WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 46 |

В кросс-культурной психологии, т. е. в таком направлении сов-ременной социальной психологии, которое исследует психические особенности людей различных культур, все культуры условно подразделяются на два вида: коллективистские и индивидуалистические.

Культуры индивидуалистического типа возникли и развивались в западных обществах. И именно там появилась идея человеческой индивидуальности, а личность стала массовым социальным явлением. Причину такого положения дел многие исследователи, вслед за Мак-сом Вебером (Вебер М., 1990), усматривают в том, что облик современной европейской культуры и в целом западного общества во многом сформировался под влиянием идей христианства, особенно протестантской его разновидности. “В отличие от христианской Европы, обожествившей абсолютную личность Творца, а тем самым и человека, как его образ и подобие, восточные религии основываются на идее ложности индивидуальных форм духовной жизни. Восток культивировал от-ход от личного Я в пользу безличного абсолюта. Существуют различия и в отношении к возможностям разума. Если Европа в целом двигалась в сторону рационального и прагматичного познания, видя в нем высшую ценность, то Восток ставит рациональное познание ниже интроспективно-интуитивного” (Спиркин А., 1988).

Таким образом, в неевропейских культурах и обществах индивидуальность не поощрялась, а следовательно, не появлялась и личность как социальное явление. В этих культурах не сложилось достаточно многочисленного слоя людей с развитым самосознанием, который оказывает активное влияние на жизнь общества и государства.

В соответствии с названным выше делением культур, личность и индивидуальность в них обладают неодинаковой социальной ценностью. Так, в коллективистских культурах социальная ценность лич-ности очень невелика. Подтверждение этому мы находим у Освальда Шпенглера, который пишет об анонимности, обезличенности форм индийской культуры, где не было авторов, не было их лиц, не было развито искусство портрета, хотя само искусство достигло там значительных высот (Шпенглер О., 1993). Религиозно-философские системы восточных, коллективистских культур также не рассматривают личность и индивидуальность в качестве нравственной или духовной ценности. “Буддизм, — отмечает Василий Налимов,— это прежде всего отрицание личности” (Налимов В., 1989).

Иначе дело обстояло в западных, индивидуалистических культурах. Английский философ Джон Локк еще в VII веке обратил внимание на феномен личности и дал ей определение. “Я думаю, — писал он, — что личность есть разумное мыслящее существо, которое имеет разум и рефлексию и может рассматривать себя как себя, как то же самое мыслящее существо, в разное время и в разных местах только благодаря тому сознанию, которое неотделимо от мышления, и, на мой взгляд, существенно для мышления, ибо невозможно, чтобы кто-ни-будь воспринимал, не воспринимая, что он воспринимает” ( Локк Дж., 1985, с. 387).

Как видим, Дж. Локк основными признаками личности считает мышление и рефлексию, т. е.

способность человека к самосознанию. Правда, Локк выделяет довольно узкую область самосознания человека, а именно рефлексию им процесса собственного восприятия и мышления. В этом смысле мудрость, приписываемая древнегреческому философу Сократу “Познай самого себя”, которая предполагает целос-тное самоисследование, гораздо ближе к современному пониманию личности, чем определение, данное Локком.

Осознание индивидом самого себя, своей отдельности и уникальности имеет то следствие, что у него формируются новые ценности и идеалы. Прежде всего это идеал свободы, т. к. только свобода дает человеку возможность саморазвития и творчества во всех сферах деятельности. Обладая свободой, он волен поступать не в соответствии с “законом подражания”, не руководствуясь принципом “как все, так и я”, а в соответствии со своими творческими устремлениями, помыслами и намерениями. Вспомним, что Г. Тард именно таких людей считал творческой элитой общества.

Конечно, здесь встает проблема: какого рода помыслы и намерения стремится реализовать индивид Разрушительны они или созидательны Гуманны или античеловечны Добрые или злые Свобода, как и всякое другое явление, не может нести в себе исключительно положительные тенденции. Поэтому начиная с Нового времени, когда личность становится массовым социальным явлением (а до этого личности в общей массе народа встречались достаточно редко), западное общество столкнулось с двумя разнородными процессами. С одной стороны, духовное развитие, научный и технический прогресс, распространение гуманистических идей, раскрепощение человека, с другой — прогрессирующее разрастание преступности, ее дифференциация и изощренность, рост насилия, жестокости, бесчеловечности, что ярче всего отразилось в массовости, масштабности, глобализации военных конфликтов и войн, в распространении терроризма, в глобальных проблемах современности, которые стали перед человечеством в ХХ веке.

