WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 23 |

Помимо негативных аспектов, механизм СЭЗ (или Особой экономической зоны, как она именуется согласно принятому в 1996 году Федеральному закону “Об Особой экономической зоне в Калининградской области”) имеет для экономики и населения области и положительные следствия. Возросла роль области в осуществлении российских внешнеторговых связей, особенно импортных. Если в 1992 г. доля области в экспорте составляла 0,3%, в импорте – 0,1%, то в 1997 г. – 0,5 и 1,9% соответственно.

Цены на потребительские товары в Калининграде, благодаря более дешевому импорту, значительно ниже, чем в среднем по стране. Намного выше среднего число легковых автомобилей (в основном подержанных, ввезенных из-за рубежа) в расчете на тысячу жителей. Более быстро развивается в регионе предпринимательство, иностранный туризм.

Правда, и заработная плата здесь ниже, чем в среднем по Российской Федерации. Выше уровень безработицы. Больше доля населения, проживающего за чертой бедности. Однако, как считают некоторые специалисты, низкий уровень доходов и высокая безработица связаны в большой мере с недостатками статистического учета, который трудно наладить на малых и индивидуальных частных предприятиях, играющих в области очень большую роль. Речь идет о теневой (не путать с криминальной!) экономике, которая наблюдается и в западных странах, весьма характерной сейчас для России, а в Калининградской области она распространена в еще большей мере. Многие предприниматели “уходят в тень” из-за крайне высокого налогообложения. Поэтому снижение налогов может способствовать их регистрации и вхождению в реальный сектор экономики.

Некоторыми зарубежными экспертами сложившаяся к настоящему времени структура народного хозяйства области оценивается как более рациональная, чем прежняя. Сопоставляя структуру производства валового регионального продукта и структуру занятости с соответствующими показателями конца 1980-х – начала 1990-х годов, они констатируют более высокую, чем ранее, роль сферы услуг по сравнению со сферой производства товаров. Действительно, доля занятых в сфере услуг за 1990-1997 годы возросла с 48 до 58%. На нее в 1997 г. пришлось 60% валового регионального продукта (в том числе на рыночные услуги – почти 40%).

Структурные показатели народного хозяйства области теперь намного ближе к западноевропейским, чем десятилетие назад. Однако эти изменения произошли не в результате развития сферы услуг, а из-за более быстрого сокращения производства товаров. Услуг теперь производится тоже меньше, чем раньше. В 1998 г. объем промышленного производства в Калининградской области составил только 27% от уровня 1990 г., сельскохозяйственного – 46%. В Российской Федерации – соответственно 46 и 56%.

Поэтому следует говорить о происходящей деиндустриализации области, о натурализации аграрного сектора, не о положительных, а об отрицательных изменениях структуры народного хозяйства в целом.

В промышленности большинство прежних крупных предприятий еще формально существуют, но многие из них почти не производят продукции.

Тяжелое положение сложилось на большинстве машиностроительных предприятий, особенно на предприятиях, принадлежащих оборонному комплексу. Среди них судостроительный завод “Янтарь”, относящийся к электронной промышленности “Кварц”. На них работало по 5-10 тыс. человек. Сложное оборудование выпускали предприятия “Система” и “Факел” с числом работников 2-5 тыс. человек. Теперь численность занятых на этих заводах сократилась в несколько раз, так как государственное финансирование оборонных заказов резко сократилось, а для освоения гражданской продукции требуются инвестиции, которые также отсутствуют. Коммерческие банки, призванные финансировать с помощью кредитов деятельность предприятий, до финансового кризиса 17 августа 1998 года чаще занимались скупкой государственных ценных бумаг. К тому же освоение выпуска товаров народного потребления усложнено жесткой конкуренцией на их рынке со стороны крупных монополий индустриально развитых стран. Так, попытки наладить на заводе “Кварц” совместно с зарубежными фирмами сборку компьютеров не привели к успеху.

То есть ключевые вопросы для большинства машиностроительных предприятий – рынок сбыта и инвестиции. Это касается не только оборонных заводов, хотя здесь вопросы стоят особенно остро. В сходном положении оказались и все другие предприятия. Среди них Калининградский вагоностроительный завод, основной продукцией которого являются крупнотоннажные саморазгружающиеся вагоны-думпкары для горнодобывающей промышленности, заводы светотехнической арматуры и “Микродвигатель” в Гусеве, калининградские предприятия по производству оборудования для рыбодобывающей и рыбообрабатывающей промышленности и судоремонту. Относительно успешно работают производящий оборудование для газопроводов завод “Газавтоматика” и ставшее совместным предприятие “Балткран”, отправляющее 90% своей продукции за рубеж.

