WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 46 |

Но в отношении квазиэкспериментального исследования справедливо и то, что, поскольку исследователь не имеет возможности контролировать переменные, то часто случается так, что на зависимые переменные могут оказывать влияние не те, выбранные исследователем независимые переменные, а совсем другие, не учтенные планом исследования.

Кроме того, в этом методе невозможно применение принципа слу-чайности при определении для участников тех или иных экспери-ментальных условий. Как уже отмечалось, по многим, в том числе этическим, причинам одинаково невозможно ни определить каким-либо образом неблагоприятный исход медицинской операции, ни пред-писать кому-то воспитываться в условиях определенной культуры или национальной традиции. И уж совсем невозможно предписать комулибо расовую или гендерную принадлежность.

И хотя некоторые статистические процедуры позволяют увеличить степень достоверности в выявлении причинно-следственных отношений, невозможность использования принципа случайности не дает достичь такого уровня достоверности (валидности) и надежности, который достижим в эксперименте. Ведь даже самый изощренный статистический анализ не может заменить ту объективность, которую гарантирует применение принципа случайности.

Таким образом, квазиэкспериментальный метод исследования дает заметные преимущества в изучении сложных и трудных ситуаций. К тому же он позволяет изучать такие обстоятельства, которые невозможно исследовать другими методами. Тем не менее, исследователь почти не имеет возможности контроля за переменными по сравнению с настоящим экспериментом, и поэтому он должен быть особенно осторожен в интерпретации результатов.

Полевое исследование (наблюдение) В отличие от уже описанных экспериментального и квазиэкспериментального методов исследования, полевое исследование или наблюдение характеризуется подробным, глубоким и всесторонним изучением поведения любого количества людей в местах их естественной жизнедеятельности. Вместо работы с переменными и наблюдения за происходящими вследствие этого изменениями наблюдатель собирает и регистрирует столько информации, сколько возможно из развертывания сложившейся ситуации, не пытаясь при этом влиять на сами события. Люди, ставшие объектом изучения, могут осознавать либо не осознавать присутствие исследователя или сами цели исследования.

В других случаях исследователь может стать включенным наблюдателем, т. е. активно участвовать в происходящих событиях и в то же время регистрировать поведение тех, в чьем окружении он находится. Вот в каком детективном духе описывает эту ситуацию Роберт Чалдини:

“Наблюдение в качестве участника — это специальный подход, при применении которого исследователь играет роль шпиона. Скрывая свою личность и намерение, исследователь внедряется в интересующее его общество и становится членом группы, которую намеревается изучать” (Чалдини Р., 1999, с. 13).

Является ли наблюдение включенным или нет, оно всегда - ключевой момент полевого исследования. Поскольку наблюдение людей является для большинства из нас делом обычным, то часто трудно понять, насколько сложно это делать специально, с научными целями. Сложность этого занятия обусловлена рядом причин. Первая: исследо-ватель должен в совершенстве знать свое окружение и с поведением какого рода ему придется иметь дело. Вторая: наблюдатель должен решить для себя, поведение какого вида и уровня он будет фиксировать. Необходимо ли ему наблюдать поведение масс людей ( демонстрации, митинги и т.д.) или же ему нужно следить за выражением лиц, интонациями голоса, взглядами. Все это нужно спланировать заранее.

Выбор типов поведения, естественно, зависит от тех вопросов, на которые исследователь хочет получить ответы. Полевые исследователи не могут специально создавать условия, но они должны заранее сформулировать вопросы и гипотезы. Без них полевое наблюдение увязнет в бесконечном множестве разноречивых событий, в потоках различной информации.

Когда выбраны для наблюдения типы поведения, исследователь должен продумать вопрос о специальных методах регистрации необходимой информации. В этом случае он получает возможность проя-вить творческий подход, точно так же, как в том случае, когда он работает в эксперименте с независимыми переменными. Правда, одним творчеством здесь не обойтись, часто уже предварительно собранные данные требуют оценить надежность выбранных приемов наблюдения и привести их в соответствие с имеющимися условиями. В полевом исследовании понятие надежности часто зависит от уверенности, что различные наблюдатели регистрируют одни и те же типы и уровни поведения, причем одинаковыми способами. Без этого вся система кодирования информации будет просто отражать пристрастия и пред-почтения наблюдателей и не сможет стать основой для объективных научных выводов.

