые знания, а уж потом выносить суждения.

Но люди не всегда имеют надлежащие знания, а также возможности, чтобы их получить.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.