Но так или иначе, позднее идею личности стали увязывать с индивидуальностью и свободой, понимаемой, прежде всего, как свобода выбора. Причем сама свобода рассматривалась как двухфакторное явление, сочетающее как внешние, так и внутренние условия. К числу внешних относятся социальные и экономические факторы, позволяющие индивиду быть свободным. К внутренним — потребность и способность человека быть свободным, наличие у него свободной воли.

Разумеется, как эти условия, так и сама личность понимаются в западной культуре как высшие и важнейшие социальные ценности. В XVIII веке Вильгельм фон Гумбольдт писал: “Истинный разум не может желать человеку никакого другого состояния, кроме того, при котором каждый отдельный человек пользуется самой широкой свободой, развивая изнутри все свои своеобразные способности и особенности...” (Гумбольдт В., 1985, с. 34). Затем, уже в IX веке, Джон Стюарт Милль, как это явствует из эпиграфа к данному разделу, раскрывает содержание понятий свободы и индивидуальности, объявляя их главными человеческими ценностями, присущими личности.

Учитывая сказанное о различиях культур и вытекающее из него различие в понимании личности и отношение к ней, правомерно задаться вопросом: к какому же типу относится российская культура и каково в ней понимание личности Какой ценностью она обладает в общественном сознании, и, что не менее важно, в сознании правящих кругов, в проводимой ими социальной политике Вопрос этот довольно сложный и запутанный. Достаточно сказать, что начиная с XIX века и до наших дней среди российских мыслящих людей идет спор о том, куда необходимо относить российскую культуру — к Востоку или Западу Выскажем точку зрения, которая, как представляется, наиболее точно определяет место России: российская культура была и остается на полпути от Востока к Западу. Впервые эту мысль еще в XIX веке высказал российский философ Петр Яковлевич Чаадаев (Чаадаев П., 1989).

Такое промежуточное положение российской культуры наиболее рельефно отражается в отношении к личности. Личность, ее ценность, благополучие и самочувствие в определенной мере признаются в российской ментальности. Осознается и наличие творческого потенциала личности, необходимость создания основных условий для ее развития и самореализации.

Вместе с тем, ни в сфере межличностных взаимодействий, ни в производственных взаимоотношениях, ни в области государственной социальной политики личность, как значимый фактор, обладающий самодовлеющей ценностью, практически никогда не учитывалась и не учитывается до сих пор. Одним из следствий такого положения явилось то, что исследованием личности отечественное человековедение занялось относительно недавно. Не являются исключением здесь и психология, и социология. Эти дисциплины сами получили законный статус и право на существование тоже совсем недавно. Отметим лишь такой факт: практически все социологические и психологические теории личности были созданы за рубежом, европейскими и американскими учеными. И те немногие, заслуживающие внимания работы отечественных авторов, посвященные феномену личности, были выполнены на базе зарубежных исследований.

Психологические теории личности Первые попытки создания психологических теорий личности были предприняты в первой половине XIX века учеными-психиатрами. Понятно, что необходимость в теориях такого рода диктовалась практическими нуждами. Психиатрам требовалось хоть каким-то образом упорядочить, теоретически выстроить структуру человеческой психики. К числу наиболее известных теоретических конструкций такого рода можно отнести теории психической организации, разработанные немецкими психиатрами Иоганном Хайнротом и Вильгельмом Гризингером. Кстати, Хайнрот первым ввел в научный оборот понятие психосоматика, поскольку исходил из того, что психическое и телесное в организме взаимообусловлены и непосредственно влияют одно на другое.

И Хайнрот, и Гризингер в значительной мере признавали социальное влияние на этиологию (происхождение) психических заболеваний и, тем самым, хотя и косвенную, социальную обусловленность психики человека. Оба ученых выделяли в психической структуре Эго как центральный компонент человеческой психики (Александер Ф., Селесник Ш., 1995).

Во второй половине XIX века психология оформилась как самостоятельная наука, началось быстрое ее развитие. Теперь уже задачи собственно психологических исследований побуждали психологов к созданию все новых и новых теорий психической структуры человека, а значит и теорий личности1.

В течение всего нескольких десятилетий существования психологии было создано такое огромное количество психологических теорий личности, что уже в 30-е годы ХХ столетия возникла новая, отдельная отрасль психологических исследований — персонология, в рамках которой шло активное изучение человеческой личности. Само наз-вание этой сферы исследований — “персонология” — было предло-жено в 1938 году американским психологом Г. Мюрреем.