В сложном положении оказались целлюлозно-бумажные заводы, два из которых находятся в Калининграде, по одному в Советске и Немане, а также Знаменская бумажная фабрика. При удаленности сырьевой базы отрасль может успешно развиваться только при ориентации на экспорт (и раньше треть калининградской целлюлозы продавалась за рубеж). На некоторых предприятиях (“Цепрусс” в Калининграде, Неманский ЦБЗ) с помощью зарубежных инвесторов, владеющих контрольным пакетом акций, осуществляется технологическое переоснащение производства. Но объемы выпуска целлюлозы нестабильны. Здесь отчасти сказывается удаленность сырьевой базы, имеющей собственных потребителей древесины на Севере и Северо-Западе России. Ставится вопрос об использовании в качестве сырья древесины лиственных пород из более близко расположенной Белоруссии. Однако для освоения новых технологий требуются крупные инвестиции.

Один из ключевых вопросов индустриального развития – определение перспектив мощного рыбопромышленного комплекса области. Одним из препятствий его успешного развития является удаленность сырьевой базы, которая находится в различных частях Атлантики, что предопределяет дополнительные расходы на топливо. Предвидя подобные трудности, соседняя Литва продала за рубеж доставшийся ей в наследство от СССР довольно крупный рыбодобывающий флот. Правда, Латвия и Эстония продолжают успешно развивать океаническое рыболовство. Многие калининградские суда сейчас работают по договорам с зарубежными фирмами и сдают им продукцию прямо в районах лова рыбы. Позитивную роль для развития рыбной промышленности в области играет наличие уже имеющихся производственных фондов, в том числе на суше – заводов по переработке рыбы (в Калининграде, Светлом, Мамонове, Полесске, Пионерском), судоремонту (в Калининграде и Светлом), производству оборудования и орудий лова (в Калининграде имеется ряд заводов со своей научноисследовательской базой), научных и образовательных учреждений. Другой важный фактор – наличие квалифицированной и дешевой (по мировым меркам) рабочей силы. Наконец, позитивное значение имеет также развитая транспортная инфраструктура и близость потребителя, особенно, если сравнивать с двумя другими важнейшими российскими рыбодобывающими комплексами – на Дальнем Востоке и в Мурманске.

Прежде всего от спроса на местном рынке зависит деятельность предприятий, выпускающих промышленные и продовольственные товары народного потребления, хотя и здесь имеются возможности для организации экспортного производства с использованием дешевой и достаточно квалифицированной рабочей силы. Такой опыт производства швейных полуфабрикатов и изделий для крупных западных фирм, выпускающих продукцию под своей маркой, уже имеется. Здесь уместно использовать меры по таможенной защите предприятий пищевой, деревообрабатывающей промышленности, производства стройматериалов и других товаров, производство которых испытывает сейчас сильную конкуренцию (часто недобросовестную, с использованием демпинговых цен вследствие государственной поддержки экспорта Литвой и Польшей) со стороны зарубежных производителей. Правда, такая конкуренция имеет и положительные аспекты, заставляя местных производителей разнообразить ассортимент и улучшать качество продукции. Поэтому политика по защите внутриобластного рынка должна быть хорошо продуманной и взвешенной, не создающей предприятиям области тепличных условий и не ставящей их в положение безраздельных монополистов, как это было ранее.

Большие проблемы возникли у такой уникальной отрасли, как янтарная промышленность. Янтарный комбинат с двумя тысячами работников обеспечивал всю добычу, первичную обработку янтаря и выпускал ювелирные изделия, в том числе на экспорт. Он оказался банкротом в результате непродуманной приватизации, неправильной стратегии развития, распространения незаконной добычи янтаря “старателями” и прямого воровства сырья из карьера комбината. Принятые меры, включая поддержку со стороны региональных властей, несколько улучшили положение. Сократившаяся добыча и переработка янтаря вновь стали расти. Сейчас рассматриваются проекты дальнейшего развития отрасли, включая формирование по образцу стран Запада промышленного округа с большим числом фирм по переработке янтаря. Они могли бы составить конкуренцию подобным предприятиям в соседних Польше и Литве, где используется для производства украшений преимущественно калининградский янтарь-сырец и полуфабрикаты, значительная часть которых поступает через границу контрабандным путем. Усиливаются и меры охраны на комбинате и пограничного контроля за движением янтаря.