К сказанному добавим, что полевые исследования не ограничиваются только наблюдением повседневного поведения людей в привычных местах. Они могут проводиться также в экзотических, необычных либо экстремальных условиях. Например, в дальних экспедициях, под водой, в воздухе и даже в космосе (Stewart R., 1988).

Таким образом, основным достоинством полевого исследования-наблюдения является его реализм, жизненность. Исследование всегда сосредоточено на наблюдении событий, естественным образом происходящих в реальной жизни. Т. к. большинство полевых исследований продолжается довольно длительное время, то они дают столько и такой информации, сколько и какой нельзя получить в короткий период экспериментального и квазиэкспериментального исследования. К тому же, благодаря большой продолжительности исследования, у наблюдателей имеется возможность отбирать несколько типов информации разного рода, обусловленных ситуацией. Многосторон-ние измерения, сделанные для того, чтобы одновременно отрабатывать несколько концепций, дают возможность с большей уверенностью делать заключения, чем если бы было сделано измерение только одного параметра.

Вместе с тем, хотя успешно проведенное полевое исследование предоставляет богатую информацию, отсутствие контроля за условия-ми исследования порождает определенные проблемы.

Как уже отмечалось, невозможность работать с независимыми переменными и использовать принцип случайности затрудняет возможность каких-либо твердых, определенных заключений о причинноследственных отношениях в происходящих событиях. Как и в квазиэксперименте, использование некоторых статистических приемов расширяет возможности полевого исследования-наблюдения, но для вынесения твердых, неоспоримых суждений все же требуется наличие контролируемого плана исследования.

Другая потенциальная проблема полевого исследования кроется в том, что участники могут быть осведомлены, что их поведение изучается. А когда люди знают, что за ними наблюдают, то на их поведение влияет ожидание оценки. Как и в других методах исследования, влияние, оказываемое самим исследователем, здесь еще в большей мере создает проблемы. Особенно, если исследователь является включенным наблюдателем.

В заключение отметим, что полевое наблюдение позволяет иссле-дователю полноценно изучать последовательность событий, протекающих в естественных условиях. Этот метод — не всегда лучший способ проверки гипотез определенного типа (причинно-следственных), но он служит неисчерпаемым источником информации, которая затем может стать основой для выдвижения гипотез и более строгой эксперимен-тальной проверки.

Архивное исследование Этим названием можно обозначить любое исследование, где изучаются, анализируются факты и данные, которые изначально предназначались, конечно же, не для проведения исследований.

Собранные в архивах данные, как правило, предназначались для каких-то иных целей. В различных случаях предметом изучения и анализа архивных исследований могут быть правительственные документы, газетные материалы, книги и журналы, фольклор, личные письма, выступления политических деятелей, функционеров общественных организаций.

В сущности сведения любого рода для архивного исследования — это “золотая жила”. В том числе и данные, которые содержатся в отчетах об уже проведенных исследованиях. Раньше мы уже отмечали, что любая теоретическая конструкция может быть переведена на язык различных переменных в исследовании. Отсюда следует, что любая теория может послужить основой для выдвижения множества исследовательских гипотез. Этот же принцип работает и в отношении отчетов о самих исследованиях, проведенных ранее. Поэтому в настоящее время в профессиональной периодике, в основном, правда, пока что за рубежом, регулярно публикуются обзоры исследовательских отчетов, в которых отдельные статьи объединены с тем, чтобы сделать какие-то общие выводы, чего невозможно достичь, ограничиваясь сферой лишь одного исследования.

Подобная техника обработки данных многих исследований получила название метаанализа.

Суть его состоит в том, что с его помощью определенным способом статистически анализируются результаты отдельных исследований. И хотя одна из разновидностей этой техники комбинирования отчетов различных исследований впервые была изложена уже в 1954 году, широкого распространения метаанализ не получил вплоть до 70-х годов ХХ столетия. О том, что в настоящее время метаанализ занял достойное место в качестве одной из разновидностей архивного исследования в социальной психологии, свидетельствует тот факт, что ему посвящен отдельный раздел в недавно вышедшей книге о методах исследования в социальной психологии (Cooper Н., 1990), а в специальном номере “Бюллетеня по социальной психологии” ему отведена специальная глава (Miller N. & Cooper Н., 1991). И это понятно: ведь метаанализ позволяет с большей, чем обычно точностью выявлять общие тенденции и закономерности, определившиеся в проведенных исследованиях.