С момента своего возникновения персонология столкнулась с трудноразрешимой проблемой.

Суть ее в том, что теории, входящие в область персонологических исследований, принципиально расходи-лись в понимании природы личности. Американский психолог Гордон Оллпорт, первым обнаруживший эту проблему, проанализировав в 1937 году около 50 собранных им определений личности, пришел к выводу, что существуют два основных подхода в ее трактовке — “биосоциальный” и “биофизический” (Родионова Е., 1976). Расхождение между ними касалось, прежде всего, проблемы социальной обусловленности личности.

Теории, выражавшие биосоциальный подход, подчеркивали либо преимущественно, либо исключительно социальную ее природу. Классическим примером такого подхода является марксистское понимание личности, которое основывается на формулировке К. Маркса из его знаменитых “Тезисов о Фейербахе”: “... сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений” (Маркс К., Энгельс Ф., 1970, с. 3).

Крайней формой выражения данного подхода являются социально-ролевые теории, в которых личность трактуется как набор ролей-масок, которые индивид демонстрирует окружающим в ходе соци-альных взаимодействий. Структура личности, таким образом, состоит из масок, за которыми не сокрыто никакого сущностного, устойчивого содержания. Личность человека — это его роли и маски, которые он представляет как реакцию на стимулы внешней социальной среды, индивидуальность — персональный набор ролей каждого человека. Личность в этих теориях предстает и в виде луковицы, у которой за первым слоем открывается второй, за вторым — третий и т. д., а, в конечном счете, вся она состоит только из этих слоев. По сути, такое понимание вообще отрицает объективное существование личности, поскольку она здесь отождествляется с теми впечатлениями, которые человек производит на других людей. А если это так, то личность не существует сама по себе, как присущая индивиду внутренняя органи-зация его духовного мира, она есть лишь в восприятии окружающих.

Биофизический поход, напротив, отстаивает субстанциональную и объективную природу личности. Здесь каждая личность понимается как сущностная, устойчивая, к тому же уникальная, т. е.

отличное от других образование. Крайним выражением такого подхода являются субстанциональноантропологические теории, в которых личность отождествляется с родовой сущностью человека.

Раньше уже отмеча-лось, что такой подход ведет к смешению понятий “человек”, “психи-ческая структура” и “личность”.

Таким образом, Г. Оллпорт столкнулся с тем фактом, что сущест-вующие определения личности варьируются от одного крайнего полю-са, где личность понимается как производимое человеком впечатление, до другого, где она отождествляется с человеком как таковым.

В конце 60-х годов ХХ века еще один сравнительный анализ теорий личности предпринял другой американский психолог С. Мэдди. Он попытался разрешить обнаруженное Оллпортом парадоксальное расхождение в понимании личности и предложил в каждой теории выделять понятия, касающиеся “ядра” личности, или такие понятия, в которых описывается ведущая тенденция или характеристика человека, сохраняющаяся неизменной в течение всей его жизни. Кроме того, в каждой теории описывается “периферия” личности, т. е. те ее компоненты, которые изменяются:

либо в самом человеке на протяжении жизни, либо они отражают различия, имеющиеся между людьми.

Согласно Мэдди, именно “периферия” является социально обусловленной частью личности, в то время как ее “ядро” мало зависит или вообще не зависит от социальной среды. Социальные условия, следовательно, формируют лишь облик, стиль, усвоенные индивидом формы поведения.

Словом, все то, что изменяется в человеке под влиянием внешних условий.

Теории личности в социальной психологии В социальной психологии личность рассматривается как социальный феномен, хотя признается и тот факт, что на ее формирование оказывают влияние и природные характеристики человека: пол, конституция, темперамент, наследственность и т. д. Поэтому социальные психологи в качестве базовых концепций для своих исследований, как правило, используют те теории, которые Г. Оллпорт отнес к разряду биосоциальных. Или же ими берутся промежуточные модели, в которых, по мнению С. Мэдди, содержится описание “ядра” и “периферии” личности. Именно к такому, промежу-точному, типу относится теория личности Уильяма Джеймса, которую американские социальные психологи традиционно рассматривают как исходный образец для создания теорий личности.

Джеймс дает предельно широкое определение личности. В Я человека он выделяет два аспекта: эмпирическое Я и чистое Я. Эмпирическое Я определяется им как “общий итог того, что человек может назвать своим” (Джеймс У., 1991). Сюда относятся:

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.