Актуальным является вопрос энергетического обеспечения области, не имеющей достаточных топливных ресурсов и мощностей по производству электроэнергии. Сейчас местные ГРЭС-2 в Светлом, ТЭЦ в Калининграде и Гусеве удовлетворяют лишь небольшую часть потребностей. Транзитом через Литву из системы РАО ЕЭС России поступает 80% необходимой электроэнергии, в основном с Ленинградской АЭС. Область получает природный газ по ветке магистрального газопровода “Сияние Севера”. Нефтепродукты закупаются в значительной мере за рубежом. Уголь поступает из Кузбасса. Добыча нефти в области невелика и обсуждение проектов сооружения собственного нефтеперерабатывающего завода привело к заключению о нецелесообразности его строительства по экономическим соображениям. Месторождения торфа невелики и обеспечивают только потребности сельского хозяйства, хотя рассматривается вопрос и увеличения его экспорта. Проект разработки в курортной зоне неподалеку от Светлогорска Грачевского месторождения бурого угля с запасами всего 50 млн. т для энергетических целей был отвергнут не только по экономическим, но и по экологическим причинам.

Некоторое наращивание внутренних источников электроснабжения возможно при восстановлении ранее действовавших небольших ГЭС; сейчас завершается реконструкция самой крупной из них на реке Лава. Построена с помощью датской стороны также первая ветроэнергетическая установка на побережье Балтийского моря, обладающего значительными ветроэнергоресурсами. Гидро- и ветроэнергетика отличаются экологической чистотой, но производят в условиях области очень дорогую электроэнергию. К тому же они способны удовлетворить потребности региона в энергии лишь на несколько процентов. Вблизи Калининграда с 1989 года ведется строительство крупной ТЭЦ-2 мощностью 900 МВт и работа которой предусмотрена на природном газе. С ее вводом потребности региона в электроэнергии будут полностью удовлетворены и появится возможность частичного ее экспорта. Однако строительство затягивается из-за высокой стоимости (до 2 млрд. долларов). Решить проблему возможно, если Россия примет участие в проекте Балтийского энергетического кольца, который предполагает объединить энергосистемы всех стран региона Балтийского моря. При условии поставки части производимой электроэнергии в эту новую энергосистему (а из нее – на Запад) появляется возможность получить необходимое финансирование из фондов ЕС.

Калининградская область относится к числу самых освоенных в сельскохозяйственном отношении регионов России. Общая площадь сельхозугодий превышает 800 тыс. га, что составляет 60% площади суши. В области мелиорированы 92% земель, и на поддержание осушительных систем требуются значительные затраты.

Резкий спад производства в 1990-е годы обусловлен сочетанием ряда негативных факторов. Во-первых, снижением спроса на продукцию сельского хозяйства из-за падения уровня жизни населения. Во-вторых, прекращением вывоза части продукции в Москву и другие промышленные регионы страны. В-третьих, конкуренцией более дешевой импортной продукции, особенно из развитых в сельскохозяйственном отношении Польши и Литвы, также испытывающих трудности сбыта продовольствия. Вчетвертых, прекращением государственного субсидирования производства аграрной продукции, резким повышением цен на технику, удобрения, комбикорма, горюче-смазочные материалы по сравнению с закупочными ценами на продукцию сельского хозяйства. В-пятых, недостатками в организации деятельности 192 акционерных обществ закрытого типа и товариществ с ограниченной ответственностью, которыми стали в ходе приватизации бывшие колхозы и совхозы. В-шестых, низкой товарностью 5,6 тыс.

крестьянских (фермерских) хозяйств, имеющих в среднем каждое по 18 га земель при незначительном количестве (или отсутствии) техники. Вседьмых, слабой развитостью рыночной инфраструктуры, не соответствующей изменившимся условиям хозяйствования. Особенно большие трудности связаны с отсутствием механизма средне- и долгосрочного кредитования сельского хозяйства, не имеющего не только надлежащих условий расширенного воспроизводства фондов, но и зачастую оборотных средств для текущей деятельности.

В результате посевные площади за 1990-1998 годы снизились с тыс. до 288 тыс. га. Более половины из них заняты кормовыми культурами, свыше 40% – зерновыми на фураж. Менее 5% приходится на картофель, чуть более 1% – на овощи, 1% – на масличные культуры (рапс). Намного сократилось и поголовье скота: крупного рогатого скота – с 468 тыс. до 172 тыс. голов (в том числе коров – со 170 тыс. до 77 тыс.), свиней – с тыс. до 94 тыс. голов (данные на 1 января 1991 г. и 1999 г.). Уменьшилась урожайность сельско-хозяйственных культур и продуктивность скота. В результате производство мяса (в живом весе) снизилось с 101 тыс. т в г. до 51 тыс. т в 1998 г., молока – с 546 тыс. до 238 тыс. т, яиц – с 339 млн.

до 232 млн. штук.

Производство все более принимает натуральный немеханизированный характер. В домашних хозяйствах производится около 92% картофеля и овощей, 54% молока и 41% мяса. Только в производстве зерна, кормов, птицеводстве и звероводстве подавляющую часть продукции дают крупные коллективные предприятия. На них приходится 82% производства зерна, 56 – мяса, 42 – молока и 73 – яиц. Они характеризуются и наибольшим снижением объемов производства продукции и поголовья скота.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.