Архивное исследование, таким образом, содержит в себе ряд ценных качеств, которые отсутствуют в других методах. Оно позволяет прове-рять гипотезы, используя данные широкого исторического и социального диапазона на материалах различных времен и народов, что недоступно другим методам. Многие сведения и факты относятся к вековой истории, т. е. охватывают такой временной период, который находится вне сферы исследования других, уже описанных методов.

Гипотезы антропологического ряда, касающиеся, например, человека вообще, его природы как родового существа, подтвержденные на примерах многих исторических периодов и различных культур, вызовут больше доверия, чем гипотезы, созданные только на материалах одного общес-тва и одного исторического периода. Еще раз отметим, что этого можно добиться только с помощью архивных исследований.

Другим достоинством архивного метода является то, что для его проведения используется беспристрастная информация, т. е. сведения о людях без личного знакомства с ними. Это объясняется тем, что данные, анализируемые в архивном исследовании, как правило, собирались для других, не исследовательских целей. Поэтому здесь мало шансов столкнуться с проблемой требуемых характеристик, а возможность влияния ожидания оценки довольно невелика, хотя, разумеется, нельзя быть абсолютно уверенным, что те, от кого поступали сведения, попавшие затем в архив, были полностью объективны и не стремились выглядеть получше в глазах тех людей, кому эти сведения изначально направлялись.

Как уже говорилось, не существует идеальных, удобных во всех отношениях методов исследования. И архивный метод здесь не исклю-чение. Хотя при его использовании практически отсутствует проблема требуемых характеристик и очень мала вероятность столкнуться с ожиданием оценки, тем не менее, и здесь не обходится без своих проблем. Самая существенная из них — отсутствие или недостаток нужной информации. Данные, сосредоточенные в архивах, могут быть фраг-ментарными, неполными, в результате чего исследователь не имеет возможности получить то, что ему требуется. Конечно, изобретательность и творческий подход помогают ему иногда восполнить недостающие сведения. Но когда информация искажена или неточна, то тут уже просто невозможно адекватно проанализировать данные. И даже в том случае, когда имеется доступный необходимый материал, его порой трудно классифицировать, рассортировать таким образом, что-бы он стал пригодным для исследования.

Методы контент-анализа, которые в основном применяют для изучения лингвистического материала, должны быть разработаны бо-лее тщательно и точно, чем те, которые используются в других исследованиях. Но все эти процедуры трудоемкие, они отнимают много времени и к тому же не всегда бесспорны. Хотя, конечно, в настоящее время эта проблема частично решается благодаря использованию компьютерных программ.

Таким образом, архивное исследование дает ученому большие возможности для изучения данных в широком спектре времени и пространства. Но опора на факты, собранные когда-то для определенных, отнюдь не исследовательских целей, а потому малоприспособленные для проведения исследования, может создать свои проблемы. Тем не менее, привлекательность этого метода очевидна, особенно, если он используется в совокупности с другими методами.

Имитативное исследование (ролевая игра) Многие ситуации и виды поведения, интересующие психологов, не могут быть изучены непосредственно через наблюдение. Существуют, скажем, правовые ограничения, запрещающие присутствие посторонних во время судебного совещания присяжных. Поэтому прямое наблюдение процесса принятия судебного решения просто невозможно. Есть также этические ограничения, не позволяющие проводить экспериментальные исследования с созданием экстремальных условий, чреватых стрессовыми, травмирующими последствиями. Есть немало и других ситуаций, где по многим причинам невозможны наблюдение или чистый эксперимент.

Во всех этих случаях психологи прибегают к помощи имитации, т. е. пытаются сконструировать некоторые критически значимые аспекты ситуаций, имеющих место в реальной жизни. В имитации участников исследования просят сыграть роль, или действовать так, как будто все происходит на самом деле. Чтобы лучше представить себе, как это делается, вспомним описанное выше исследование “Стэнфордская тюрьма”. Оно является типичным, причем теперь уже классическим примером имитативного исследования. Эта ролевая игра дала возможность не только зафиксировать изменения в поведении участников, вызванные исполнением определенных социальных ролей (в Стэнфорде — “заключенных” и “надзирателей”), но еще и предоставила обширную информацию о тех психических переживаниях, которые сопут-ствовали этому процессу.

Современной разновидностью имитативного исследования, которой сегодня часто пользуются, является компьютерное моделирование. Его преимущество в том, что оно позволяет проверять гипотезы, относительно поведения сотен, а то и тысяч или даже десятков тысяч людей.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.